read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



здоровенной, по крайней мере двухкилограммовой рыбиной.
- Судак, - сказал всезнающий Толька. - Где добыл?
Мартин указал на заводь в глубине отмели, отделенную от реки узким
песчаным перешейком.
- Там их тысячи. Голыми руками бери.
В одно мгновение мы были у заводи. Она буквально кишела рыбой, как
бассейн рыбного магазина. Сазаны и судаки, посильнее и покрупнее,
выбрасывались через перешеек в реку: намывая песок, вода заперла их в этом
природном аквариуме и они уже задыхались от недостатка кислорода в
перегретой воде. Крупных среди них было не очень много, больше мелочь, но
охотничий инстинкт, заложенный в каждой человеческой мужской особи, сразу
обнаружил рыбин покрупнее. Как ни увертывались они, как ни били хвостами,
через несколько минут мы уже наловили больше десятка. Они еще подпрыгивали
и бились на песке, а мы уже хвастались добычей: кто сколько и чьи крупнее.
Только теперь впервые после дачной метаморфозы мы вдруг почувствовали
подкравшийся голод. И первые робинзоновские огорчения: "А соли-то нет", "И
посуды нет - значит, ухи не будет", "Придется на вертеле жарить, как
шашлык". И первые робинзоновские радости: действующая зажигалка Мартина,
сосновый сушняк для костра, вертела из засохших тростинок, сочные куски
поджаренной и продымленной рыбы. И первые попытки подвести наконец
какой-то итог пережитому.
- А сила - лес.
- В таком лесу не человек звучит гордо, а дерево.
- Не твое. "Одноэтажную Америку" все помнят. Объясни Мартину.
- А назад в этот лес меня калачом не заманишь. Как бы тебе перевести,
Мартин? Ну, сладким пирогом, что ли.
- Сладкий пирог на даче остался.
- А как все-таки объяснить случившееся? Сон? Нет. Мираж? Тоже нет.
Значит, из одной реальности мы попали в другую реальность. Как?
- У нас уже есть опыт, - сказал Зернов.
- Предел вероятности твоей гипотезы в допустимости возвращения розовых
"облаков". Первый вопрос: зачем они вернулись?
- За нами.
- Значит, приглашение в гости. На другую планету. Эту гипотезу мы уже
слышали на конгрессе. Второй вопрос: где эта планета? И сколько парсеков
мы отмерили в космосе, чтобы увидеть мерзавцев в желтых крагах? Может
быть, она искусственная, эта планетка из красного киселя?
- А может быть, она просто в другом измерении? Уместилось же все
Сен-Дизье в коридорах отеля "Омон".
У меня не нашлось возражений: оказывается, богатой игрой воображения
обладал не один я.
- Гипотезы не возникают на пустом месте, - продолжал Зернов, - им нужна
точка опоры. У нас их несколько. Первая - лес. Несовременность его
очевидна, географическое положение неясно. Вторая концлагерь.
Принудительный труд в такой форме возможен только в условиях полицейского
государства. Но это не Гаити, не Родезия и не Южная Африка. Третья точка -
изобилие растительных и животных форм. На Земле в аналогичных широтах мы
нигде, ни в одной части света, не найдем таких гигантских скоплений
простейших организмов. Такие скопления могут быть созданы только в
террариях-заповедниках, где специалисты-этологи могут изучать поведение
животных в сообществах. Такого колоссального заповедника, как известно, на
Земле нет.
Я вспомнил потрясшее меня выступление американского писателя-фантаста
на парижском конгрессе. Если цивилизацию розовых "облаков" можно
представить себе как суперцивилизацию муравейника или пчелиного роя, то в
своей гипотетической лаборатории они начнут именно с этологии - с изучения
сообществ, начиная с простейших. Цепь от насекомых и млекопитающих
требовала заключительного звена, наиболее совершенного продукта
биологической эволюции.
Но Зернов еще не кончил.
- Есть и еще одна точка опоры у нашей гипотезы: время. Наши часы не
поспевают за солнцем. Они остановились за несколько секунд до смены
декораций и снова пошли уже в другой реальности. Но солнце там
приближалось к зениту, а стрелки наших часов - к семи вечера. Значит, в
этой реальности действовала другая система отсчета времени, или то, что
нам показалось мгновением, на самом деле отняло три четверти суток, когда
часы, возможно, стояли. Допустим, что мы их перевели и в полдень стрелки
остановились бы на двенадцати. Сколько времени мы здесь? Четыре часа с
минутами. А солнце уже за лесом, только багровая полоска видна: мы в
преддверии сумерек. Так где же летом в умеренных широтах солнце заходит в
четыре часа дня, а в пять, наверное, уже темнеет? Значит, день и ночь
здесь короче, а следовательно, и планетка поменьше.
Мы посмотрели на небо: закат был очевиден, красный, как говорят,
ветреный земной закат, но совсем не в земное время. День отсветил,
приближалась ночь.
Принесли еще сушняка, и костер запылал сильней.
- Будем всю ночь жечь. Головешки тоже оружие.
- И спать по очереди.
- Программа-минимум, мальчики. До утра только.
- А с утра?
- Людей искать. Не для муравьев же нас сюда пригласили.
- А где их искать?
- Железная дорога подходит к шахтам с юго-запада, - вспомнил Толька, -
значит, вниз по реке.
- Подходяще. И еда под боком.
- Выходит, одну рыбу жрать?
Продымленная костлявая рыба, да еще без соли, погасив голод, уже не
вызывала аппетита.
- Можно кабанчика поймать, - мечтательно откликнулся Толька. - Есть
способ. На тропу в зарослях закладывается петля с грузом. Попав в петлю,
кабан делает сильный рывок и бросается в чащу...
- А ты за ним. Жаль, что у меня нет камеры. Этюд для "Фитиля".
- Я могу подползти к любой птице на десять-пятнадцать футов. Брал призы
за бесшумность в военной школе, - сказал Мартин, - а нож бросаю без
промаха.
Я засмеялся.
- Смотри.
Прямо на нас на огонь костра летела большая черная птица. Летела
невысоко, все время снижаясь, и почему-то в замедленном темпе полета.
Казалось, крылья взмахивали все слабее и реже.
Мартин бесшумно приподнялся на согнутых коленях. Тихонько щелкнул,
выбросив лезвие, нож. Но птица, не долетев буквально трех метров, в
последний раз взмахнула крыльями и упала в траву. Мы нашли ее уже
бездыханной.
- Глухарь, - сказал Толька и замолчал.
Что-то привлекло его внимание и оказалось длинной стрелой, пронзившей
насквозь тело птицы. Мартин с трудом вытащил стрелу: мешал раздвоенный
металлический наконечник, чуть плоский и заостренный, как штык. Почти
метровая стрела была выкрашена в черный цвет и заканчивалась хорошо
приклеенным оперением. Мастерская стрела. Даже лучшие мастера спортивной
стрельбы из лука позавидовали бы ее обладателю.
Мартин долго вертел в руках это совсем не современное оружие и сказал
задумчиво:
- Мы, кажется, попали к индейцам, мальчики.



6. УРОК ГЕОГРАФИИ
Глухаря, уже ощипанного и выпотрошенного, начали жарить, как и рыбу, на
вертеле. Мечтали о чае. Но не было ни чая, ни сахара, ни котелка для воды.
Воду пришлось пить некипяченой прямо из реки, черпая пригоршней. Хорошо
еще, что вода была как ключевая, незамутненная и не пахла болотом.
Разговаривать не хотелось. Мы сидели вокруг костра, не задавая вопросов
и не высказывая предположений. Робинзонада не прельщала перспективами и не
питала надежд на возвращение домой. Да и где теперь этот дом? За сколько
километров, парсеков или магнитных полей?
В эту минуту тревожных и тягостных раздумий незнакомый голос вдруг
спросил по-английски:
- Разрешите присесть к вашему костру, друзья?
И, поскольку мы не ответили сразу, он тотчас же повторил свой вопрос
по-французски, с такой же безукоризненной точностью произношения.
- Пожалуйста, - ответил по-английски Зернов, - места хватит для всех.
Он обращался к двум бесшумно подошедшим парням в шортах и клетчатых
рубашках с короткими рукавами. Первое, что мы увидели, были их голые ноги,
шерстяные носки, скрученные у щиколотки, и самодельные мокасины-плетенки
из сыромятных ремешков. Оба были ровесники или погодки, очень похожие,
даже одинаково загорелые, должно быть, братья, не старше двадцати лет.
Коротко остриженные русые волосы дополняли впечатление юношеской
подтянутости, аккуратности и чистоты. На поясах у обоих болтались
деревянные колчаны с такими же черными стрелами, как и та, которую вытащил
из глухаря Мартин. Охотничью экипировку их завершали висевшие за спиной
очень большие, почти в человеческий рост, луки, а в каждом из гостей было,
по крайней мере, около ста девяноста сантиметров.
- Джемс, - сказал первый; он стоял ближе к нам.
- Люк, - подхватил второй, выходя к костру.
Даже голоса их были похожи.
Мы невежливо промолчали, все еще ошеломленные их появлением и видом. Но
Зернов вовремя исправил нашу бестактность, тут же представив нас тоже по
именам. Охотники переглянулись - видимо, наши имена несколько удивили их,



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.