read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



креслами стоял стол, заставленный фруктами, посреди возвышался хрустальный
графин с янтарным игристым вином.
Колдун кинул быстрый взгляд на дверь. Невозмутимые телохранители едва
заметно приподняли кончики клинков. Колдун поклонился и сказал с чуть
слышной хрипотцой:
- Я счастлив принять предложение высокомудрого шаха.
Нилпег отделился от двери и подошел к столику, сделав приглашающий
жест рукой. Пока колдун шел к креслу, не выпуская из рук свой отяжелевший
мешок, Нилпег налил ему в узкий серебряный кубок игристого вина. Колдун
сел в кресло, ожидая дальнейших действий шаха, ничего хорошего ему, по
всей видимости, не суливших. Чуть поклонившись чужестранцу с уверенной
неприятной улыбкой, Нилпег взял со стола красное яблоко и подкинул вверх.
Свистнул клинок в стремительном неуловимом движении и Нилпег протянул
гостю две аккуратные половинки сочного плода. Тот кивком поблагодарил.
Хамраю уже не было необходимости скрывать от колдуна своей магической
силы, но и выпячивать ее напоказ он не желал, не в его характере. Он
подошел к магическому столбу - его тайной гордости, изобретения, без
которого шах давным-давно бы погиб. Шах это хорошо знал, и хотя ему тоже
была тягостна предстоящая процедура, он понимал, что она неизбежна.
Шах снял перевязь с мечом, бережно передал одному из воинов, тоже
подошел к столбу и встал у стены, так что столб как раз оказался между ним
и распахнутой дверью в комнату обнаженной женщины. У выхода на лестницу
остался один воин, двое по знаку Хамрая подошли к дверям комнаты красавицы
и встали по обе стороны, отлично зная, что им надлежит делать.
Хамрай постарался избежать внешних эффектов, рассчитанных на публику,
стараясь подчеркнуть иноземцу всю пропасть между их методами и,
соответственно, достигаемыми результатами. Столб засветился на пределе
необходимого, невесомый, но густой розовый туман окутал фигуру шаха. Туман
все уплотнялся и стороннему наблюдателю показалось бы, что он впитывается
в столб. Через какое-то время из магического столба в противоположную
сторону начал сочиться такой же туман. Он перетекал в комнату, и сразу за
порогом стал клубиться в свете ламп, сгущаясь. Наконец Хамрай произнес
заклинание, туман полыхнул мириадами искр и исчез в мгновение ока. За
порогом стояла точная копия шаха, его абсолютный двойник. Двое воинов
мгновенно захлопнули прочную дверь и заперли на тяжелый засов. Настоящий
шах, шах-первый, тяжело вздохнул и направился к центральному креслу - он
мог теперь лишь смотреть, больше от него ничего не требовалось. Как и от
Хамрая, впрочем, тоже. Чернобородому же самозванцу из северных земель
оставалось только уповать на чудо - на то, что его колдовство все же
возымело желаемый итог.
Шах-второй бросился к несокрушимой двери, стукнул в бессильной ярости
кулаками в равнодушное кованое железо, контрастирующее с изысканным
убранством комнаты. Двойник ничем не отличался от оригинала - ни
внешностью, ни мыслями. За исключением того, что шах-первый будет и дальше
править страной, наслаждаясь жизнью, а двойнику придется погибнуть во
благо первого. Погибнуть в любом случае, ибо даже если испытание пройдет
успешно и заклятие Алвисида окажется снято, то многомудрый повелитель не
допустит существования ничем не отличающегося от него человека. И двойник
великолепно знал, зачем в подлокотнике центрального кресла торчит
неприметный рычажок...
Но двойник тоже был шахом и обладал чувством достоинства. Если ничего
другого не остается, то нужно с честью исполнить долг. Пораженная
увиденным красавица сидела на подушках, поджав под себя ноги и прикрыв
руками пышный бюст, словно пытаясь защититься. У Хамрая перед глазами
вновь встали испуганные глаза погибших девушек, их острые локотки,
прикрывавшие маленькие холмики груди.
Шах-второй восстановил дыхание, повернулся к женщине и улыбнулся ей.
Подошел, сел рядом, нежно провел ладонью по ее волосам. Она расслабилась,
внезапный испуг отпустил ее. Помня свое предназначение в этой жизни, она
ответила ему на ласку...
Телохранители, убедившись, что запор держит прочно, вернулись на свое
место у входа в покои. Хамрай неторопливым движением потушил сияние
магического столба, провел по нему рукой - кристаллы чуть подрагивали,
словно живые и были теплые. Энергия, бушевавшая в них несколько минут
назад, еще не успокоилась. Хамрай прошел в дальний угол зала, где стоял
большой сундук, заставленный всякими ненужными предметами, вроде индийских
фарфоровых ваз и бронзовых римских подсвечников. Среди них выделялся
пожелтевший от времени, но не потерявший остроты режущей кромки, зуб
китайского дракона, убитого Хамраем в одно из путешествий в горы Тибета.
Хамрай не желал, в отличие от остальных, жадно впитывать глазами то,
что происходит в роскошной комнате-клетке. Воины были самыми доверенными и
преданными людьми шаха, умевшие ценить молчание - шах не стеснялся того,
что они присутствуют при столь откровенной интимной сцене. Давно, когда
Хамрай впервые проводил это испытание, великому шаху было противно
смотреть на себя, жадно занимающегося любовью, со стороны - это вообще
довольно неприятное зрелище. Тогда шах искренне переживал, что гибнет он
сам, его точная копия. Теперь привык к этому, привык к тому, что
существует, пусть и очень недолгое время, второй такой же как он человек.
Постельная сцена близилась к апогею, два слившихся в едином движении
тела издавали лишь стоны, переходившие чуть ли не в рычания. Краска
пропала с лица настоящего шаха, руки вцепились в подлокотники кресла,
непроизвольно пальцы нащупывали заветный рычажок. Двойник забыл, казалось,
про все на свете, и самозабвенно предавался любви - шах-первый ждал,
развязка приближалась. К чернобородому колдуну вернулась былая
самоуверенность, он считал, что все обошлось - если не случилось сразу,
как он полагал, то уже и не случится. Хамрай горько усмехнулся - иноземец
не знает еще как действует заклятие.
- Я же говорил, что великому шаху не стоит ничего опасаться, -
безапелляционно заявил наглец. - Богоподобный шах может спокойно
наслаждаться любовью с женщинами - глаз Алгола снял заклятие.
Эти слова его и погубили... Или, наоборот, сильно облегчили его
участь, ибо не избежать бы ему остро отточенного кола, обильно смазанного
бараньим салом, который мускулистые палачи вонзили бы ему в задний
проход... и мучительных дней ожидания избавляющей от страданий смерти.
Колдун еще не закончил своей гордой тирады, как двойник шаха выгнулся
дугой в исступлении оргазма, издавая звериное рычание наслаждения. В тот
же момент кожа с лица двойника, словно потеряв связывающие нити и
неимоверно отяжелев, стекла в мгновение ока по сильному телу, глаза
вылетели из орбит и как две лягушки плюхнулись на живот красавицы. Она
дернулась безумно, помещение заполнил дикий животный крик, холодящий
сердце...
Женщина билась в умопомрачении, пытаясь вырваться, но перерождающийся
двойник, разом огрузневший, сидел на ней верхом, уничтожая возможность для
спасения.
Пальцы шаха-первого в негодовании соскочили с рычажка, забыв
прекратить тягостную и уже ненужную сцену, и щелкнули повелительно в
направлении самоуверенного бахвала из северных земель, поклоняющегося
ненавистному Алголу.
Волосы колдуна зашевелились от увиденного, он не отрываясь смотрел на
проявляющегося монстра. Выражение безрассудного ужаса, смешанное с
невероятным изумлением навечно застыли на лице чужеземца - повинуясь жесту
властелина Нилпег острейшим клинком отсек голову самозванца. Фонтанирующая
кровь залила щегольские одежды колдуна, тело враз обмякло, голова
покатилась по густому ворсу ковра, оставляя за собой вишневый след.
"Опять Гудэрз будет ворчать", - устало подумал Хамрай и бросил взгляд
сквозь решетку, откуда несся непрекращающийся вопль прекрасной жертвы и
досадуя, что шах медлит нажать рычажок.
Волосы на двойнике шаха мгновенно потеряли свой цвет и, свернувшись
словно опаленные внутренним огнем в тончайшие спиральки, рассыпались в
разлетевшийся по комнате серый пепел. Обнажившийся череп лопнул, как
перезрелая тыква, заляпав ошметками плоти женщину, потерявшую от страха
разум. Кожа двойника шаха треснула и слезла, словно с шелушащегося гороха
кожура, из туловища вылезла новая голова, еще вся в крови, но уже
оформляющаяся в нечто невообразимо мерзкое и безобразное. Из под
отваливающейся кожи появились волдыри перерождающей плоти.
Так действует заклятие Алвисида.
Много раз видел подобное Хамрай, и каждый раз зрелище вызывало в нем
неудержимую тошноту, ужас и отвращение. Хамраю не терпелось прекратить все
это, заставить умолкнуть раздирающий душу предсмертный вопль красавицы,
смешанный с ревом рождающегося в муках монстра.
Словно услышав мысли Хамрая, шах наконец-то нажал на рычаг - огромная
многотонная каменная плита, скрытая в потолке, стремглав рухнула на
бьющихся в судорогах красавицу, потерявшую всю привлекательность в
отчаянных попытках вырваться, и отвратительного монстра, который вскоре
был бы в состоянии переломить крепкие прутья решетки, словно тонкие
лучины.
В зале воцарилась оглушающая тишина. Все кончилось.
Шах, без кровинки в лице, встал и молча направился к дверям. К
глубокому разочарованию, что заклятие так и не удалось снять примешивалась
досада - как и Хамрай, шах не любил напрасные человеческие жертвы,
особенно когда гибнут желанные и запретные для него прекрасные женщины.
Один из телохранителей торопливо вышел на лестницу зажечь факела.
Хамрай остался один. Он прошел к своему креслу, сел, налил в кубок
вина, задумчиво отхлебнул.
- Вот так вот, всесильный колдун, не помог тебе твой Алгол, -
обратился он к обезглавленному самозванцу. - Теперь твоя участь - стать
пищей любимцу Гудэрза. - Он вздохнул, сделал еще глоток терпкого вина и
произнес: - Все гораздо проще, чем полагал ты, и бесконечно сложнее, чем
когда-то полагал я.
Сколько он просидел задумчиво глядя на каменную плиту, похоронившую



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.