read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Я допрашивал доктора Перегудова из реабилитационного центра, - сказал
следователь. - Он наблюдал Калмыкова больше года. Он не верит, что Калмыков
готовил убийство.
- Мало ли во что он не верит! Что это за центр? Как там оказался
киллер?
- Центр арендует помещение у военного госпиталя, - ответил следователь.
- Калмыков попал в госпиталь после тяжелого черепно-мозгового ранения.
- Псих, значит, - заключил Мамаев. - Тогда понятно.
- Экспертиза признала его вменяемым, - возразил следователь.
- Все равно псих! Подписаться на такое дело за двадцать кусков! А если
не псих, то полный мудак!
- Эта цифра оскорбила его до глубины души, - рассказывал прокурор судье
Сорокину. - Да за кого его, черт возьми, держат? Сейчас все помешались на
рейтингах. А дело-то проще пареной репы. За сколько можно заказать человека,
такая ему и цена.
- Он назвал кого-нибудь, кто мог его заказать? - спросил судья.
- Нет. Он сказал, что совершенно точно знает, кто его заказал. Но нам
не скажет. Его должны найти мы. И засадить на всю катушку. Эту блядь. Так он
выразился. После этого спросил моего следака, какой у него чин. Тот ответил:
юрист второго ранга - старший лейтенант. Мамаев сказал: будешь майором. Мне
он ничего не пообещал, но при прощании руку пожал очень многозначительно, -
закончил свой рассказ прокурор. - Скажи-ка мне, Алексей Николаевич, мы ведь
можем не тащить его в суд? Он очень этого не хочет.
- Можем, конечно. Если ты не потребуешь вызвать его в качестве
свидетеля.
- Не потребую. Того, что он сказал для протокола, хватит. Он хотел,
чтобы его фамилия вообще не упоминалась в процессе. Этого я ему обещать не
мог.
- Ну почему? - возразил Сорокин. - Если в обвинении не будет
приготовления к преступлению, можно и не упоминать. Останется только
хранение оружия. Но ты же на это не пойдешь?
- Не пойду, - со вздохом подтвердил прокурор. - На меня жмут. Тут же не
просто заказное убийство - предотвращенное. Бдим! А по мне, я бы ограничился
двести двадцать второй. Не нравится мне это дело.
- Почему?
- Увидишь этого Калмыкова - поймешь.

III
Начало процесса было назначено на десять утра. В половине десятого
судья Сорокин стоял у окна своего кабинета на третьем этаже безликого,
уныло-казарменного вида особняка, в котором размещался суд. По Новой
Рязанке, кусок которой был виден в просвете между современными многоэтажными
корпусами, нескончаемым потоком струились машины, размазывая "дворниками" по
стеклам летящую из-под колес грязь, по тротуарам спешили прохожие,
прикрываясь воротниками, шляпами и зонтами от ноябрьской небесной хляби.
Время от времени то машины, то люди высеивались из потока, как бы
втягивались в тихий Марксистский переулок и сворачивали к зданию суда. Суд
представлялся Сорокину чем-то вроде сепаратора, отделяющего грязь от потока
жизни и отправляющего ее на очистку в тюрьмы и лагеря. Мало что там
очищалось. Грязь возвращалась в круговорот жизни и начинала свое движение по
новому кругу.
Почти полтора миллиона заключенных в стране с населением в сто сорок
пять миллионов человек. Каждый из ста - отбывающий наказание преступник.
Российским судьям безработица не грозила.
На площадку перед зданием суда вырулила красная спортивная машина.
Вырулила уверенно, но без ненужной лихости. Судья Сорокин разбирался в
иномарках. У него самого был старенький "Фольксваген Пассат", на котором он
летом ездил на дачу. Но эту иномарку он не знал. Что-то итальянское. И очень
не из дешевых.
Из машины вышли два молодых человека. Один высокий, русый, он почему-то
показался судье знакомым, второй маленький, круглолицый, чернявый. Через
минуту рядом припарковался темно-синий "Мерседес" не слишком новой модели. И
почти тотчас японский джип "Ниссан Террано". Из "Мерседеса" вылез плотный, с
залысинами, человек лет тридцати пяти, а с высокой подножки джипа спрыгнул
парень помоложе, подтянутый, чуть выше среднего роста, темноволосый. И еще
один, примерно того же возраста, смугловатый. Они поздоровались, как
здороваются хорошо знакомые люди, но без фамильярности, а даже, пожалуй, с
какой-то сдержанностью. О чем-то поговорили. Чему-то посмеялись. Потом тот,
что был за рулем джипа, взглянул на часы. Старший кивнул: успеем.
На десять утра никаких серьезных процессов назначено не было - мелкая
уголовщина, гражданские дела. Из этого Сорокин сделал вывод, что они
вероятнее всего приехали на суд над Калмыковым. Это заставило его
внимательнее их рассмотреть.
Что-то необычное в них было. Дорогие машины. Ну, сейчас у многих
дорогие машины. Нормальные прически, нормальная одежда. От хороших фирм, но
не вызывающая. Кожаные куртки, плащи. Явно не уголовная братия. Не
бизнесмены. Похожи на спортсменов - профессиональных, знающих себе цену.
Подтянутостью. И чем-то еще. Какой-то сдержанностью.
Чем заинтересовало их дело Калмыкова?
Но тут к зданию суда подкатило такси и отвлекло внимание судьи от этих
молодых людей. Из такси проворно выскочил бородатый человек в желтом
верблюжьем пальто, с объемистым портфелем под мышкой. Это был Кучеренов,
восходящая звезда российской адвокатуры. При виде его судья Сорокин
сморщился так, будто съел что-то тухлое.
Адвоката Кучеренова терпеть не могли в судейских и прокурорских кругах.
Не потому, что он был сильным процессуальным противником. Большинство дел он
проигрывал, но даже из неудач умел извлекать выгоду. Каждому процессу он
старался придать политическую окраску, и это ему чаще всего удавалось.
Протесты прокуроров и требования судей говорить по существу дела он
расценивал как попрание гражданских прав и свобод, клеймил прокуроров за
обвинительный уклон, пережиток советских времен, давал понять, что судьи
политически ангажированы или даже куплены. Делал это подло, оскорбительными
намеками, пожиманием плеч и разведением рук. Язык у него был подвешен ловко,
он никогда не давал формальных поводов обвинить себя в неуважении к суду.
Если же, не дай Бог, судья реагировал на его тон, адвокат взмывал гневной
фурией, Цицероном обличающим: "Доколе, Катилина?!"
Он часто мелькал в телевизоре, телевизионщикам нравилась хлесткость его
оценок. Раздражение, которое он вызывал у судей своей манерой вести защиту,
иногда приводило к тому, что приговор был суровее, чем того требовали
обстоятельства дела. Но это мало кто замечал, а самого Кучеренова это не
волновало.
Он был адвокатом модным, дорогим, защищать Калмыкова вызвался сам за
гроши, которые получали адвокаты, не нанятые подсудимым, а назначенные по
закону. Это означало, что Кучеренов на этот раз пренебрег деньгами, а
намерен извлечь из участия в процессе пользу для своей репутации. И судья
Сорокин в общем-то понимал какую.
Но теперь, увидев из окна своего кабинета, как адвокат пожимает руку
старшему из молодых людей, которые привлекли его внимание, и что-то уверенно
говорит, Сорокин подумал, что он поспешил заподозрить Кучеренова в
отсутствии меркантильности.
- Алексей Николаевич, пора, - заглянув в кабинет, напомнила секретарша,
заочница юридического института. Она вынула из шкафа черную судейскую мантию
и помогла Сорокину надеть ее. - Как вам идет мантия. Вы в ней такой
благородный. Как лорд. В зале телевизионщики из НТВ. Вы разрешите вести
съемки?
- Процесс открытый. Если не последует возражений обвинения и защиты,
почему нет?
Возражений не последовало. Телевизионщики засняли начало суда,
обвинительное заключение, и уехали. Процесс пошел по накатанной колее.
Только после этого судья Сорокин внимательно рассмотрел обвиняемого и понял,
почему прокурор сказал, что ему не нравится это дело.
Высокий. Сухопарый. Хорошее мужское лицо с легкой азиатчинкой в
приподнятых скулах и в разрезе темных безжизненных глаз. Серые от проседи
волосы. В сочетании со смуглотой лица они казались париком. Смуглота была не
природная, как у южан, она скорее напоминала глубоко въевшийся в кожу загар.
Лицо было словно насквозь прожжено беспощадным солнцем и иссушено ветром до
пергаментной серости.
С 1981 года по 1984 год - служба в Афганистане. Так было написано в
справке Управления кадрами Минобороны.
Вот откуда этот загар.
Виновным он себя не признал. На вопросы отвечал односложно. Получив
разрешение сесть, опускался на скамью за решеткой и сидел неподвижно, прямо,
глядя перед собой, не обращая внимания ни на судей, ни на прокурора, ни на
публику. Во всем его облике было нечто большее чем равнодушие.
За двадцать лет работы судьей перед Сорокиным прошли многие сотни
обвиняемых. Одни изворачивались, другие держались с показной бравадой,
третьи пытались убедить суд в том, что все было не так, как показывают
свидетели, а так, как излагают дело они. За время следствия они настолько
сживались со своей версией случившегося с ними, что искренне верили, что так
оно все и было. Были и смирившиеся. Но такого безразличия к своей участи
судья Сорокин не встречал никогда.
Он нашел в деле заключение судебно-психиатрической экспертизы и
перечитал его. У психиатров института имени Сербского вменяемость Калмыкова
не вызвала никаких сомнений. Состояние исследуемого было классифицировано
как эбулия: "Отсутствие побуждений, утрата желаний, полная безучастность и
равнодушие к любым проявлениям жизни".



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.