read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Пробой реальности 130
Третий день между бандами «Черные шершни» и «Лысые орлы» шла война за район Корочарово. Традиционно эту территорию контролировали «Орлы». «Черные шершни» были относительно молодой группировкой, с приходом нового лидера – «Пики», решившие урвать кусок пирога побольше. «Пика» в свое время успел послужить в специальных частях армии Московии, застал Московско-Новгородскую войну, даже командовал взводом. Он прекрасно научился управлять людьми, вести уличные бои, а также виртуозно владел десантным ножом, за что и получил свою кличку. В свою банду Пика подобрал ветеранов минувшей войны, не боявшихся лить кровь. Амбиции, безумная отвага, звериная жестокость, помноженные на неплохое воинское умение, позволили «Шершням» нанести противнику немалые потери в первые дни боев.
Но затем сказался недостаток специфического организационного опыта. Всё-таки Пика был главарем всего два года. За три дня боев «Шершни» потеряли восемнадцать человек. Это было не так страшно для банды в двести человек, но вместе с бойцами было утрачено их огнестрельное оружие. Да и запас патронов начал стремительно таять. Людские потери можно было восполнить за счет молодняка, парней пятнадцати-шестнадцати лет, номинально не входивших в банду. Но вот оружие и боеприпасы нужно было покупать, а в связи с боевыми действиями торговцы взвинтили цены в три раза. Этого Пика предусмотреть не смог. Денег, оставленных в резерве явно не хватало.
В кратчайшие сроки, всего за несколько часов главарь со своими «лейтенантами» разработал операцию по ограблению Корочаровского отделения Государственного банкаМосковии. Сложность заключалась в том, что хотя обычно полиция не вмешивалась в бандитские разборки, но государственное имущество охраняла рьяно. Непосредственным прикрытием отделений Госбанка занималось элитное полицейское подразделение. Каждую точку охраняло двадцать человек с автоматическим оружием. А в случае тревогина место, в течение пяти минут прибывало два взвода с крупнокалиберными пулеметами.
Пика прекрасно отдавал себе отчет, что после такой акции он посадит себе на хвост всю полицию города. На столь наглые нападения правительство реагировало быстро и жестко. За голову главаря немедленно объявлялась крупная награда, и в поиск бросались многочисленные городские охотники. Всем был памятен недавний случай с главарем «Глазастых» - «Полковником», возомнившем себя самым крутым на московских улицах, но потерявшем голову (в буквальном смысле) от руки наемника.
Обо всех грядущих проблемах Пика знал. Но форс-мажорные обстоятельства требовали немедленного действия. Хитрый план предусматривал наведение сил преследователей на главную ставку «Лысых орлов». Таким образом, достигались сразу две цели, ответственность за ограбление перекладывалась на врагов, а за этим следовало их неизбежное ослабление.
«Шершни» выехали на акцию в ночь с восьмого на девятое июня. Ядро группы составили наиболее проверенные, опытные бойцы. Возглавил операцию сам главарь. Но отлично задуманное дело не задалось с самого начала. При проезде по Дубровскому шоссе броневики «Шершней» были засечены наблюдателями «Орлов». И в момент завязавшейся перестрелки с охраной банка, в спину врагу ударили полсотни «Лысых орлов». Перекрестный огонь в считанные минуты выкосил почти всю группу «Шершней». А тут ещё подоспелоперативный отряд полиции. Поняв безвыходность ситуации, Пика с четырьмя соратниками пошел на прорыв. На его машине были приварены самые толстые в банде стальные листы. Под грохот пуль по броне главарь сумел оторваться от преследователей метров на двести. Полицейский броневик шел по пятам, не прицельно строча из тяжелого пулемета.
Но одна из очередей все-таки хлестнула по корме беглецов. Машину Пики охватило белое сияние, словно вспыхнул килограмм магния, раздался громкий щелчок. Когда свет погас, перед полицейскими расстилалась пустая лента шоссе. Броневик Пики исчез.
5ГЛАВА
Как мы и рассчитывали, сборы в дорогу заняли два дня. В Тамбов мы выехали только девятого июня, ранним утром, чтобы не застрять в пробках. Поехали на двух машинах, «Соболе» с кондиционером и лошадином фургоне на базе ЗИЛ-130. От КАМАЗа с «окном» я отказался, заменив его складной рамкой. Военные мундиры девятнадцатого века, упакованные в прозрачные полиэтиленовые чехлы, висели в микроавтобусе на самом видном месте. Мундиры в сочетании с лошадьми служили нашей группе основным прикрытием на случай проверки документов. По командировочному удостоверению мы проходили как группа каскадеров «Мосфильма», следующая на съемки исторического фильма. Эта нехитрая маскировка удалась на славу. На посту, при выезде из города гаишники только мельком просмотрели сопроводительные документы. Основными вопросами, заданными стражами порядка были: «Как называется фильм?» и «Когда он выйдет на экраны?».
Наша команда состояла из шести человек. Олег Эйвазов отправился сам и лично отобрал остальных. Трех молодых сотников Атаманского полка и степенного ротмистра-кавалергарда. Несмотря на молодость казаков, они уже успели поучаствовать не в одной боевой операции, включая десант на Синоп. А кавалергард командовал танковым батальоном во время Второго Джихада.
Выехали по Новорязанскому шоссе, так как нам нужно было забрать ещё двух коней из конюшни в Коломне. А чтобы попасть на трассу Е119, мы предполагали у Рязани свернутьнаправо, к Новомосковску. Двигалась наша колонна не спеша, чтобы не растрясти лошадок. Со средней скоростью шестьдесят километров в час мы к половине пятого утра доехали до Бронниц. Перед въездом в городок нас тормознули на посту ДПС.
Движение из Москвы в этот ранний час практически отсутствовало. По пути нас обогнало всего пять-шесть машин, поэтому я не удивился приказу остановиться. Гаишники явно маялись от скуки. Я послушно притер «Соболь» к обочине, сидевший за рулем ЗИЛ-130 ротмистр Артюхин, повторил мой маневр. Но внешний вид милиционеров сразу насторожил меня. Морды у всех были небритые и похмельные, форма застегнута кое-как, фуражки набекрень. Зато короткие стволы АКСУ направлены точно на нас. Если бы не будка стационарного поста рядом, то я бы точно решил, что это подстава. Правая нога даже зачесалась от нестерпимого желания нажать на педаль газа. Но пока мы разгонимся, они в пять стволов из нас решето сделают.
Выходя из машины, я негромко бросил сидевшим в салоне офицерам: «Максимальное внимание, возможно нападение!» Ребята внешне никак не отреагировали на предупреждение, но через пару секунд боковая дверь «Соболя» отъехала в сторону. Офицеры стали неспешно, расслабленно покидать салон, усиленно делая вид, что вышли размять ноги. Напротив них уже стояло два милиционера с автоматами наперевес. Наше собственное оружие было надежно спрятано в тайнике микроавтобуса, и теперь, чтобы достать его потребуется несколько минут.
На близком расстоянии эти гаишники ещё меньше напоминали нормальных стражей порядка. Запах давно не мытого тела, отчетливо видимые грязевые потеки за ушами. Форменная рубашка испачкана пылью, словно её владелец валялся на земле, а потом наспех отряхнулся. На груди видны темные пятна, похожие на кровь.
Ближайший ко мне «гаишник» поднял глаза. Глаза были бешеные, полные такой ненависти, что я сразу понял, что нас сейчас будут убивать. Псевдомилиционеры вскинули автоматы. Дальнейшие мои действия шли на уровне выработанных сотнями тренировок рефлексов. Рывком ухожу с линии прицеливания, под правую руку автоматчика. Правой рукой подсекаю ствол снизу, а левой бью сверху по казеннику. АКСУ выкручивается из рук стрелка и оказывается в моих. Подсечка, толчок плечом и мой оппонент кулем рушится на землю. Короткий контрольный удар прикладом в переносицу. Один готов! Быстрый взгляд в сторону моих друзей – их противники тоже валяются на земле. Ещё трое готовы! Но стоящий шагах в десяти от нас автоматчик всё-таки успевает нажать на спуск. Клац! Этот придурок не опустил предохранитель! Я вскидываю трофейный автомат, уже понимая, что не успею. Большой палец бандита опустил вниз планку переводчика огня, а указательный давит на спусковой крючок. В воздухе серебристой рыбкой мелькнул нож. Олег бросал из неудобнейшей позы, снизу вверх, извлекши клинок из наколенных ножен под брюками.
Не успев сделать выстрела, бандит уронил автомат, постоял, словно в раздумье несколько секунд, давая всем обозреть торчащую из правой глазницы рукоятку ножа, а затем грузно осел на землю, как мешок с картошкой.
- Cuando esta vivora pisa! No hay remedio en la botisa![16]– продекламировал Олег, извлекая свой клинок из черепа покойника. – Серж! У вас все представители власти такие агрессивные?
-Это не менты! – ответил я, направляясь к будке поста. – Какие-то грязные уроды, переодетые в милицейскую форму! И сдается мне, автомат Калашникова они держали в руках первый раз. Иначе бы здесь в пыли лежали мы!
В задней комнатке будки я увидел именно то, что ожидал – пять раздетых до белья трупов. Настоящие гаишники. У всех перерезано горло. Скорее всего, резали уже обезоруженных. Уж больно раны аккуратные, основательные, в бою так ударить не получится.
Пока я осматривал пост, офицеры сноровисто оттащили бандитов с дороги. При этом в кустах обнаружился закиданный ветками самодельный броневик. Естественно без номерных знаков. Конструкция напоминала машины из американского фильма «Безумный Макс». На раму из ржавых труб приварены толстые стальные листы. Углы рамы скреплены громадными болтами. Обшивка сильно исцарапана пулями, броневик явно побывал в тяжелом бою. В кормовой части серия пробоин от крупнокалиберного пулемета.
-Что будем делать? – спросил Олег, с интересом рассматривая это чудо техники.
-Валить отсюда надо, - ответил я. – И как можно быстрее, любой проехавший сейчас мимо автомобилист потом станет свидетелем. Наш лошадиный фургон – машина приметная, даже не зная номера, нас быстро вычислят. Среди бандитов остались живые?
-Один ещё дышит! - Тут же откликнулся сотник Соколов.
-Свяжите его и суньте в фургон, - скомандовал я. – И в темпе уезжаем отсюда!
Только проскочив Бронницы и отмахав еще добрых двадцать километров, мы остановились, чтобы побеседовать с пленником. К тому времени я успел позвонить в милицию, и сообщить, что на посту ДПС происходит драка. Затем мне в голову пришла интересная мысль, и я не поленился разбудить Старостину. Моя догадка подтвердилась – этой ночью темпор-радар зафиксировал новый пробой реальности, и как раз в наших краях.
Увидев небольшую грунтовую дорогу, мы съехали на неё с трассы, и проползли по колдобинам полкилометра.
-Надо этого парня допросить, сдается мне, что он из «альфа-реальности», соотечественник нашего Андрея, - сказал я Эйвазову, - а заодно лошадок немного выгулять. Совместить, так сказать, полезное с бесполезным.
Мы вывели из фургона лошадей, а затем вытащили сопротивляющегося бандита. Один из сотников беззлобно дал ему в печень и повалил на траву.
-Вот это да! – удивился есаул, - я же ему руку в двух местах сломал! А он с такой травмой продолжает шебаршиться!
-Так у него уже, наверное, все зажило, ведь больше двадцати минут прошло, - пояснил я, внимательно разглядывая пленника.
-Ага, так вот про что вы тогда говорили, - догадался Эйвазов, - я в чудесные исцеления, если честно, не очень поверил, прекратившая кровоточить царапина – еще не доказательство! Но вот он – живой пример перед глазами! Этот парень сейчас находится в чужой для него реальности, как и мы, поэтому его организм стремится сохранить статус-кво. Но подельщиков его мы убили, следовательно, реальность - реальностью, а смерть – смертью!
-Давай, придурок, рассказывай, как на посту очутился, и зачем полицейских наших зарезал? – начал я допрос, но бандит только таращил глаза. - В молчанку играть не советую! Люди мы простые, шутить не умеем! Сейчас начнем ради эксперимента от тебя куски отрезать, и смотреть, за какое время они отрастут!
То ли угроза подействовала, то ли страшное слово «эксперимент», но парень начал говорить. Звали его «Пика» и был он главарем банды, грабившей этой ночью Госбанк Московии. Потом, спасаясь от погони, они выскочили в неизвестную местность. Решив, что каким-то образом пересекли границу своего карликового государства, бандиты отмахали по инерции полсотни километров. Уже на рассвете их броневик был остановлен представителями местной власти. Но, разгоряченные прошедшим боем, бандиты сумели быстро обезоружить полицейских. Затем, решив, достать новую машину и гражданскую одежду, Пика додумался инсценировать проверку документов. Но первая же попытка стоилаим жизни и здоровья.
-Всё понятно! – сказал я, ударом в переносицу отправляя незадачливого главаря в «страну вечной охоты». – Самое главное, что они разбежаться не успели, а сразу на наснарвались. Попадись им простые люди, продолжение истории имело бы печальный финал. Крови эти отморозки не боялись.
Выгуляв лошадей, мы продолжили движение и к вечеру проехали Тамбов. На ночевку расположились в лесу, в десяти километрах от нашей цели.
Переночевали прямо в лесу, а утром, не спеша, собрали рамку «окна». Переоделись в мундиры, оседлали лошадей и сразу перешли в девятнадцатый век, не тратя времени на предварительную разведку. Мария, кроме всего прочего, снабдила нас неплохой картой, скопированной из землеведческой описи 1805 года. Но, проехав пару километров, мы убедились, что карта картой, а местность местностью. Дорога, по которой через двести лет пройдет федеральная трасса, сейчас была обозначена едва видимыми тележными колеями. Такое ощущение, что здесь вообще не ездили. Потом начались неприятности в виде естественных заграждений. Сначала попался не обозначенный на карте ручей. Берега водной преграды оказались очень топкими, вброд преодолеть неширокий поток не удалось. Мы были вынуждены ехать вдоль ручья, ища удобное для переправы место. Но вскоре по-над берегом начались такие завалы, что нам то и дело приходилось петлять, объезжая очередное переплетение корней и сучьев. Я раздраженно буркнул, что нам, для полного счастья не хватает только разбойников. Как ни странно, эта фраза слегка разрядила обстановку. Послышались шуточки, а ротмистр-кавалергард даже затянул какую-то песню. Песня оказалась танкистской, наподобие нашей «А молодого лейтенанта несли с пробитой головой…» Первоначально я удивился такому репертуару, а потом вспомнил, что в «Бета-мире» Лейб-гвардии Кавалергардский полк является бронетанковым.
Шуточка про разбойников уже успела забыться, кони внезапно вышли на более-менее утоптанную тропу, в кронах деревьев пели птицы, ротмистр выводил хриплым баритоном: «машина пламенем объята, вот-вот рванет боекомплект…», казаки подхватывали припев, и казалось, что ничего страшного в этом лесу случится не может. И я даже испыталнекоторое возмущение, когда на тропинку перед нами рухнула огромная береза. Сзади тоже послышался треск. Я обернулся. Перегораживая путь отступления, там лежала сосна. И дураку понятно, что просто так, в безветренную погоду деревья в лесу не падают. Значит всё-таки разбойники!
Я выхватил саблю и пришпорил коня. Очень вовремя – в тот же момент в кустах малины грохнул мушкетный выстрел, пуля пронеслась в каком-то полуметре от моей головы. Я на полном скаку обогнул заросли, над которыми поднимался густой белый клуб дыма. Вот он – стрелок! По виду – обыкновенный крестьянин, бородатый, в лаптях с онучами, армяке, перепоясанном веревкой, на голове облезлый заячий треух. Сзади за поясом заткнут топор. На деревянной рогульке покоится огромная фитильная пищаль. Не раздумывая, я рубанул разбойника саблей. Удар получился злой, невыверенный, но мужику хватило и этого. Придерживая руками рассеченный надвое треух, бородач сполз на землю.
А между тем лес наполнился криками и жутким, прямо таким соловьино-разбойничьим свистом. Эге, да тут их целая бригада! Второе нападение за два дня! Тенденция, однако!
Прямо под копыта моему вороному выскочили ещё два работничка ножа и топора. Первый рухнул сбитый грудью коня, а второго я от души угостил саблей. На этот раз я был почти спокоен и удар вышел отменно четким. Три – ноль! Я придержал коня и огляделся. Нападающих было человек тридцать, что в случае атаки на обыкновенных военных этого века стало бы для последних фатальным. Но мы то ребята не простые! Эти уродцы сейчас быстро усвоят, что такая добыча им не по зубам!
Офицеры, как ангелы ада, метались между серых армяков, мерно взмахивая клинками. То один, то другой разбойник падал с рассеченной головой. Грохнуло ещё три выстрела. Мимо! Все мои ребята остались в седлах, только сотник Соколов немного качнулся. Или мне показалось! Я мгновенно установил местоположение стрелков по демаскирующим клубам дыма, и наскоро вынеся им приговор, тут же привел его в исполнение. Пока я ездил по кустам, убивая мушкетеров, ситуация на тропинке немного изменилась. Разбойникам удалось стащить на землю ротмистра Артюхина, да и Соколов с трудом держался. На правом плече сотника расплывалось темное пятно. Офицерам приходилось не сладко, поэтому я, подняв на дыбы вороного, врезался с тыла в самую гущу нападающих, рубя направо и налево. Серые армяки на мгновение отхлынули, но тут кто-то из них ловко сунул длинную жердь в ноги моего коня. Жеребец кубарем покатился по траве. Я, едва успев удачно покинуть седло, пробежал несколько шагов, гася скорость, но споткнулся о корень и тоже рухнул, капитально приложившись головой о ствол дерева. В глазах потемнело. «Черт, как нелепо!» - успел подумать я, теряя сознание.
Очнулся я довольно скоро. Голова гудела как медный колокол. Я боком лежал на земле, руки связаны за спиной, ноги в лодыжках. Прямо перед моим носом маячил окровавленный затылок Эйвазова. Немного приподнявшись, я огляделся. Так, картина неутешительная, все мои друзья покоились рядом со мной, тоже связанные по рукам и ногам. Но вроде бы все живые, вон Артюхин глазами хлопает, только Соколов и Эйвазов лежат неподвижно. Но через несколько секунд Олег пошевелился и неловко перевернувшись на спину, посмотрел на меня.
-Вот попали, так попали! – преувеличенно бодрым голосом сказал я. – Что здесь случилось?
-После того, как ты упал, на тебя сразу прыгнули человека три, - ответил Эйвазов, морщась от боли. – Мы бросились к тебе на выручку, а тут с веток деревьев сеть бросили.Запутали нас, а потом дубьём по башке! Неплохое у нас приключение получилось, вернусь в часть, всем буду расхваливать, как я с пользой для здоровья провел отпуск!
-Очухались, соколики! – раздался над нами издевательский голос. Он принадлежал зверовидного вида мужику, уже успевшему напялить на низенький лоб мою шитую золотом треуголку. А ведь за неё полторы штуки баксов уплачено! Одет этот персонаж был поопрятнее своих соратников, перепоясан шелковым офицерским кушаком, на ногах добротные сапоги. Наверное, атаман! За поясом у разбойника торчали рукоятки двух пистолетов и причудливый эфес толедской даги.
-Что же это деется? – продолжил атаман, улыбаясь щербатым ртом, - генерал, а без свиты? Золотишка в переметной суме всего полсотни монет? Или вы золотишко припрятать успели? То-то ты по кустам скакал! Сбросил, небось, всю казну! Говори, красавчик, пока мои робяты тебя плетьми не приласкали!
Я сел, постаравшись изобразить максимально независимую позу. Брезгливо оглядев разбойника, я хмуро сплюнул ему под ноги и сказал тихим, спокойным голосом:
-Если ты, пидор ёб…й, прямо сейчас развяжешь нас и извинишься, то я позволю тебе легкой смертью умереть. Сам себе харакири сделаешь! В противном случае, гандон штопаный, я тебя на ленточки порежу, для бескозырок! Сечешь тему, гнида бородатая?
Должно быть атаман понял из моей тирады всего несколько слов, но угрожающий смысл уловить смог. Переменившись в лице, бородач со всего маху въехал мне в печень носком сапога. Охнув, я рухнул на траву, в довершении всего сильно ударившись затылком о землю. Ничего, до свадьбы заживет, как говорила моя бабушка. Но главное, чего я добился своей наглой выходкой, так это крепко зажатый сейчас в кулаке нож, крохотная выкидушка с четырехсантиметровым лезвием, бритвенной остроты. До того ножик покоился за обшлагом мундира. Чтобы незаметно извлечь его, нужно было отвлечь внимание. Отвлек, что называется, на славу! От лица атамана можно было прикуривать! Минуты две этот придурок, держа волосатую лапищу на рукоятке пистолета, грозно пучил глаза и старательно хмурил брови. Напугал ежа голой жопой! Хотел бы убить, убил бы сразу.
Я сразу сообразил, что пытаться освободиться нужно уже сейчас. Потом будет поздно, эти мужики, хоть с виду и дегенераты, а обыск провести догадаются. Или просто снимут с нас добротную одежду. Все колющие и режущие предметы изымут, а затем засадят в какую-нибудь нору. Как бы не пришлось из неё руками выкапываться, подобно графу Монте-Кристо. Нет, бежать нужно сразу!
Атаман, молча постояв рядом с нами несколько минут, повернулся и потопал на помощь своим «робятам», шарящим по кустам в поисках несуществующей «казны». Убедившись,что он отошел на безопасное расстояние, а два олуха с дубинками, оставленные нас охранять внимательно наблюдают за процессом поисков, я начал действовать. Перекатившись на живот, резким движением выворачиваю кисть руки и полосую по стягивающим запястья веревкам. Гнилая пенька расползается под лезвием, словно труха. Свободными руками сильно отталкиваюсь от земли и принимаю вертикальное положение, взмах ножом над лодыжками и я полностью очистился от пут. Один из охранников только сейчас обратил внимание на мои манипуляции. Я угрюмо подмигнул ему, разбойник в ответ глупо улыбнулся и растерянно захлопал глазами, на его рябом лице отчетливо читаласьнапряженная работа мысли. Как же так, ведь только что мы лежали связанными и вдруг поднялись! Я с виду неторопливо, а на самом деле быстро, но аккуратно стал освобождать своих товарищей. Начал с Олега. Есаул, сбросив с себя обрывки веревок, неуловимым движением извлек из-за голенища ботфорта десантный нож и коротким, точным ударом нарисовал дураку-охраннику ещё одну глупую улыбку. Под подбородком… Второго караульного упокоил ротмистр, просто свернув мужику голову, тот и пикнуть не успел.
Разбойники даже не догадались обхлопать снаружи нашу одежду. Большая ошибка! У каждого из нас под мундиром висела сбруя с импульсником Стечкина. Достав пистолеты, мы построились в короткую шеренгу и открыли беглый огонь. Через две минуты с шайкой было покончено. Последним мне попался атаман. Я мстительно прострелил бородачу коленные чашечки. Забыв о внушительном арсенале за поясом, мыча от боли, предводитель елозил по окровавленной траве. Не спеша, приблизившись к потерявшему грозный вид разбойнику, я снял с его кудлатой головы свою треуголку и, от души врезав ногой по печени, вкрадчиво спросил:
-Помнишь, я обещал порезать тебя на ленточки?
-Да, - невнятно пробурчал атаман. К боли добавился страх и здоровенный мужик свернулся как эмбрион.
-Обычно я всегда выполняю свои обещания, - продолжил я, - но сейчас, прости, нет времени! Но помучиться тебе придется!
С этими словами я приставил к животу разбойника дуло пистолета и два раза нажал спусковой крючок. К вечеру эта сволочь загнется. В качестве трофея я забрал у атамана роскошный толедский клинок. На мой искушенный взгляд дага была выкована не позднее шестнадцатого века. Каким образом это произведение искусства очутилось за поясом у русского разбойника, вероятно, так и останется тайной. Офицеры, перезаряжая оружие, собрались возле лошадей, громко обсуждая произошедшее. Полученные раны ужеуспели затянуться и теперь все события воспринимались лишь как интересное приключение.
-Нет, ну в целом, отдохнул неплохо! – подвел итог князь Эйвазов. – Серж! А с тобой не соскучишься!
-То ли ещё будет! – пообещал я.
Пробой реальности 131
Пятьдесят пятый прокуратор Скифии всадник Плавтий Паллант посмотрел на своего дворецкого Руфина и отрицательно помотал головой. Это означало, что прокуратор сыт,и пятая перемена блюд, только что появившаяся на столе не нужна. Дворецкий вздохнул – хозяин не в духе, раз решил закончить обед без фруктов и десерта. Сделав едва заметный пасс рукой, Руфин убрал с мраморной столешницы полтора десятка тарелок и вазочек. Ещё один пасс и перед прокуратором появилась кованная золотая лохань для омывания рук. Небрежно сполоснув ладони, Плавтий встал из-за стола и, шлепая домашними сандалиями по мозаичному полу, пошел в кабинет. Слуга ошибался – настроение у прокуратора было нормальное, просто сейчас все его мысли занимало предстоящее сегодня испытание «Большого проникателя». Это новое чудо механики было создано молодым гением университета Астериаполя Сервилием Якхом. «Большой проникатель» предназначался для создания ворот между мирами и этот проект патронировал лично император.
Нынешний правитель Римской империи – Леторий Архелай, отличался патологической воинственностью. А поскольку достойных врагов у империи не находилось уже двести лет, Леторий решил обратить свой взор на другие реальности.
Паллант прошел мимо охранявших вход в кабинет легионеров, заученно отсалютовавших прокуратору М-жезлами. Пару минут Плавтий постоял перед дверью, положив правую руку на центральную филенку. Именно столько времени занимало снятие защитного заклятья. Произнеся ключевое слово, прокуратор опустил руку и дверь, издав мелодичный звук, плавно распахнулась. В огромном помещении с высоким сводчатым потолком было сумрачно. Проникновению света препятствовали тяжелые занавеси на окнах. Паллант не любил, когда в его отсутствие в окна заглядывали посторонние.
В середине кабинета стоял массивный стол, с цельной малахитовой столешницей и бронзовыми ножками, подарок тестя, консула Мария Публия. Именно помощь Публия, занимающего пост главы Секретной службы и помогла молодому трибуну Плавтию Палланту сделать блистательную карьеру. За неполных десять лет Паллант сумел подняться с должности мелкого делопроизводителя до высокого поста прокуратора края. Ну, конечно, будь Плавтий тупицей, никакая помощь со стороны не позволила бы ему достичь таких высот. Нет, старый волк Публий очень вовремя разглядел в женихе младшей дочери быстрый, проницательный ум и недюжинную энергию. Марий сумел несколькими корректирующими толчками направить зятя в нужное русло и теперь имел своего человека на ключевом посту главы богатого людскими и материальными ресурсами края. Провинция Скифия простиралась от Дуная на западе, до Волги на востоке, от Черного моря на юге, до Белого на севере. На этой огромной территории располагалось два десятка крупных городов и промышленных центров. В том числе известный на всю Римскую империю город Астериаполь, столица края, в котором находилось несколько высших учебных заведений.
Последние пятьсот лет вся интеллектуальная жизнь империи сместилась в провинции. А Вечный город стал рассадником порока. Таких немыслимых извращений, как в Риме не практиковали больше нигде, даже в известной сексуальными пристрастиями своих жителей Содомии. Уже триста лет ставка императора находилась в столице одной из восточных провинций, городе Траяне-на-Дунае. Хотя официально главным городом страны продолжал считаться Рим, практически все государственные учреждения переехали поближе к императору. По отдельным, непроверенным пока слухам, доходившим до Палланта, молодой император Леторий Архелай, воодушевленный грандиозными успехами питомцев Астериапольского университета, подумывал о переносе своей штаб-квартиры в Скифию.
Посидев четверть часа, задумчиво барабаня пальцами по малахитовой столешнице, Плавтий прикрыл глаза и послал зов командиру своей личной центурии Робирию Постуму.Центурион откликнулся немедленно и уже через минуту бесшумно проскользнул в дверь. Вытянувшись в струнку, Постум строго по уставу поприветствовал прокуратора.
-Да, ладно, дружище, расслабься! Выпей вина, разговор есть! – махнул рукой Плавтий. Робирий был его старым приятелем ещё с военной академии. Первые шаги по службе парни делали вместе, но потом Паллант удачно женился и резко ушел вверх, а Постум продолжал тянуть лямку, командуя незначительными подразделениями в провинциальных гарнизонах. Устроившись на месте прокуратора Скифии, Плавтий не поленился разыскать старого друга, и поставил его на должность начальника личного конвоя.
Робирий небрежно засунул М-жезл за пояс и подошел к стоящему в углу погребцу. Налив себе охлажденного вина центурион деликатно прислонился к краю стола. Других сидячих мест, кроме кресла хозяина в этом кабинете не предусматривалось. Увидев затруднение Постума, прокуратор положил левую руку на висящий на груди Знак Власти, а правой сделал легкий пасс. В двух метрах от стола появился стул. Дождавшись пока центурион усядется, Паллант начал говорить:
-Как ты помнишь, на сегодняшний вечер назначены испытания «Большого проникателя». Для обеспечения безопасности ты поставил снаружи лаборатории удвоенные посты. Это правильно! Но ведь если «Проникатель» заработает, он откроет дверь в другой мир! Вдруг оттуда что-нибудь вылезет к нам?
-Хорошо! Расставлю по залу свой лучший десяток, - после размышления предложил Робирий, осторожно прихлебывая из кубка. – А уж если эти воины не справятся, то по тревоге сразу поднимется весь «Шестой Победоносный». Я распоряжусь, чтобы легат отменил сегодня все увольнительные в город.
-Отлично! – одобрил решение своего подчиненного прокуратор. – А то у меня сердце было не на месте! Я как узнал, что Сервилий закончил возиться с «Малым проникателем», и взялся за «Большой», так, можешь себе представить, спать стал плохо. Все время кошмары какие-то снятся! То из «двери» чудовища выползают, то воины в полном боевом.
Постум сочувствующе покивал головой, не забывая отхлебывать из кубка. С какого кипариса прокуратора стали мучить кошмары, центурион представить не мог. Испытания «Малого проникателя» закончились, по сути, ничем. Всё исправно работало, но «дверь» не открывалась. Сервилий Якх объяснил это тем, что до критической отметки не хватало энергии. Но, по словам ученого, только то, что «Проникатель» работает, уже говорит о правильности выбранного принципа. Любого другого, позволившего себе такие фокусы, прокуратор уже как минимум посадил бы в карцер. С формулировкой: «За разбазаривание государственных средств». Но Якху благоволил сам император, и лаборатория приступила к созданию более крупной модели.
И вот сегодня всем заинтересованным сторонам наконец-то станет ясно, на что потрачены полтора миллиона сестерциев. Специально для размещения «Большого проникателя» к физической лаборатории был пристроен ангар. Чисто внешне машина впечатляла. Металлическая арка, высотой сорок локтей. Это массивное тело пронизывает квадратный проход, шириной десять локтей. Внешняя обшивка выполнена из листов полированной бронзы. На боковых стенках расположены причудливые хрустальные конструкции, похожие на люстры. Между ними находятся утопленные в небольших углублениях обсидиановые стержни. Вся внутренняя поверхность прохода исписана заклинаниями. Буквы нанесены вперемежку золотой краской и дегтем.
Яркий свет, висевших под потолком громадного помещения, газовых шаров отражаясь от полированных панелей машины, бросал блики в глаза наблюдателей. А их в этот вечерний час собралось немало. Сервилий Якх пригласил на испытания большую группу ученых университета. Тут присутствовали почти все деканы и руководители лабораторий.Многие с помощниками и лаборантами. На фоне этой шумной толпы несколько потерялись представители власти. Прокуратор Скифии Плавтий Паллант захватил с собой, кроме Постума, своего дворецкого Руфина и личного советника Цезония Приска. Обещанный Робирием десяток внутренней охраны уже разошелся по залу, совершенно пропав из виду среди конструкций вспомогательной аппаратуры. На всякий случай центурион приказал легионерам прийти в полном боевом: два М-жезла, стальной меч, серебряный и обсидиановый кинжалы, доспехи из черной бронзы с вытравленными на них защитными заклятиями.
Прошло почти сорок минут после заявленного времени начала испытаний, но два десятка лаборантов Сервилия всё ещё продолжали суетиться возле «Проникателя». Напряжение в зале нарастало. Даже невозмутимый Постум начал нервничать, чего не случалось с ним со школы. Центурион украдкой приложился к фляжке с вином. Наконец лаборанты отошли от машины, а Якх, взобравшись на пульт управления, напоминающий престол китайского мандарина, призвал всех присутствующих к тишине. Гул голосов постепенно затих. Было отчетливо слышно, как Сервилий, повернув несколько золотых рычагов на своем пульте, начал читать заклинание.
Раздался скрежет, все подвижные части на арке стронулись с места. Стали вращаться хрустальные «люстры» и обсидиановые стержни. Внутри корпуса машины тоже началось движение. Через узкие вертикальные смотровые щели было видно, как в глубине крутятся гигантские маховики. Скорость вращения постепенно увеличивалась, появилась мелкая вибрация. Свет в зале стал мигать. Наблюдатели застыли на месте, буквально придавленные к полу всё возрастающей мощью.
Шары под потолком зала погасли окончательно. Мрак немного рассеивали светящиеся навершия рычагов на пульте Сервилия. Внезапно появился ещё один источник света – загорелись красным и синим огнем буквы заклинаний, покрывающие внутренность прохода. Затем раздался громкий, хлестнувший по ушам щелчок, зал залило белое сияние. Люди, стоящие прямо напротив проема «двери» успели увидеть, как в дальнем конце прохода появилась картинка. Зеленые холмы под ярким голубым небом. Затем изображение заполнил какой-то движущийся объект. С ужасающим грохотом из «двери» выскочил громадный механизм на толстых рубчатых колесах. За большим стеклом квадратного оранжевого домика, установленного в передней части колесницы, были видны перекошенные лица людей. Отбрасывая как кегли подвернувшихся на пути гостей, чужая машина проскочила всю лабораторию вдоль, и врезалась в наружную стену. Стена, усиленная для надежности защитными заклятиями удар выдержала. Домик на передке смялся словно бумажный, колесницу отбросило на несколько локтей назад.
Снова, как перед началом испытания, наступила тишина. Только теперь её с полным правом можно было назвать «гробовой». Сервилий торопливо дернул на пульте несколько рычагов и произнес короткое заклинание. Механизмы «Проникателя» стали останавливаться. Сначала появился свет, потом пропала вибрация. Люди стали приходить в себя. Кто-то уже пытался оказать первую помощь пострадавшим. Зал стали заполнять стоны раненых и резкие команды очнувшегося центуриона. Легионеры осторожно замыкали кольцо вокруг «пришельца».
В боковой стенке оранжевого домика откинулась дверца и на пол кулем вывалился окровавленный человек, в замызганной пятнистой, желто-зеленой одежде.
-Брать живым! – скомандовал центурион. Легионеры взмахнули М-жезлами, набрасывая на чужака заклятье сети.
Водитель КАМАЗа Анатолий Павлович Буяр, приподнял голову и оглядел мутным взглядом столпившихся вокруг людей, одетых, словно с картинки из учебника истории древнего мира. Короткие туники, сандалии-котурны, на поясах впечатляющий набор холодного оружия, на головах гребенчатые шлемы. «Черт, сколько раз зарекался не пить за рулем! Мало того, что в какой-то сарай влетел, так ещё и глюки пошли!» – подумал Анатолий Павлович и умер.
6ГЛАВА
Наше появление в деревне Спицыно произвело настоящий фурор. Посмотреть на красавцев-военных сбежалось все население. Вдоль плетней выстроились целые семьи. Мужики смотрели на нас устало, бабы с угрюмым безразличием, парни с задорным вызовом, а молодые девки кокетливо-завлекающе. Даже древние старики выползли на крылечки, а детвора бежала рядом с лошадьми, порываясь подержаться за стремя. Видимо, гости в этот медвежий угол заглядывают не часто.
У самого большого и крепкого дома деревни нас с поклонами встретил дядька, представившийся старостой. Он с ходу стал сетовать на бедную жизнь, не позволившую селянам достойно встретить дорогих гостей.
-Скажи-ка, уважаемый, что за людишки в окрестностях озоруют? – прервал я словоизлияние старосты.
-Дык, это должно быть шайка атамана Данчука, - после минутного раздумья, сопровождаемого почесыванием затылочной и лобной частей головы, ответил староста. – Они весной с юга пришли, несколько наших парней сманили, ироды. Барин наш уж и губернатору жаловался, тот обещал прислать солдат, да всё чтой-то тянет. Ведь вы же, господа хорошие, не от губернатора?
-Бери выше, старичок, - небрежно сказал Эйвазов, - мы из самого Санкт-Петербурга. От царя-батюшки посланы к вашему барину, Федору Федоровичу. А в нескольких верстах отсюда наткнулись на разбойников!
-Ой, беда то какая! – заголосил староста. Он, видимо, только заметил, что мундиры наши выпачканы и порваны. – Да неужели эти охламоны посмели на вас напасть?
-Да уж, посмели! – Ответил я, - но это решение оказалось для них губительным. Больше эти уроды вас беспокоить не будут! Пошли кого-нибудь прибрать тела, они за ручьем лежат. Их там десятка три, вместе с атаманом.
После моих слов народ зашумел. Краем уха я услышал, что в толпе высказываются предположения, сколько людей потеряли мы, разбираясь с разбойниками. Хотя некоторые уверяли, что такие ухари вполне могли обойтись без потерь.
-Ладно, уважаемый, недосуг мне с тобой разговаривать, - решительно сказал я. – У нас государственное дело! Немедленно проводи нас до дома вашего барина!
-Сейчас, сейчас, господа хорошие, - засуетился староста. Он стал вполголоса отдавать распоряжения. Несколько мальчишек и парней постарше бегом бросились в разные стороны. Затем, взгромоздившись без седла на низкорослую чалую лошадку, староста поехал впереди нас, указывая направление. Попетляв километра полтора по полям и перелескам, хорошо прикатанная дорожка вывела нас на невысокий холм. Его венчал одноэтажный каменный «господский» дом с бревенчатым мезонином. Всё говорило о том, что заслуженный адмирал в отставке не благоденствует. Мезонин слегка покосился, а первый этаж зиял лишаями отвалившейся штукатурки. Дом уже давно пора было покрасить, крышу подлатать. По круглой лужайке перед крыльцом, которая когда-то была клумбой, бродили худые голенастые куры.
В проеме входной двери мелькнуло лицо одного из виденных в деревне мальчишек. Я понял, что староста предупредил своего хозяина. Ну, точно! Не успели мы спешиться, как на крыльцо вышел, торопливо застегивая пуговицы поношенного мундира, невысокий пожилой мужчина. Я с интересом посмотрел на легендарную личность. Как уже неоднократно случалось в нашей практике знакомств с известными историческими персонами, адмирал совершенно не напоминал человека изображенного на своем портрете. Для меня до сих пор оставалось загадкой, с кого художники писали знаменитых людей!
-Федор Федорович Ушаков? – на всякий случай спросил я.
-Так точно! – браво ответил старый адмирал, расправляя плечи.
-По именному приказу Государя императора Александра Павловича, вы призываетесь на военную службу! – торжественно провозгласил я, доставая из кожаного тубуса у седла свитки с документами. Бегло просмотрев бумаги, Федор Федорович схватился за сердце и, прошептав «Наконец-то!», в изнеможении облокотился о перила крыльца.
«Что же ты так взбледнул, милый? – сочувственно подумал я, - аж побелел! Как бы его «кондратий» не хватил на радостях! Надо ему стимулятор вколоть, а то протянет ноги у нас на глазах!»
Я оглянулся на Эйвазова, но тот уже сам сообразил, что происходит. Достав из полевой аптечки миниатюрный пневмошприц, Олег быстро зарядил его нужной ампулой, и вколол адмиралу в шею порцию лекарства.
Чудо-препарат «Бета-мира» подействовал сразу. Ушаков порозовел, глаза флотоводца прояснились, он сделал шаг вперед и отпустил перила, за которые судорожно хватался.
-Извините, господа, но новость, сообщенная вами, оказалась весьма неожиданной, хотя и приятной, - твердым голосом произнес Ушаков. – Прошу вас, заходите в дом!
Мы отдали поводья коней подскочившим мальчишкам и, гремя шпорами, прошли внутрь. Через небольшую прихожую мы попали в светлую гостиную, уставленную потертой, но симпатичной мебелью. Пригласив нас присаживаться на диваны и кресла, Федор Федорович удалился, чтобы лично распорядиться об угощении. Из глубины дома несколько раз доносился его зычный голос. Буквально через мгновение на поцарапанном ломберном столике появилось два десятка разномастных скляночек с настойками и наливками. Место между ними заполнили тарелки с простой деревенской закуской: мочеными яблоками, свежей ягодой, квашеной капустой и солеными огурцами. Проскакав верхом около десяти километров, да ещё помахавши саблями в лесу, мы изрядно проголодались и охотно набросились на угощение.
Убедившись, что все его приказы исполнены, Ушаков присоединился к нам. Выпили за Государя императора, затем за здоровье хозяина, затем за здоровье гостей.
-Приношу свои извинения, господа, за столь скудный стол, - виноватым голосом сказал гостеприимный хозяин. – Если бы вы предупредили о своем визите заранее, то мы бы приготовили настоящий обед!
-Не беспокойтесь, Федор Федорович, мы люди военные, привыкшие в походной жизни обходиться малым, - ответил я. – Что нам бог подаст, то и покушаем!
Успокоенный столь простыми манерами столичных гостей, Ушаков предложил сходить в баню, а потом пообедать по-настоящему. Предложение было принято с благодарностью. Увидев, что червячка мы заморили, адмирал пригласил меня, как старшего по званию среди приехавших, в кабинет для приватного разговора.
Обстановка в кабинете флотоводца напоминала адмиральский салон фрегата. Тяжелые стулья с широко расставленными ножками, стол с бортиком по краю. На одной стене барометр в резном деревянном футляре, на другой большой медный компас. Даже светильник под низким потолком висит на карданной подвеске. Из-за обилия приспособлений, призванных бороться с последствиями качки, казалось, что мезонин, в котором располагался кабинет, сейчас отпочкуется от дома и поплывет.
-К сожалению, не имею чести знать вас, Ваше высокопревосходительство, - начал Ушаков, удобно устроившись в ковшевидном кресле. – Однако вынужден задать вам несколько вопросов личного свойства!
-Генерал-майор Иванов Сергей Алексеевич, флигель-адъютант Его Величества, - представился я. – Можете задавать любые вопросы, Федор Федорович, однако, прежде чем вы начнете, я должен принести вам от лица Государя самые искренние извинения за некорректные действия в отношении вас. Государь раскаивается в содеянном! Ваш огромный опыт и несомненный талант нужны Отечеству! Грядет новая большая война с Турцией. Вы прекрасно знаете Черноморский театр военных действий, но Государь планирует не только обеспечить полное превосходство нашего флота на внутренней акватории. Готовиться захват проливов Босфор и Дарданеллы, и выход на оперативный простор. Поэтому так же бесценен ваш Средиземноморский опыт.
-Спасибо, Сергей Алексеевич, вы сразу ответили на половину моих вопросов, - просиял Ушаков. – Хотелось бы ещё узнать, сколько времени мне дается на сборы, куда я должен прибыть и какими силами мне доверят командовать?
-Отвечу по порядку, Федор Федорович, - сказал я. – Боюсь, что времени на сборы у вас нет. Отправится к месту службы нужно уже завтра! Мне предписано лично проводить вас до Севастополя, где вы возглавите Новый флот, оснащенный секретным оружием.
-Ого! Раз такая срочность, значит война не горами, - задумчиво сказал адмирал. – Я немедленно распоряжусь о приготовлении к поездке. Сожалею, Сергей Алексеевич, но я человек пожилой и долгий путь верхом не выдержу!
-Не беспокойтесь, Федор Федорович, - ответил я. – Возле Тамбова нас ждет комфортабельная карета. Да и поедем мы по недавно построенной дороге, служащей сейчас основной нитью снабжения нашей южной группировки. Не думаю, что время в пути займет больше трех-четырех дней! Да, да! Не удивляйтесь, всего несколько дней! Я сам недавно инспектировал эту дорогу и убедился в этом.
Когда с официальной частью было покончено Федор Федорович немедленно отправился улаживать семейные и хозяйственные дела. А я с ребятами действительно попарился в бане, потом пообедал. На ночлег меня с Эйвазовым устроили в помещичьем доме, а остальных парней разместили по хатам в деревне. Ушаков не подвел, наутро он был полностью готов к поездке. Под шумные проводы домочадцев адмирал с трудом взгромоздился на смирного солового мерина. Два баула с нехитрым дорожным скарбом положили на заводную лошадь. Сопровождать нас до границы имения должен был конюх. Я специально отобрал среди дворни паренька с совершенно дебильной мордой. Будем надеяться, что случайно увидев переход, он не станет задавать опасных вопросов..
До «окна» добрались без происшествий. Я постарался ехать так, чтобы быть на месте в сумерках. Самой рамки адмирал даже не заметил, зато его внимание сразу привлеклиавтомобили. Отпустив конюха, я свернул «окно» и начал готовиться к проведению хитрого финта. Дело в том, что в покинутом мире был вечер, а на «базовой» раннее утро. Немного придя в себя после лицезрения чуда техники, Ушаков непременно заметит эту несообразность. Мы наскоро организовали импровизированный ужин, в ходе которого адмиралу незаметно подмешали в чай безвредное снотворное. Отрубился доблестный флотоводец моментально. А мы спокойно закончили то ли ужин, то ли завтрак и занялись подготовкой к поездке. Разобрали рамку «окна», расседлали лошадей, завели их в фургон. Переоделись. Теперь нам предстояло разделиться. Два офицера должны были отогнать в Москву лошадиный фургон, а остальные вместе со мной отправлялись прямиком в Крым.
До Севастополя добрались без происшествий. Российско-Украинскую границу пересекли ночью по степи. Ушаков проспал половину дня, но мы огорошили старика сообщением, что он пребывал в объятиях Морфея не меньше суток. Иначе было бы сложно объяснить человеку девятнадцатого века столь быстрое передвижение.
Севастопольскую бухту Федор Федорович узнал сразу. Ну, ещё бы! Ведь именно здесь адмирал провел большую часть службы, создавая Черноморский флот. Ушакова, конечно же, смутили совершенно непривычные для него городские постройки. Мы выкрутились и здесь, сказав, что пока адмирал командовал гребной флотилией Балтийского флота, в городе произошел сильнейший пожар, и его пришлось строить заново. Ушаков спокойно проглотил это вранье, ведь все его мысли уже занимали корабли. Опытнейший флотоводец моментально оценил преимущества двигателей и нарезных орудий, стреляющих фугасными зарядами. Осваивая новую для него технику, Федор Федорович стал часами пропадать на кораблях. Во всех инспекция адмирала непременно сопровождал кто-нибудь из нас, чаще всего Гарик или Мишка.
На следующий день после нас из Москвы прилетела Машенька, сопровождаемая офицерским эскортом. Быстро убедившись, что во время её отсутствия заместители ничего не испортили, моя жена плотно занялась административно-хозяйственной деятельностью. Да и все мы с головой погрузились в работу. Пора было начинать кампанию, ради которой и был построен город-порт Грозный и создан Новый флот.
3ЧАСТЬ
Пулеметы для Лжедмитрия
1ГЛАВА
Основным задание на это лето было полное очищение Крымского полуострова от турок и татар. Согласно последнему докладу по радио из Москвы, Журавлев и Скопин-Шуйский уже начали оперативное развертывание Новой армии. Войска группировались под Курском и Воронежем. Основных ударов с севера планировалось два. Первый через Перекоп, а второй вдоль Дона, на Азов. Новая армия была поделена на Западную и Восточную группы. Более сложное дело предстояло Западной, поэтому в её состав входили проверенные ветераны: Первый и Второй Ударные полки, Первый и Третий Драгунские. Кроме проверенных в деле, группа насчитывала ещё около тридцати тысяч человек при двухстахпятидесяти орудиях. Командовал «Западными» сам Михайло Скопин-Шуйский. В Восточную группу входило двадцать тысяч человек при ста семидесяти орудиях, в том числе Третий Ударный и Второй Драгунский полки. Командиром был назначен Петр Журавлев.
Новыми подразделениями были четыре тяжелых гаубичных полка (по два в группе) и восемь уланских (пять в Западной, два в Восточной, один переброшен на корветах в Грозный). Уланы, в отличие от драгун вообще не обучались пешему строю, зато лучше действовали верхом. На вооружении у улан состояли, кроме карабинов и сабель, по два двуствольных пистолета и трехметровые пики.
Флот должен был обеспечить полную блокаду побережья, чтобы предотвратить подвоз из Стамбула подкрепления и боеприпасов. А для этого было необходимо, как минимум обеспечить в Черном море полное или частичное (на отдельных участках) господство. Также планировались десанты-рейды в приморские города Крыма и Кавказского побережья. Захватить и удерживать предполагалось только Гезлев[17]и Кафу[18].
На совещании, собранном в Адмиралтействе через неделю после нашей прогулки по маршруту Москва-Тамбов-Севастополь, присутствовали капитаны всех боевых кораблей. Им официально был представлен новый командующий флотом – адмирал Федор Федорович Ушаков. До этого момента командующим считался Гарик, и теперь мой друг вздохнул с облегчением, сняв с себя это бремя. Впрочем, Горыныча тут же назначили зампотехом, с наказом всегда обеспечивать бесперебойную работу всей флотской техники. К этому времени двигатели были установлены на пяти корветах, двух фрегатах. Монтаж двигателей на остальных кораблях продолжался. Всего в состав флота входило четырнадцатькорветов, восемь фрегатов и четыре транспортно-десантных судна. Повреждения, полученные в ходе негритянского нападения, были в целом устранены.
В связи с большим количеством офицеров-добровольцев из «Бета-мира» мы сумели полностью закрыть все вакансии среди командного состава. «Бетамиряне» занимали капитанские должности всех фрегатов и корветов. Также полностью был укомплектован десантный корпус. Десантники, прошедшие боевое крещение стояли на сержантских должностях, а особо одаренных мы поставили командирами взводов. Кроме абордажных команд на кораблях (тридцать человек), было сформировано четыре отдельных батальона по двести пятьдесят человек в каждом. Вооружены десантники были кремневыми карабинами, но в каждом батальоне один взвод имел на руках АК-104. Общее руководство должен был осуществлять Андрюха Шевчук, его начальником штаба был назначен Эйвазов.
Основной ударной силой флота являлся фрегат. Проект серии этих кораблей был разработан лично мной (под чутким Машиным контролем) и аккумулировал в себе всё то лучшее в парусниках, что могла предоставить нам мировая история. Парусное вооружение барка. Грот и фок-мачты с прямыми парусами, а бизань с косыми. Общая площадь парусов - три с половиной тысячи квадратных метров. Водоизмещение - восемьсот тонн. Узкий, вытянутый корпус с наклонным «атлантическим» носом мы скопировали у «чайных» клиперов. Набор корпуса был стальным, все детали делались на заказ одним из украинских заводов на «базовой». Сборка и обшивка выполнялись уже на месте. На обшивку шел выдержанный дуб из «базового» Воронежа. Пришлось зачистить склады мебельной фабрики. Каждая доска обходилась нам в баснословную цену. Первые пять фрегатов стали буквально «золотыми». Но ещё зимой мы начали заготовку древесины под тем же Воронежем, но уже местным. И уже через полгода флот был обеспечен первосортным материалом.
Даже без двигателя, под одними парусами фрегат давал четырнадцать узлов. Первоначально мы планировали оборудовать фрегаты дизелями. На них, экономическим ходом они могли идти все двадцать. А на форсаже развивали и тридцать узлов. Но после экономической помощи из «Бета-мира» мы установили на корабли электродвигатели, суммарной мощностью тридцать мегаватт. Теперь фрегаты легко давали сорок узлов, а запас хода с хитрыми суперпроводниковыми батареями составлял пятьдесят тысяч миль. Артиллерия главного калибра, состоящая из четырех нарезных казнозарядных карронад, калибра 152 миллиметра, располагалась на верхней палубе. Пушки были установлены на вращающихся открытых платформах, с максимальным углом возвышения семьдесят градусов. Дальность стрельбы была небольшой, всего шесть тысяч метров. Но по местным меркам и это было круто. Артиллерия ближнего боя состояла из восемнадцати орудий. Это были стандартные, стомиллиметровые полевые орудия Новой армии, но на специальных корабельных лафетах. Четыре пушки стояли на баке, обстреливая переднюю полусферу, Четыре на юте, перекрывая заднюю, шесть на полубаке, четыре на шканцах.
Вторым по значимости кораблем флота являлся корвет. Они были целиком и полностью созданы на месте и из местных материалов. Парусное вооружение бригантины. Грот-мачта с прямыми парусами, бизань с косыми. Площадь парусов - тысяча квадратных метров. Водоизмещение - триста тонн. Корпуса тоже скопированы с клиперов, набор корпуса - деревянный, со стальным крепежом. Скорость корвета оказалась феноменальной - восемнадцать узлов. А на движках он буквально летел над волнами. Главный калибр состоял из двух 152-мм карронад, размещенных между мачтами на такой же, как у фрегата платформе. Орудий ближнего боя насчитывалось восемь штук, два на баке, два на юте, остальные на полубаке. Двигательная установка состояла из двух «бетамирянских» электродвигателей, суммарной мощностью десять мегаватт.
Транспортно-десантный корабль был почти точной копией фрегата, но с парусным вооружением брига. Все мачты с прямыми парусами. Площадь парусов, таким образом, увеличилась на пятьсот квадратных метров. Но несколько снизилась маневренность. Это было сделано для того, чтобы обладающий немного большим водоизмещением (тысяча тонн), транспортник мог поддерживать эскадренную скорость. А активно маневрировать во время боя этому кораблю было не нужно. Артиллерия большого калибра отсутствовала,но зато на транспортнике находились кубрики для размещения десантного батальона штатного состава (двести пятьдесят человек с полной выкладкой).
Вся эта масса боевых кораблей представляла собой весьма грозную по нынешним временам силу. Не забывайте, что здесь сейчас идет всего лишь 1610 год. Здесь даже до линейных кораблей ещё не додумались. Единственный противник – турецкий флот, он конечно велик количественно, но уступает качественно. К тому же на Черном море турки вообще не держат много кораблей. Ради кого? Черное море – внутренний водоем Турции.
Правда, по последним донесениям наших агентов из Стамбула стало известно, что султан, узнав от заезжих купцов про наш город, решил предпринять карательную экспедицию к берегам Крыма. В Мраморном море собирался экспедиционный отряд. Но пока они там развернутся, мы успеем нанести серию ударов по прибрежным городам, захватим Кафу и Гезлев. А уж после займемся Стамбулом и прочими. Может быть даже к лучшему, если побольше турецких кораблей соберется в одном месте. Не надо будет потом гонятьсяза ними по всем морям.
В трудах и заботах дни пролетали за днями. Мы поднимались на работу с рассветом и ложились спать в полной темноте. Две недели напряженной подготовки дали результат– к концу мая флот, и десантники были полностью готовы к крупномасштабной операции. Ушаков дневал и ночевал на кораблях, ежедневно выводя их на маневры в открытое море, но добился того, что флот стал действовать как единый организм.
Двадцать восьмого мая местного времени мы решили собрать в Курске всех командующих и старших офицеров для последнего обсуждения предстоящих действий. В гости к Скопину-Шуйскому мы прилетели на новеньком турболете «Сова». Выехавший из Воронежа заранее, Журавлев приехал одновременно с нами.
В большой зале штабного дома временного лагеря Западной группы собралось человек сорок. Командиры полков и отдельных батальонов, в звании не ниже тысяцкого. Скопин-Шуйский привел двадцать человек, Журавлев пятнадцать, да мы явились вчетвером и притащили с собой Эйвазова и Ушакова. Чтобы при полете не травмировать психику старика, ему опять подсыпали снотворного.
Адмирал, кажется, стал догадываться, что обстановка вокруг него какая-то странная. Но истинную причину несообразностей вообразить себе не мог. Пока он помалкивал, но объяснение с нашей стороны уже напрашивалось.
Неожиданно для всех в Курск приехал император. Даже Михайло не знал о планах Дмитрия посетить совещание высшего командного состава. Так что появление в зале государя произвело эффект разорвавшейся бомбы. Офицеры вскочили, опрокидывая стулья. Более-менее благообразно поднялись только мы, Скопин-Шуйский и Журавлев. Да с некоторой задержкой встали Эйвазов и Ушаков. На лице есаула я заметил откровенное любопытство, ведь не каждый день видишь столь одиозную легендарную личность. А вот адмирал, оставаясь внешне невозмутимым, просто сгорал от удивления. Что там вертелось у него в голове, одному богу известно.
Дмитрий скромно уселся не во главе стола, а рядом со мной. Шепотом, чтобы не отвлекать Михайлу, начавшего опрос командиров о готовности подразделений, государь поинтересовался нашим здоровьем и общим состоянием дел. Получив положительный ответ, император кивнул, и стал внимательно слушать доклады офицеров.
Перекличка вскоре закончилась. Удовлетворенный ответами своих подчиненных, Скопин-Шуйский кратко поблагодарил их за отличную подготовку войск. Подойдя затем к висевшей на стене огромной цветной карте, верховный воевода стал подробно, скрупулезно излагать план летней кампании.
Западная группа выступала первого июня и, двигаясь на юг тремя колоннами, выходила на Днепр в районе Запорожья через семь-десять дней. Затем левым берегом Днепра до Каховки. А там до перешейков рукой подать. Драгунские и уланские полки расходились веером перед колоннами, на удалении в половину дневного перехода. Конная разведка уходила ещё дальше, на расстояние в два перехода. При движении вдоль Днепра кавалерия обеспечивала пехоте и артиллерии боковое охранение со стороны степи. Таким образом Михайло рассчитал, что Западная группа войдет в Крым восемнадцатого-двадцатого июня.
Восточная группа отправлялась в путь на три дня позже. Их маршрут был более легок. Пехота и артиллерия сплавлялись по Дону на баркасах. Кавалерия шла левым берегом.Они должны были прибыть под крепость Азов десятого июня.
Флот уходил в поход уже послезавтра. Все быстроходные (моторизованные) корветы уходили к турецкому берегу для разведки. Непосредственно к Босфору шли два корвета и фрегат. Три фрегата и два корвета обеспечивали поддержку десанта в Гезлеве. Высаживалось два батальона морской пехоты. В тот же день предполагалось высадить два других батальона в Кафе. Там поддержку осуществляли три корвета и четыре фрегата. Одновременно с этим из Грозного выходил уланский полк, который при поддержке полевых орудий блокировал и атаковал Бахчисарай. Если все пройдет гладко, то мы в первые же дни операции должны вывести из строя большинство турецких кораблей-стационаров, базирующихся в основных Крымских портах. Также было бы удачей, если в Бахчисарае удастся прищучить хана. Это на некоторое время вывело бы из игры татар.
Следующим шагом флота становилась помощь Восточной группе во взятии Азова. На это отводилось два дня. После захвата крепости там оставалось два пехотных полка и артиллерийский дивизион. Остальные войска, в несколько ходок, перевозились на кораблях в Крым. Согласно плана это должно было произойти около восемнадцатого-двадцатого июня.
Таким образом, уже через двадцать дней с начала операции на Крымском полуострове оказывалась вся русская армия. Часть войск шла на усиление гарнизонов Кафы и Гезлева, а остальные устраивали в Крыму тотальную зачистку.
-При малейшем сопротивлении убивать всех мужчин, в том числе стариков. Резать всех мальчиков, доросших до тележной оси! – жестко сказал офицерам Михайло Скопин-Шуйский. При этих словах Эйвазов шумно вздохнул. Олег был родом из Крыма и его предки были татарскими удельными ханами.
-Никакой жалости! – добавил Дмитрий, внимательно оглядывая командиров полков. – Эти люди веками нападали на южные границы нашей страны. По данным разведки у них в плену сейчас томиться до двухсот тысяч наших соотечественников. Освободить их и наказать обидчиков – наш священный долг! Тех же, кто сложит оружие, использовать при строительстве оборонительных сооружений. Пускай руки землицей испачкают!
После общего изложения плана командующий стал доводить диспозицию до каждого подразделения. Особенный упор делался на синхронность действия Восточной группы и флота. Только убедившись, что каждый командир прекрасно понял свой маневр, Михайло объявил о закрытии совещания. После часового перерыва предполагалось устроить в этом же зале торжественный обед.
Офицеры стали расходиться. Дмитрий вполголоса попросил задержаться меня, Игоря, Мишку, Андрюху, Журавлева и Ушакова. Для приватной беседы Михайло провел нас в свойкабинет. Император уже знал из донесений по радио, что мы пригласили прославленного в восемнадцатом веке адмирала. И теперь государь хотел лично поговорить с человеком, которому мы доверили флот.
-Я вижу, вы удивлены, встретив здесь такую компанию, - мягко начал Дмитрий. – Разрешите представиться, я император Дмитрий, сын Ивана Грозного. Мои друзья, присутствующие здесь, утверждают, что я вошел в историю России под кличкой Лжедмитрия Первого.
Ушаков был настолько ошарашен, что в ответ только кивнул.
-Уважаемый Федор Федорович! – подхватил я. – Приносим вам свои глубочайшие извинения, но мы были вынуждены ввести вас в заблуждение. Ведь скажи мы вам сразу всю правду, вы бы нам не поверили! Дело в том, что мы обладаем возможностью путешествовать в прошлое и будущее. И вы вместе с нами сейчас находитесь в одна тысяча шестьсот десятом году от Рождества Христова. Из будущего мы принесли столь удивившие вас технические новинки, вроде двигателей и нарезных казнозарядных орудий.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.