read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



большими, отлично развитыми резцами траворезка проходит по лугам, да и по
засеянным полям, как косилка. В длину она два с лишним фута и покрыта грубой
коричневой шерстью. Мордочка круглая, как у бобра, маленькие уши плотно
прижаты, хвост толстый, безволосый, и большие лапы, тоже безволосые. Она,
видно, до полусмерти испугалась меня, и я не стал подходить ближе, пока не
подоспели охотники, - боялся, как бы она все-таки не вырвалась из сетей.
Крыса лежала и судорожно вздрагивала, а порой дергалась, пыталась подскочить
в воздух и всякий раз при этом отчаянно взвизгивала. Я изрядно встревожился
- вдруг у нее сейчас будет разрыв сердца? Только много позднее, когда я
поближе познакомился с тростниковыми крысами, я узнал, что такой истерикой
они встречают все новое, непривычное, вероятно, в надежде испугать или
смутить врага. А на самом деле тростниковая крыса - животное отнюдь не из
робких и не замедлит впиться своими огромными резцами вам в руку, если вы
позволите себе с ней какую-либо вольность. Я оставался на почтительном
расстоянии до тех пор, пока не подошли охотники; тут мы общими усилиями
извлекли крысу из сети.
Когда ее вытащили и стали сажать в крепкий мешок, крыса вдруг отчаянно
подпрыгнула у меня в руках: я сжал ее покрепче, и, к моему удивлению, у меня
в пальцах остался большой клок шерсти. Наконец мы надежно засунули
траворезку в мешок, а я сел и принялся рассматривать шерсть, которую
невольно сорвал с моей упитанной пленницы. Шерсть оказалась длинной и
довольно жесткой, похожей на грубую щетину; корни у нее, видно, очень
слабые: чуть потянешь - и лезет клочьями. Заново отрастает она очень
нескоро, и, так как лысую тростниковую крысу никак нельзя назвать
красавицей, обращаться с ней приходится в высшей степени осторожно.
Поймав тростниковую крысу, мы медленно двинулись дальше по долине,
время от времени расставляя сети и обшаривая подозрительные кусты и
подлесок. Когда стало ясно, что больше тут нечем поживиться, мы свернули
сети и направились к большому холму в полумиле от долины. Холм этот был на
редкость правильной формы, и мне на ум тотчас пришел курган, под которым
похоронен какой-то исполин, что бродил по этой равнине в давно минувшие
времена: на самом верху возвышалась груда каменных глыб, каждая величиной с
дом - казалось, будто здесь воздвигнут памятник. В узких расщелинах и
просветах между глыбами росли чахлые деревца, стволы их были изогнуты и
скручены всеми ветрами, но на каждом светилась гроздь ярко-золотистых
плодов. В высокой траве у подножий деревьев виднелись фиолетовые и желтые
орхидеи, а местами эти огромные камни покрывал толстым ковром какой-то густо
разросшийся вьюнок, с его стеблей свисали колокольчики цвета слоновой кости.
Эти вздыбленные скалы, яркие цветы и причудливо изогнутые деревья являли
собой удивительное зрелище на фоне багряно-голубого предвечернего неба.
Мы забрались на холм и уселись на корточках в тени камней среди высокой
травы, чтобы перекусить. Кругом сколько хватал глаз простирались горные
луга, цветы и трава колыхались на ветру, краски их сверкали и переливались,
поминутно изменяясь. Гребни холмов из бледно-золотых постепенно становились
белыми, а долины были нежного зеленовато-голубого цвета и местами темнели,
когда над ними торжественно проплывало кучевое облако и тянуло за собой
лиловую тень. Прямо перед нами в небе отчетливо вырисовывалась цепь тонко
очерченных гор, их подножие почти скрывала россыпь огромных валунов
вперемежку с малорослыми деревьями. Горы плавно круглились, они были на
удивление правильной формы. Их покрывала трава самых разнообразных оттенков
зеленого, золотого, пурпурного и белого цветов, и казалось - это
накатывается огромная океанская волна: она вздымается над тщедушной
преградой из камней и кустов и вот-вот через нее перехлестнет. Высоты эти
были необыкновенно покойны и тихи, тишину нарушал, кажется, один лишь ветер
- он хлопотливо метался во все стороны, заставляя каждую былинку петь свою
собственную песню. Ветер расчесывал траву, и она мягко шелестела, он
протискивался меж камней, забирался в трещины и расселины гор над нами, и
оттуда доносилось что-то вроде жалобного уханья совы и внезапных раскатов
хохота, ветер гнул и скручивал упрямые крепкие деревца, они трещали и
стонали, а листья трепетали и мурлыкали, как котята. И все же эти невнятные
звуки не нарушали, а скорее подчеркивали тишину лугов.
Вдруг тишина раскололась - из-за тесной группы скал донесся ужасающий
рев. Я с трудом пробрался туда и увидел: у подножия каменной глыбы сбились в
кучу охотники и собаки. Трое охотников о чем-то отчаянно спорили, а
четвертый выл и приплясывал от боли; из раны у него на руке хлестала кровь.
Взволнованные собаки прыгали вокруг и неистово лаяли.
- Что тут у вас за суматоха? - спросил я.
Все четверо обернулись ко мне и принялись каждый на свой лад
рассказывать, в чем дело; они кричали все громче, стараясь перекричать друг
друга.
- Зачем вы так кричите? Как же мне вас понять, если вы говорите все
сразу, как женщины? - сказал я.
Добившись таким образом тишины, я указал на окровавленного охотника.
- Как ты получил эту рану, друг мой?
- Маса, это меня добыча укусить.
- Добыча? Какая добыча?
- Э, маса, я не знаю. Уж очень она сильно кусать, сэр.
Я осмотрел его руку и убедился, что из ладони словно аккуратно вырезан
кусок величиной с шиллинговую монету. Я оказал охотнику простейшую первую
помощь и стал расспрашивать, что за животное его укусило.
- Откуда пришла эта добыча?
- Вон из та дырка, сэр, - ответил раненый и указал на глубокую щель у
подножия высокой скалы.
- А ты не знаешь, как называется эта добыча?
- Нет, сэр, - огорченно сказал раненый. -Я ее не видеть. Я приходить
сюда на это место и увидеть дырка. Я и подумать, там, в такой дырка, бывать
добыча, и сунул рука. Он меня и укусить.
Я обернулся к остальным охотникам.
- Вот! - сказал я. - Этот человек не знает страха. Он не заглянул
сначала в нору. Взял да и сунул туда руку, добыча его и укусила.
Охотники захихикали. Я опять повернулся к раненому.
- Стало быть, ты сунул руку в нору, не так ли? Но ведь в таких местах
можно наткнуться и на змею, верно? А если тебя укусит змея, что ты будешь
делать?
- Я не знаю, маса, - сказал он и ухмыльнулся.
- Друг мой, мне совсем не нужен мертвый охотник, так что ты уж больше
не делай таких глупостей, понял?
- Понял, сэр.
- Вот и хорошо. Теперь давай поглядим, что за опасная добыча тебя
укусила.
Я достал из мешка факел, согнулся в три погибели и заглянул в нору. В
свете факела сначала блеснули глазки, налитые кровью, потом возникла острая,
рыжеватая мордочка; зверек злобно, пронзительно взвизгнул и исчез во мраке и
глубине норы.
- Ага! - воскликнул один из охотников, услышав визг.- Это буш дог.
Очень сильно свирепый добыча.
К сожалению, названием "буш дог" - лесная собака - в этих краях
обозначают без разбору самых разных мелких млекопитающих, из них лишь
немногие хотя бы отдаленно сродни собакам, и потому разъяснение охотника
ничуть меня не просветило - я так и не понял, что это был за зверь. Мы
немного посовещались и решили, что есть только один верный способ заставить
зверька выйти из норы: надо развести костер у самого входа и нагнать туда
дыму, размахивая пучком листьев. Так мы и сделали, но сначала развесили над
входом небольшую сеть. Не успел первый клуб дыма заползти в каменную щель,
как зверек выскочил оттуда прямо в сеть и с такой силой, что сеть сорвалась
со своих креплений и зверек вместе с ней покатился вниз по склону в высокую
траву. Собаки с оглушительным лаем кинулись вдогонку, а следом помчались и
мы, выкрикивая всяческие угрозы собакам, чтобы они не смели трогать беглеца.
Однако очень скоро выяснилось, что зверек отлично мог сам постоять за себя и
вовсе не нуждался в нашей помощи.
Он стряхнул с себя сеть, встал на задние лапы, и тут мы разобрали, что
перед нами карликовая мангуста, изящный рыжеватый зверек величиной с
горностая. Она так и осталась стоять, слегка покачиваясь из стороны в
сторону, широко раскрыв рот, и издавала такие громкие, пронзительные крики.
каких я в жизни не слыхал от такого маленького зверька. Собаки разом
остановились и в оцепенении глядели на мангусту, а та все раскачивалась
перед ними и визжала. Один пес, посмелее остальных, осторожно двинулся
вперед и хотел обнюхать это странное существо, но магуста, видно, только
того и ждала: она упала плашмя в траву, ползком скользнула вперед, извиваясь
как змея, потом исчезла среди высоких стеблей - и вдруг опять появилась
прямо под ногами у всей своры. Тут она завертелась волчком, оглушая нас
неумолчным визгом, и при этом впивалась зубами в каждую ногу или лапу, что
попадалась ей на глаза. Собаки всячески пытались увернуться от ее острых
зубов, но это было нелегко, ведь в траве мангуста подбиралась к ним
незаметно, и собакам оставалось только подпрыгивать высоко в воздух. И вдруг
мужество им изменило, они все разом повернулись и позорно кинулись удирать
вверх по холму, а мангуста так и осталась стоять на задних лапах одна на
поле брани; она уже слегка задыхалась, но все еще выкрикивала язвительные
насмешки вслед удалявшимся хвостам.
Так свора была побеждена, теперь нам предстояло самим постараться взять
в плен этого маленького, но свирепого противника. Это удалось много легче,
чем я предполагал: я привлек внимание мангусты, замахав у нее перед носом
брезентовым мешком, она набросилась на него, как на врага, и принялась с
ожесточением его кусать, а тем временем один из охотников подкрался сзади и
набросил на нее сеть. Пока мы выпутывали мангусту из сети и водворяли в
мешок, она совершенно оглушила нас своими яростными воплями и не переставала
визжать весь обратный путь домой; по счастью, толстый брезент хоть немного
приглушал этот визг. Мангуста умолкла, только когда, уже в Бафуте, я
вытряхнул ее из мешка в большую клетку и бросил туда окровавленную голову
цыпленка. Пленница тотчас же с философской рассудительностью принялась за



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.