read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



пряталась, - и что за наслаждение было это отгадывание! Старик, переехав в
Петербург, первое время был раздражен и желчен. Дела его шли худо; он
негодовал, выходил из себя, возился с деловыми бумагами, и ему было не до
нас. Анна же Андреевна ходила как потерянная и сначала ничего сообразить не
могла. Петербург ее пугал. Она вздыхала и трусила, плакала о прежнем
житье-бытье, об Ихменевке, о том, что Наташа на возрасте, а об ней и
подумать некому, и пускалась со мной в престранные откровенности, за
неимением кого другого, более способного к дружеской доверенности.
Вот в это-то время, незадолго до их приезда, я кончил мой первый
роман, тот самый, с которого началась моя литературная карьера, и, как
новичок, сначала не знал, куда его сунуть. У Ихменевых я об этом ничего не
говорил; они же чуть со мной не поссорились за то, что я живу праздно, то
есть не служу и не стараюсь приискать себе места. Старик горько и даже
желчно укорял меня, разумеется из отеческого ко мне участия. Я же просто
стыдился сказать им, чем занимаюсь. Ну как в самом деле объявить прямо, что
не хочу служить, а хочу сочинять романы, а потому до времени их обманывал,
говорил, что места мне не дают, а что я ищу из всех сил. Ему некогда было
поверять меня. Помню, как однажды Наташа, наслушавшись наших разговоров,
таинственно отвела меня в сторону и со слезами умоляла подумать о моей
судьбе, допрашивала меня, выпытывала: что я именно делаю, и, когда я перед
ней не открылся, взяла с меня клятву, что я не сгублю себя как лентяй и
праздношатайка. Правда, я хоть не признался и ей, чем занимаюсь, но помню,
что за одно одобрительное слово ее о труде моем, о моем первом романе, я бы
отдал все самые лестные для меня отзывы критиков и ценителей, которые потом
о себе слышал. И вот вышел, наконец, мой роман. Еще задолго до появления
его поднялся шум и гам в литературном мире. Б. обрадовался как ребенок,
прочитав мою рукопись. Нет! Если я был счастлив когда-нибудь, то это даже и
не во время первых упоительных минут моего успеха, а тогда, когда еще я не
читал и не показывал никому моей рукописи: в те долгие ночи, среди
восторженных надежд и мечтаний и страстной любви к труду; когда я сжился с
моей фантазией, с лицами, которых сам создал, как с родными, как будто с
действительно существующими; любил их, радовался и печалился с ними, а
подчас даже и плакал самыми искренними слезами над незатейливым героем
моим. И описать не могу, как обрадовались старики моему успеху, хотя сперва
ужасно удивились: так странно их это поразило! Анна Андреевна, например,
никак не хотела поверить, что новый, прославляемый всеми писатель - тот
самый Ваня, который и т. д., и т. д., и все качала головою. Старик долго не
сдавался и сначала, при первых слухах, даже испугался; стал говорить о
потерянной служебной карьере, о беспорядочном поведении всех вообще
сочинителей. Но беспрерывные новые слухи, объявления в журналах и наконец
несколько похвальных слов, услышанных им обо мне от таких лиц, которым он с
благоговением верил, заставили его изменить свой взгляд на дело. Когда же
он увидел, что я вдруг очутился с деньгами, и узнал, какую плату можно
получать за литературный труд, то и последние сомнения его рассеялись.
Быстрый в переходах от сомнения к полной, восторженной вере, радуясь как
ребенок моему счастью, он вдруг ударился в самые необузданные надежды, в
самые ослепительные мечты о моей будущности. Каждый день создавал он для
меня новые карьеры и планы, и чего-чего не было в этих планах! Он начал
выказывать мне какое-то особенное, до тех пор небывалое ко мне уважение. Но
все-таки, помню, случалось, сомнения вдруг опять осаждали его, часто среди
самого восторженного фантазирования, и снова сбивали его с толку.
"Сочинитель, поэт! Как-то странно... Когда же поэты выходили в люди, в
чины? Народ-то все такой щелкопер, ненадежный!"
Я заметил, что подобные сомнения и все эти щекотливые вопросы
приходили к нему всего чаще в сумерки (так памятны мне все подробности и
все то золотое время!). В сумерки наш старик всегда становился как-то
особенно нервен, впечатлителен и мнителен. Мы с Наташей уж знали это и
заранее посмеивались.
Помню, я ободрял его анекдотами про генеральство Сумарокова, про то,
как Державину прислали табакерку с червонцами, как сама императрица
посетила Ломоносова; рассказывал про Пушкина, про Гоголя.
- Знаю, братец, все знаю, - возражал старик, может быть, слышавший
первый раз в жизни все эти истории. - Гм! Послушай, Ваня, а ведь я все-таки
рад, что твоя стряпня не стихами писана. Стихи, братец, вздор; уж ты не
спорь, а мне поверь, старику; я добра желаю тебе; чистый вздор, праздное
употребление времени! Стихи гимназистам писать; стихи до сумасшедшего дома
вашу братью, молодежь, доводят... Положим, что Пушкин велик, кто об этом! А
все-таки стишки, и ничего больше; так, эфемерное что-то... Я, впрочем, его
и читал-то мало... Проза другое дело! тут сочинитель даже поучать может, -
ну, там о любви к отечеству упомянуть или так, вообще про добродетели...
да! Я, брат, только не умею выразиться, но ты меня понимаешь; любя говорю.
А ну-ка, ну-ка прочти! - заключил он с некоторым видом покровительства,
когда я наконец принес книгу и все мы после чаю уселись за круглый стол, -
прочти-ка, что ты там настрочил; много кричат о тебе! Посмотрим, посмотрим!
Я развернул книгу и приготовился читать. В тот вечер только что вышел
мой роман из печати, и я, достав наконец экземпляр, прибежал к Ихменевым
читать свое сочинение.
Как я горевал и досадовал, что не мог им прочесть его ранее, по
рукописи, которая была в руках у издателя! Наташа даже плакала с досады,
ссорилась со мной, попрекала меня, что чужие прочтут мой роман раньше, чем
она... Но вот наконец мы сидим за столом. Старик состроил физиономию
необыкновенно серьезную и критическую. Он хотел строго-строго судить, "сам
увериться". Старушка тоже смотрела необыкновенно торжественно; чуть ли она
не надела к чтению нового чепчика. Она давно уже приметила, что я смотрю с
бесконечной любовью на ее бесценную Наташу; что у меня дух занимается и
темнеет в глазах, когда я с ней заговариваю, и что и Наташа тоже как-то
яснее, чем прежде, на меня поглядывает. Да! пришло наконец это время,
пришло в минуту удач, золотых надежд и самого полного счастья, все вместе,
все разом пришло! Приметила тоже старушка, что и старик ее как-то уж
слишком начал хвалить меня и как-то особенно взглядывает на меня и на
дочь... и вдруг испугалась: все же я был не граф, не князь, не владетельный
принц или по крайней мере коллежский советник из правоведов, молодой, в
орденах и красивый собою! Анна Андреевна не любила желать вполовину.
"Хвалят человека, - думала она обо мне, - а за что - неизвестно.
Сочинитель, поэт... Да ведь что ж такое сочинитель?"
Глава VI
Я прочел им мой роман в один присест. Мы начали сейчас после чаю, а
просидели до двух часов пополуночи. Старик сначала нахмурился. Он ожидал
чего-то непостижимо высокого, такого, чего бы он, пожалуй, и сам не мог
понять, но только непременно высокого; а вместо того вдруг такие будни и
все такое известное - вот точь-в-точь как то самое, что обыкновенно кругом
совершается. И добро бы большой или интересный человек был герой, или из
исторического что-нибудь, вроде Рославлева или Юрия Милославского; а то
выставлен какой-то маленький, забитый и даже глуповатый чиновник, у
которого и пуговицы на вицмундире обсыпались; и все это таким простым
слогом описано, ни дать ни взять как мы сами говорим... Странно! Старушка
вопросительно взглядывала на Николая Сергеича и даже немного надулась,
точно чем-то обиделась: "Ну стоит, право, такой вздор печатать и слушать,
да еще и деньги за это дают", - написано было на лице ее. Наташа была вся
внимание, с жадностью слушала, не сводила с меня глаз, всматриваясь в мои
губы, как я произношу каждое слово, и сама шевелила своими хорошенькими
губками. И что ж? Прежде чем я дочел до половины, у всех моих слушателей
текли из глаз слезы. Анна Андреевна искренно плакала, от всей души сожалея
моего героя и пренаивно желая хоть чем-нибудь помочь ему в его несчастиях,
что понял я из ее восклицаний. Старик уже отбросил все мечты о высоком: "С
первого шага видно, что далеко кулику до Петрова дня; так себе, просто
рассказец; зато сердце захватывает, - говорил он, - зато становится понятно
и памятно, что кругом происходит; зато познается, что самый забитый,
последний человек есть тоже человек и называется брат мой!" Наташа слушала,
плакала и под столом, украдкой, крепко пожимала мою руку. Кончилось чтение.
Она встала; щечки ее горели, слезинки стояли в глазах; вдруг она схватила
мою руку, поцеловала ее и выбежала вон из комнаты. Отец и мать
переглянулись между собою.
- Гм! вот она какая восторженная, - проговорил старик, пораженный
поступком дочери, - это ничего, впрочем, это хорошо, хорошо, благородный
порыв! Она добрая девушка... - бормотал он, смотря вскользь на жену, как
будто желая оправдать Наташу, а вместе с тем почему-то желая оправдать и
меня.
Но Анна Андреевна, несмотря на то что во время чтения сама была в
некотором волнении и тронута, смотрела теперь так, как будто хотела
выговорить: "Оно конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья
ломать?" и т. д.
Наташа воротилась скоро, веселая и счастливая, и, проходя мимо,
потихоньку ущипнула меня. Старик было принялся опять "серьезно" оценивать
мою повесть, но от радости не выдержал характера и увлекся:
- Ну, брат Ваня, хорошо, хорошо! Утешил! Так утешил, что я даже и не



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.