read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



недоброжелательство старика к Дику, и потому он стал Дика защищать.
- Не в песнях дело. Песня - заря цивилизации. А для малышей Дик -
кумир. Дик - охотник! А для вас, бабы, он пример. "Посмотри на Дика.
Вот хороший мальчик!" А для девочек он рыцарь. Ты не обращала
внимания, какими глазами на него глядит Марьяшка?
- Пускай глядит. Замуж выйдет. Для поселка хорошо.
- Мама! - не выдержал Олег.
- А что?
Мать, как всегда, ничего не замечала вокруг, жила в каком-то своем
мире, пережевывала древности.
- И тебя радует мир Диков? - Старик был зол. Он даже грохнул
кулаком по столу. - Мир благополучных быстроногих дикарей?
- А что ты предлагаешь взамен?
- Вот его. - Старик положил тяжелую ладонь на затылок Олегу. - Мир
Олега - это мой мир, это твой мир, от которого ты пытаешься
отмахнуться, хотя тебе-то никакого другого не дано.
- Ты не прав, Боря, - сказала мать. Она пошла на кухню, сняла с
огня миску с кипятком и принесла в комнату. - Сахар кончился.
- У меня тоже, - сказал старик. - Сейчас корни худые, несладкие.
Эгли говорит, что придется месяц потерпеть. Поедим с хлебом. Ты же
интеллигентная женщина и должна понимать, что мы обречены на
вырождение, если на смену нам придут Дики-охотники.
- Не согласна с тобой, Боря, - сказала мать. - Нам бы выжить. Я
сейчас не о себе конкретно говорю, а о поселке. О детишках. Когда я
гляжу на Дика или на Марьянку, у меня появляется надежда. Ты их
называешь дикими, а я думаю, что они смогли приспособиться. И если они
сейчас погибнут, мы все погибнем. Слишком велик риск.
- А я, значит, не приспособился? - спросил Олег.
- Ты меньше других приспособился.
- Ты просто боишься за меня, - сказал Олег. - И не хочешь, чтобы я
шел в горы. А я из арбалета стреляю лучше Дика.
- Я боюсь за тебя, конечно, боюсь. Ты у меня один. Ты все, что у
меня осталось. А ты с каждым днем все больше от меня отрываешься,
уходишь куда-то, чужим становишься.
Старик мерно шагал по комнате, так бывало, когда он недоволен
учениками, если они ленятся. Нагнулся, поднял с табуретки глобус. Он
его сделал из гриба-гиганта, который вырос той зимой у сарая. Они
тогда с Олегом вместе терли краски, цветную глину, которую Марьяна с
Лиз отыскали у ручья, ту самую, из которой теперь делают мыло. Ее
высушили, получилось два цвета - белый и серый. А сам гриб был
сиреневым. И Старый по памяти нарисовал все материки и океаны Земли.
Глобус получился бледным, а за два года еще больше побледнел и стерся,
стал как круглое яблоко.
Олег увидел на столе маленькое пятнышко розовой плесени. Это не
желтая, это ядовитая плесень. Он осторожно стер пятнышко рукавом.
Глупо, когда родная мать предпочитает тебе другого. В общем, это
предательство. Самое настоящее предательство.
- Мы с тобой умрем, - сказал старик.
- И отлично. Пожили достаточно, - сказала мать.
- Тем не менее не спешим умирать, цепляемся за эту жизнь.
- Мы трусливы, - сказала мать.
- У тебя всегда был Олег.
- Я жила ради него.
- Мы с тобой умрем, - продолжал старик, - но поселок должен жить.
Иначе пропадает смысл нашего с тобой существования.
- Больше шансов выжить у поселка охотников, - сказала мать.
- Больше шансов выжить у поселка таких, как Олег, - сказал старик.
- Если править нашим племенем будут Дик и ему подобные, то через сто
лет никто не вспомнит, кто мы такие, откуда пришли. Восторжествует
право сильного, законы первобытного племени.
- И будут они плодиться и размножаться, - сказала мать. - И станет
их много. И изобретут они колесо, а еще через тысячу лет - паровую
машину. - Мать засмеялась, как будто заплакала.
- Ты шутишь? - спросил Олег.
- Ирина права, - сказал старик. - Борьба за существование в
элементарной форме приведет к безнадежному регрессу. Выжить ценой
вживания в природу, принятия ее законов - значит сдаться.
- Но все-таки выжить, - сказала мать.
- Она так не думает, - сказал Олег.
- Конечно, она так не думает, - согласился Старый. - Я знаком с
Ириной уже двадцать лет. И знаю, что она так не думает.
- Я вообще предпочитаю не думать, - сказала мать.
- Врешь, - сказал Старый. - Мы все думаем о будущем, боимся и
надеемся. Иначе перестанем быть людьми. Именно груз знаний, которыми
не отягощает себя Дик, заменяя их простыми законами леса, может нас
спасти. И пока есть альтернатива, мы можем надеяться.
- Ради этой альтернативы ты гонишь Олежку в горы?
- Ради сохранения знаний, ради нас с тобой. Ради борьбы с
бессмыслицей, неужели не ясно?
- Ты всегда был эгоистом, - сказала мать.
- Твой материнский слепой эгоизм не в счет?
- Зачем тебе Олег? Он не перенесет путешествия. Он же слабый.
Этого говорить не следовало. Мать поняла сама и взглянула на Олега,
умоляя его глазами, чтобы не обижался.
- Я не обижаюсь, мам, - сказал Олег. - Но я хочу идти. Может, хочу
больше, чем все остальные. Дик бы даже с удовольствием остался. Сейчас
олени кочевать начнут. Самая охота в степи.
- Он нужен в походе, - сказал старик. - Как бы я ни возмущался
перспективами его власти, сегодня его умение, его сила могут нас
спасти.
- Спасти! - Мать оторвала взгляд от Олега. - Ты талдычишь о
спасении. А сам в него веришь? Три раза люди ходили в горы, сколько
вернулось? С чем?
- Тогда мы были еще неопытны. Мы не знали здешних законов. Мы шли,
когда на перевале был снег. Теперь мы знаем, что он тает только в
конце лета. За любое знание приходится платить.
- Если бы те не погибли, мы бы жили лучше. Было бы больше
кормильцев.
- Но все равно мы оказались бы во власти закона деградации. Или мы
часть человечества и бережем его знания, или мы дикари.
- Ты идеалист, Боря. Кусок хлеба сегодня нужнее абстрактных
ананасов.
- Но ведь ты помнишь вкус ананаса? - Старый повернулся к Олегу и
добавил: - Ананас - это тропический плод со специфическим вкусом.
- Я понял, - сказал Олег, - Смешное слово.


Глава вторая
- Бумага, - повторил Старый. - Хоть десяток листов.
- Будет тебе бумага, - сказал Томас.
Те, кому уходить, собрались у ворот в изгороди. Остальные пришли их
проводить. Все делали вид, что поход самый обыкновенный, как за
корнями к болоту, а прощались как будто навсегда.
Те, кто уходил, были тепло одеты - одежду собрали по всему поселку.
Тетя Луиза сама отбирала, ушивала, подгоняла. Наверное, Олег никогда
не был так тепло одет. Только Дик ничего лишнего не взял. Он сам себе
все шьет. Дождь почти перестал, в лужах вокруг столбов плескались,
пищали плавунцы. К хорошей погоде.
Томас посмотрел на плавунцов и сказал:
- Дождь перестанет. Надо бы столбы укрепить.
- Не думай об этом, - сказала тетя Луиза, - без тебя справимся.
- А ты мне что принесешь, пап? - спросила рыжая Рут, дочка Томаса.
- Не надо, - сказала его жена. - Не надо даже думать об этом.
Главное, чтобы папа вернулся. Закутай горло, ты опять кашляешь.
- С перевала держи правее, - сказал Вайткус Томасу. - Помнишь?
- Помню, - улыбнулся Томас. - Как сейчас помню. Ты бы лег.
Мать держала Олега за руку, и он не смел вырвать руку, хотя ему
казалось, что Дик чуть усмехается, глядя на него. Она хотела пойти с
ними до кладбища, но Сергеев ее не пустил. Он никого не пустил, кроме
Луизы со Старым.
Олег несколько раз оборачивался. Мать стояла, приподняв руку,
словно хотела помахать вслед и забыла. Она старалась не плакать.
Над изгородью были видны головы взрослых. Мать, Эгли, Сергеев,
Вайткус, а сквозь колючки, пониже, темнели фигуры ребятишек. Маленькая
шеренга людей, за ними - покатые, блестящие под дождем розовые крыши
маленькой кучки домиков.
С холма Олег обернулся в последний раз. Все так и стояли у
изгороди, только кто-то из малышей отбежал в сторону и возился у лужи.
Отсюда, сверху, была видна улица - дорожка между хижинами. И дверь
дома Кристины. Какая-то женщина стояла в дверях. Но с холма не
разберешь, Кристина или Лиз. А потом вершина холма скрыла поселок из
виду.
Кладбище тоже было окружено изгородью. Дик, прежде чем отодвинуть
дверь, заглянул внутрь, не таится ли там какой-нибудь зверь. Олег
подумал, что он сам, наверное, забыл бы это сделать.
Странно, подумал он, что могил, придавленных плитами мягкого
сланца, отломанного от близких скал, куда больше, чем людей в поселке.
Хотя поселку всего шестнадцать лет. Отца здесь нет, он остался за



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.