read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



подорвать его авторитет, во лжи и в попытках представить его перед
детьми в дурном свете. Откуда ему знать, что она никогда не позволит се-
бе унизиться до такого? Что бы ни было между ними, это касается только
их двоих. - Вообщето мне бы хотелось обсудить с тобой кое-что, - добавил
он деловым тоном.
- Я думаю, с этим можно подождать, не так ли? - Она почувствовала
внезапную усталость, усиливаемую не отпускавшим ее нервным напряжением.
- Нет, пожалуй, нельзя. Видишь ли, я, конечно, ценю твой благородный
жест, но все это настолько неожиданно, что у меня возникли коекакие воп-
росы. - Он повел детей вниз, пропустив вперед Спирвдоулу, а затем мягко
взял за локоть Сапфиру. - Вернемся в гостиную. Оттуда ты сможешь наблю-
дать за детьми в саду, и мы спокойно поговорим. - Он посмотрел на нее
настороженным взглядом. - Пойдем, Сапфира. Надеюсь, ты больше не боишься
оставаться со мной наедине?
Она молча кивнула головой. Когда-то одно его присутствие вызывало в
ней чувства, так хорошо знакомые всем женщинам. Теперь же у нее не было
никаких ощущений. Ничего не ответив, Сапфира пошла за ним в гостиную.
- Ты помнишь Константинос?
Вопрос застал ее врасплох.
- Один из Кикладских островов? Да, разумеется. Мы поехали туда в пер-
вое же лето после женитьбы. - Она улыбнулась, вспоминая проведенные там
вместе с ним три недели. - Мы жили в старом деревенском доме, который ты
купил, когда твоя карьера пошла в гору и тебе нужно было иметь какое-ни-
будь убежище, где бы ты мог отдохнуть после слишком напряженной работы.
- Она замолчала, все еще продолжая улыбаться. - Ты говорил, что я была
первой женщиной, которую ты допустил в свое святилище...
- Единственной женщиной, - мягко поправил он, глядя, как она садится
вполоборота к нему, чтобы видеть играющих в саду детей. - Я решил отвез-
ти туда на несколько дней Стефаноса, пока буду работать над составлением
очень сложной программы, из-за которой у всех у нас в настоящий момент
голова идет кругом.
- Ну и? - Она не хотела вспоминать безмятежно-счастливые летние дни,
проведенные с ним на этом крошечном кусочке рая, где не было ни взлетной
полосы, ни современных дорог и который открыли для себя лишь слишком
разборчивые туристы. Память об этом чудесном времени делала ее тепереш-
нее положение особенно невыносимым, и она совершенно не понимала, какое
ей дело до того, куда и зачем собирается ехать Тэйн.
- Ну и вот... Я могу еще управиться с одним ребенком, когда работаю,
но никак не с двумя.
- Эфими... - начала она.
- ...уже договорилась со мной, что пробудет какое-то время в Неаполи-
се с братом, недавно приехавшим погостить из Штатов.
- Ну что ж, Спиридоула...
- Не сможет ехать, так как жених запретил ей жить в одном доме на уе-
диненном острове с человеком, который недавно разошелся с женой.
- Вот как! - Это проникнутое мужским шовинизмом решение для греческой
девушки равносильно закону, и нет никакого смысла его обсуждать. Здесь
Тэйн прав, подумала Сапфира. Она не сомневалась в способности Тэйна ор-
ганизовать для детей строгий спартанский распорядок, что позволит ему
сосредоточиться на сложных компьютерных программах, составляющих не-
отъемлемую часть его работы, но это потребует от него дополнительных
усилий и времени, к чему он вовсе не готов.
Стефанос, более спокойный и замкнутый, без сестры будет вполне пос-
лушным ребенком, что же касается Виктории... Сапфира грустно улыбнулась,
стараясь представить себе Тэйна в его безуспешных попытках обуздать свою
брызжущую радостной энергией дочь без помощи женщины.
- Итак, ты хочешь, чтобы Виктория осталась со мной еще на несколько
дней?
- Напротив. - Он помолчал, чтобы дать ей почувствовать важность того,
что собирается сказать... - Я хочу, чтобы ты поехала с нами.
- Это же просто смешно! - в изумлении уставилась она на него. - Как я
вообще могу куда-либо ехать с тобой? Я ведь всего лишь твоя бывшая жена!
- Самоотстранившаяся жена, - холодно поправил ее Тэйн. - Но это вовсе
не значит, что мы не можем найти общий язык в наших общих интересах, не
так ли? Да, суд поставил некоторые ограничения, потому что таково было
наше желание, но, если, по обоюдному согласию, мы решим пренебречь ими,
нас ведь не оштрафуют, верно? - приподнял он одну бровь, ожидая ее реак-
ции, и, не услышав возражений, невозмутимо продолжил: - Представь, ты
только что сказала детям, что они останутся вместе. Стефанос знает, что
я собираюсь взять его с собой на Константное, поэтому Виктория будет
считать, что она тоже поедет с нами на остров. Так что решение вполне
очевидно. Так как ты будешь со мной, дружок Спиридоулы вряд ли будет
возражать, чтобы она поехала с нами. На нее лягут основные обязанности
по уходу за детьми, а мы будем заниматься каждый своим делом. К тому же,
- он окинул ее внимательным взглядом, от которого не укрылось ничто: ни
замешательство в ее глазах, ни удивленно приоткрывшиеся губы, ни суетли-
во нервные движения рук и ног, - отдых явно пойдет тебе на пользу.
- Но мы не можем вместе жить в одном доме! - в отчаянии воскликнула
она.
- Почему же? - с упрямым вызовом спросил он ее. - Как ты помнишь, в
доме хватит с избытком места для всех и еще останется. Мы даже можем не
общаться друг с другом без крайней необходимости. Подумай только,
сколько в этом преимуществ: у приятеля Спиридоулы не будет повода для
ревности, я получу необходимый для работы покой, а тебе, - он сделал не-
большую паузу и продолжал: - ...тебе, Сапфира, выпадет несколько драго-
ценных дней и ночей, которые ты проведешь с детьми, прежде чем навсегда
оставишь их на мое попечение.
- Тэйн! - его имя прозвучало как полупротест-полузаклинание. Как мо-
жет он столь жестоко иронизировать над ее несчастьем? И все же многие,
вероятно, скажут, что Тэйн поступает благородно, предоставляя ей возмож-
ность в последний раз излить на детей свою материнскую любовь. Как ког-
да-то, в счастливые дни их жизни, он и теперь называет ее по-гречески
"моя Сапфира". Позволительно ли ей снова обольщаться его сладостными ре-
чами?
И все же его предложение показалось ей выгодным: время, проведенное с
детьми, даст возможность успокоить их, убедить, что, покидая дом, она
вовсе не попадает их, что она любит их так же, как и отец, и не может
жить с ними только из-за решения суда, что ее действия подсказаны исклю-
чительно интересами малышей...
- Почему ты сомневаешься? - подбодрил он ее. - Ты что, боишься меня?
Думаешь, что я нарушу условия нашего соглашения о раздельном проживании?
Широко раскрытые глаза Сапфиры выражали отчаяние и боль. Как ей отве-
тить на этот вопрос? Она знала своего бывшего мужа как гордого и страст-
ного человека, который не желал порывать с ней законные связи не потому,
что любил ее, а потому, что до сих пор считал ее своей собственностью и
его мужская гордость требовала, чтобы он оставался ее хозяином, даже ес-
ли ради этого нужно было делить свое имя, свою собственность и все дохо-
ды с той, которую он больше не любит.
- Вот так. - Казалось, он прочел ответ на свой вопрос на ее лице.
Сапфира безмолвно наблюдала, как, прежде чем продолжить, он медленно
провел языком по верхней губе. - Ты до сих пор еще не поняла, что тебе
удалось то, чего не удалось ни одной другой женщине, моя милая? - вкрад-
чиво спросил он ее с нескрываемой враждебностью во взгляде. - Ты лишила
меня моего мужского достоинства. Я сейчас значу меньше, чем какой-нибудь
пляжный ловелас или любвеобильный официант, надеющийся добиться твоей
благосклонности.
Закон запретил мне физический контакт с тобой, не важно, чем он выз-
ван, гневом или страстью. Мне, человеку, державшему тебя в своих объяти-
ях и ласкавшему в своей постели твое тело, до сих пор носящее на себе
отпечаток этих ласк, оплодотворившему тебя своим семенем, мне, которого
ты поклялась любить и почитать всю жизнь, грозит тюремное заключение,
если я хоть пальцем коснусь твоей нежной кожи. Можешь ли ты понять, как
сильно влечет меня твоя плоть, если я добровольно согласен прозябать в
тюрьме за радость обладания ею? Можешь, Сапфира?
- Нет... - Сапфира невольно закрыла глаза, чтобы не видеть его иска-
женное болью лицо и свое собственное отражение в широком зеркале, делав-
шем эту дорогую ей комнату еще более просторной. Она чувствовала, как ее
плоть, плоть женщины, с которой он с такой жестокостью только что гово-
рил, сжимается под ядовитым жалом его презрения. Если она и была ког-
да-то тщеславной, то с рождением близнецов этот грех был искоренен нав-
сегда.
Она боялась увидеть свое исхудалое тело, ставшее таким некрасивым и
угловатым. У нее не было иллюзий относительно собственной привлека-
тельности, особенно радом с Тэйном, чья классическая мужская красота со-
четалась с острым умом и горячей чувственностью, выделявшими его среди
остальных мужчин его круга, да и собственный ее опыт подсказывал, что он
ничего не питает к ней.
Сапфира почувствовала, как ее щеки заливает краска смущения.
- Нет, - прошептала она. - Думаю, что нет.
- В таком случае тебя тревожит мнение твоего анемичного соотечествен-
ника и этой ведьмы, его сестры!
- Лорна никакая не ведьма. У меня никогда не было лучшего друга! - От
негодования ее бледные щеки стали пунцовыми. - Оскорбление не делает те-
бе чести. Лорна дала мне убежище, когда для меня стало невозможно оста-
ваться рядом с тобой! - Она глубоко вздохнула, видя, как от гнева нап-
ряглись мускулы его лица, и продолжала, полная решимости доказать Тэйну
его неправоту, хотя разум подсказывал ей, что она бьется головой о стену
его непонимания. - Что же касается ее брата, то, может быть, Майкл не
обладает обаянием, отличающим мужскую часть семьи Ставролакесов, зато он
преданный друг, добр, внимателен и никак не влияет на мои решения. Как



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.