read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Второе: зачем ко мне в "жигуленок" подсели две красотки? Чье поручение они выполняли, и в чем оно?
Может, конечно, и случайность, но после картины "Мэр с пулей в переносице" и этюда "Сыщик, изучающий вещественное доказательство" в случайности мне верится слабо.
Третье: на чьей стороне Кузьмич?
От этого сакраментального вопроса, похоже, зависит моя жизнь. Вернее - от правильного ответа на него. То, что приморские мафиози узнают, чьи пальчики на бутылке, и без содействия Кузьмича, - козе понятно. Не . такой человек Ральф, чтобы не расставить людишек по нужным местам. Вопрос в другом: как скоро они это узнают. И еще один - ждать ли мне пули только от верных соратников мэра и его "доброжелателей" или еще и от милиции - даже без оказания сопротивления при аресте? Уф! Вроде все. Господа присяжные, осталось риторическое. "А судьи кто?" Не знаете? Вот и я тоже. А очень хочется.
На бегу действительно хорошо думается. Жаль только, что о бренном. Надеюсь, размышления не прибавили мне лишних морщин - как-никак, на встречу с блондинкой я настроен. Другого конца от этого клубочка у меня пока нет. Хе, насчет конца - это я смело...
По берегу я обогнул треть городка. Вряд ли лицам, жаждущим меня повидать, придет в голову искать в другом конце Приморска. Хотя чужая душа - потемки. Особенно ночью.
Отдышавшись, прохожу мимо пляжных домиков и поднимаюсь по улочке. Темно. Думаю, меня вполне можно принять за добропорядочного семьянина, возвращающегося в лоно супружества от заезжей пляжной красотки. Эрос - это...
Домыслить не успеваю.
- Стоять!.
В спину мне упирается ствол.
- Руки вперед.
Протягиваю. Две дюжих тени выныривают из придорожных кустов, жестко сводят руки, и я чувствую на запястьях сталь наручников.
- Порядок.
Это - кому как. Ну да на войне - как на войне.
Глава 8
Я забыл в гордыне, что любая машина бегает на порядок быстрее даже такого незаурядного спортсмена, как я. Особенно ежели машин несколько и расставлены они в нужных местах.
Меня жестко, но корректно заталкивают в черную "волгу", двое битюгов втискиваются по бокам, а тот, что так любезно приставлял ствол к моему натруженному хребту, усаживается рядом с водителем.
Парни молодые, крепкие, собранные и похожи на новенькие серебряные доллары одной чеканки. Их начальник - на бывший в употреблении червонец: невзирая на короткую стрижку, высокий лоб активно переходит в лысину.
Ни вежливостью, ни разговорчивостью они не отличаются. Что делать - работа такая. Один бесцеремонно лезет мне под куртку и вытаскивает револьвер, другой, тем же манером, страшный самопальный тесак. Нож с интересом рассматривают оба.
- Рэмбо, - презрительно хмыкает правый "близнец" и добавляет нецензурное слово, которое умеренно интеллигентный обыватель поймет как "ненормальный", все остальные - в меру воображения.
- Поехали, - по-гагарински командует старшой, и машина устремляется по знакомым городским улочкам. Похоже, я догадываюсь, куда мы направляемся. Профессионализм ребят сомнения не вызывает, и я искренне жалею, что совершенно упустил из виду организацию, столь популярную в былые годы. Рыцари "щита и меча". Госбезопасность. Или - как их теперь...
По легкомыслию я недодумал, что инкриминируемое мне деяние, а именно - преднамеренное убийство председателя горсовета - подпадает под статью об особо тяжких государственных преступлениях, а именно: террористический акт. Миленькая ситуация: здешняя милиция ищет меня по обвинению в убийстве, а то и в двух, местная мафия горит жаждой отомстить за смерть шефа, другая мафия тоже намылилась поскорее меня шлепнуть и похоронить концы, для госбезопасности же я вполне могу сойти за сомалийского шпиона, обезглавившего город, чтобы самому занять вакантное местечко и выведать секретную технологию консервации кильки в томате...
Популярность моя в Приморске куда выше, чем у Майкла Джексона в ихних Штатах, - чтобы мне так жить! Материально, конечно.
Подпираемый могучими плечами, я чувствую себя достаточно уютно - даже в "браслетах". Очень хочется сдаться этим немногословным и надежным, как "берлинская стена", ребятам, выпить нагретую в кармане бутылку коньяка - и каяться, каяться, каяться...
Мешают две веши.
Во-первых, корпоративное высокомерие. Я же все-таки морской офицер! Во-вторых, безопасность сия - тоже местная, а потому действия их непредсказуемы - поди знай, кто здесь с кем повязан и как.
К тому же печать в последние несколько лет так постаралась, что нужно большое волевое усилие, чтобы обыватель мог поверить в бескорыстие, чистоту помыслов и неподкупность "меченосцев", особливо в таком злачном городке, как Приморск. О себе, грешном, я уже молчу. Ибо верю только в то, что вижу. Например, Леночка - натуральная блондинка, это без балды. И как морской офицер да еще и старший преподаватель и будущий национальный академик я не могу заставлять девушку ждать столько времени. Любовь - это...
- Давай по окружной, так быстрее.
То, что ребята едут совсем не на местную Лубянку, я заметил давно. Но исправлять их оплошность из скромности не стал.
Какая-нибудь конспиративная хата или особнячок? Вот блин! Если бы рабочий, маящийся в малосемейке, знал, сколько в его областном центре таких конспиративных лежбищ, где натруженные опера инструктируют свою агентуру из проституток, продавщиц, манекенщиц и челночных бортпроводниц в самой доступной для них форме - мальчик сверху, девочка - снизу, то потерял бы столько слюны от зависти и возмущения, что восстановить оную не смогло бы даже полоскание полости рта медицинским спиртом! Так и ел бы всухомятку!
Машина тормозит у трехэтажного многоквартирного домика. Значит, хата здесь. Конечно, с ребятами поговорить хочется: но что нового могут они сообщить? К тому же со временем у меня туго. Они, конечно, профессионалы, ну да против курицы и гусь профессионал... А я - птица Додо.
Автомобиль остановился. У меня есть секунда - пока не открылась дверца. Делаю легкий вдох, закрываю глаза и сталью наручников давлю ампулку в кармане.
Отсчитываю десять секунд. Еще пять - контрольных. Открываю глаза. Воздух чист и свеж, никаких посторонних запахов. Ребятки спят сном праведников и оклемаются к исходу ночи, не раньше. Как сказал поэт, "трусы и рубашка лежат на песке, никто не плывет по опасной реке...".
Пошарив в карманах праведников, нахожу ключ от наручников, затем перетаскиваю парней одного за другим в небольшой садик за домом и укладываю рядочком. Симпатичные ребята. Но супротив сенегальского шпиђна - жидковаты. Заодно возвращаю свой тесак и "пушку", а также заимствую "пээмы" оперативников - три ствола лучше, чем ни одного.
Уезжаю не сразу. Тщательно обследую салон в поисках "маячка" - нет, все чисто. Ну а внешний "маячок" таким волкодавам вряд ли кто присобачит безнаказанно. Но бдительность - она и в Африке бдительность. А потому поиски продолжаю и под рулевым колесом открываю нишу, в коей безмятежно покоится аналог израильского "узи". Эх, гулять, так гулять...
Разворачиваюсь - и по газам.
На машины мне сегодня везет, - неказистая служебная "волга" скрывает под капотом мощь трех "мерседесов". Что ж, тайная служба - и для автомобиля служба.
Качу прямо в центр городка. В таком "затаренном" авто, с такими номерами я ощущаю себя Лаврентием Палычем, потерявшим бдительность. А потому чуть не тараню желто-блакитный милицейский "уазик", выскочивший из переулка под мою горячую руку. Сослепу он попытался было увязаться за мной, но, разглядев номера, постеснялся. Как-никак старшой на удостоверении сфотографирован в майорских погонах, значит, шишка, судя по всему, немаленькая.
Улица имени Железного Маршала в квартале отсюда. Пора и ноги поразмять. Город блокирован плотно - это и милицейские патрули, и шатающиеся парочками "отдыхающие", бездарно изображающие из себя пьяных. Прохожих немного: всех уже облетела весть о безвременной кончине Крестного папы, и народ предпочитает смотреть телек дома, дабы не попасть под перекрестный огонь "великосветской" разборки. Потому - проезжаю еще полквартала, останавливаюсь во дворике, засовываю скорострельный гэбэшный автомат за пояс брюк сзади и, элегантно хлопнув дверцей, ухожу в ночь. До Ленкиного дома дворами - рукой подать.
Две таблетки безендрина, что я заглотал в машине, действуют прекрасно. Чувствую себя бодро, а главное - вижу в темноте как кошка. Хотя и в черно-белом варианте.
Неясные предрассудки мешают шагать прямиком в квартиру шестнадцать и звонить в дверь, как все люди. Выбираю путь более романтичный. Захожу в крайний подъезд и забираюсь на последний этаж - четвертый. На каждом пролете - по четыре двери. Значит Леночкина квартирка - угловая, только с другой стороны дома.
Дверь на чердак закрыта от честных людей - открыть висячий замок можно гвоздем.
К моей радости - на чердаке пусто. Судя по всему, молодежь летом предпочитает пляжные лежаки. Голубиного помета тоже нет - хозяйки сушат здесь белье и от назойливых птиц, похоже, избавились. Надеюсь, не варварскими методами.
Перехожу на другую сторону дома и через слуховое окно выбираюсь на крышу. Эх, простор! Нравятся мне сталинские дома: и жить в них уютно, и чердаки служат обитателям, и крыши - с художественным парапетом. Каменные "кегли" выглядят надежно, каменный козырек за ними - тоже. На краю крыши произрастает корявая березка.
Судя по всему, я как раз над окнами искомой квартиры. Там свет, звучит довольно громкая музыка и слышны голоса. Мужские. Прав был Шекспир: "О женщины, вам имя - вероломство".
Но я же все-таки приглашен! А потому смело перешагиваю через парапет и зависаю на козырьке прямо над Леночкиным балконом. До балкона ноги не достают, и если просто разжать руки, то рискую промахнуться и проскочить до самого асфальта. Но и висеть на пальчиках удовольствие не из приятных. Есть люди, получающие от этого кайф, - я не из их числа. Поэтому начинаю двигать мышцами спины и легонько раскачиваться. Возможно, седея от страха.
Хоп - и я довольно неловко падаю на балкон. Замираю. Нет, особого шума не наделал. Музон в квартире орет довольно громко, да и приглашенные, надо думать, заняты чем-то настолько приятным, что расслышать неясный шум где-то за окном просто не в состоянии. Окно зашторено неплотно, и я заглядываю в просвет, движимый нездоровым любопытством.
Картина пикантная, но... странная.
Леночка стоит посреди комнаты в туфлях, трусиках и короткой сорочке. Лицом к окну. Одного парня я вижу у дальней стены, другой, видимо, стоит у ближней, разглядеть его мешает штора. Третий - спиной к окну, я вижу его силуэт, и Лена смотрит именно на него.
- Теперь сорочку, - приказывает он. Девушка повинуется.
- Теперь трусики. - Парень говорит все это ленивым и усталым голосом. - Умничка. Сядь в кресло.
Девушка неловко пятится, не сводя глаз с парня, и падает в подставленное кресло.
- Не так.
Девушка сидит, вцепившись руками в подлокотники.
- Ребята, ну пожалуйста...
- Ну?..
Девушка расставляет ноги и кладет их на подлокотники кресла - словно на приеме у гинеколога. Двое парней привязывают ее шнуром, фиксируя в таком положенин.
- А теперь поговорим.
Признаться, я явился сюда за тем же. Поговорить. Ибо много неясностей. И пока не вмешивался, озадаченный. Кого удивишь в наше время "группешником" с элементами садомазохизма? Народ начитался маркиза де Сада, Мазоха, старичка Фрейда и поехал крышей. "Удовольствие, получаемое от удовлетворения дикого инстинкта неконтролируемого "эго", является несравненно более сильным..." - далее по тексту. Похоже, Зигмунда няня в детстве все-таки уронила, и не раз. Впрочем, не больнее, чем няня Карлуши Маркса. И тот, и другой построили для людей по "клетке", в которой материя, понятно, первична: только по Карлу ничтожный человечишка гоняется за наживой и тем движет вперед историю, убивая более слабых и неразворотливых, а по Зигмунду он делает то же самое, только в погоне за юбками (или брюками). И Маркс и Фрейд отказали человеку в главном - в достоинстве, в свободе воли. Шаг вправо, шаг влево - побег, прыжок на месте - провокация...
Мысли эти проскочили мельком: так всегда - ни бумаги под рукой, ни ручки. Философ так и не разродится во мне, виной - обстоятельства: тяжелое детство, деревянные игрушки, скользкие подоконники...
Зато есть пистолеты. Выбираю "лжеузи" и наган. Происходящее в комнате совсем не походит на секс, даже извращенный. Я понял, что показалось мне странным с самого начала, - взгляд девушки. В нем застыл не просто страх - ледяной ужас. Когда жертва не способна сопротивляться никак. Наверное, такой взгляд у кролика в клетке питона.
Парень за шторой делает шаг вперед, и теперь я вижу его спину и голову. Он в белом халате. Тоже мне, Айболит гребаный... Один из подручных приносит ему раскаленный металлический прут. Поднимаю револьвер и тщательно прицеливаюсь. Дурашка, похоже, он мнит себя вершителем судеб, - а ведь если сделает еще шаг к девушке, его мозги окажутся на ковре.
- Ты же теперь не будешь врать? Ты ведь скажешь правду? Всю правду. Всю.
Из кармана мини-Мюллер достает... кошачью лапу. Приставляет к ней раскаленный прут - запах горелой шерсти слышен даже мне.
Похоже - парень слинял из больницы. Психиатрической. И халат стибрил.
Остывший прут он бросил. Подручный принес ему новый.
- У тебя такие красивые ноги... Ты так сексуальна... А что будет, если этот прут...
Гуманность победила. В больных стрелять нехорошо. Их нужно лечить. Шоком.
Договорить он не успевает. Толкаю дверь и тихонько материализуюсь в комнате. Наган в правой руке - на хлопчика у стены, "узи" - на Айболита и подручного.
- Положи железку на пол, - шепчу я. - Только очень медленно и оч-ч-ень аккуратно.
Где-то я читал, что с психами надо задушевно, по возможности - ласково.
- А теперь отойди к стене.
Он видит лицо своего напарника и судя по всему понимает, что дергаться не стоит. Правильно понимает - даром что сумасшедший.
Парень оборачивается, взгляд его встречает сначала зрачок "узи", потом он видит меня... и на глазах начинает сереть. И если он сейчас хлопнется в обморок - помочь ему нечем. В куртке, в кармашке на молнии, запрятана аптечка на многие случаи жизни, вот только нашатыря - нет.
Наш пострел везде поспел! Айболит не кто иной, как "подлипала"! Мастер разговорного жанра. Перебитая переносица придает ему бывалый вид. Я-то, грешный, надеялся, что он в северных краях золотишко моет на благо державы... Выводы комиссии, как говорится, заставляют задуматься...
Щелчок я услышал поздно, дернулся в сторону. Но нож был направлен не на меня. Хлопчик-инкогнито у стены, прикинувшийся ветошью, метнулся к Леночке. Скрыться за девушкой он не успел, - я выстрелил раньше - не целясь, на движение.
Наган сработал по-сталински однозначно. Парня бросило на пол. Шея пробита. Парень замер. Конец. Финита.
Писатели придумали - чтобы застрелить человека, нужно преодолеть рубеж. Наверное, да. Но только - потом;
И я, наверное, напьюсь. Но - потом.
Да и некогда что-то там преодолевать!
Подручный Айболита бросается на меня, - двигаю плечом, рукоятка револьвера разбивает парню лицо, он падает. Щуплый в белом халате замер у стены. Засовываю "узи" за пояс, вынимаю из-под куртки жуткого вида нож. Шагаю к стене. Глаза "доктора" широко раскрыты, он открывает и закрывает рот, беззвучно, как рыба. На его брюках проступает обширное мокрое пятно.
- Ну ты и засранец! - Делаю еще шаг и бью его ладонью в лоб. Парень припечатывается к стенке и сползает вниз, на пол. - Отдыхай, голубь.
Поворачиваюсь и иду к девушке. С ножом в руке.
- Нет! Нет! - Лена рвется на привязи, не сводя глаз с лезвия. Похоже, она уже не понимает, что происходит или даже не узнает меня. Истерика. С маху влепляю ей пощечину. Еще. Девушка обмякла, заплакала сначала навзрыд, потом тише, всхлипывая, как маленький ребенок. Я перерезаю шнур.
Девушка подбирает ноги, прикрывается руками:
- Не смотри на меня, не смей... Не смей... Пожалуйста...
Отворачиваюсь. И тут - слышу музыку. Магнитофон, оказывается, так и продолжал работать. И сейчас звучит чистая и невыразимо грустная мелодия из "Крестного отца".
Я понимаю, почему люди сочувствуют им. И дону Корлеоне, и его сыну. Они играли в страшные мужские игры... И убивали... Но не унижали. И - не брали заложников. Оставались людьми чести.
Воевали мужчины. Женщины оставались дома. Рожали детей. И - молились.
Бросаю девушке платье.
- Одевайся. Уходим.
- Куда?
- На кудыкину гору.
- Я... Мне... - Она пытается что-то сказать.
- Потом.
Полутрупы в углу начинают шевелиться. Накрепко связываю их веревкой, для верности пристегиваю к батарее заимствованными у "органов" наручниками.
- Гады, гады!.. - Железный прут обрушивается на лица Айболита и его дружка.
Перехватываю девчонку поперек талии и оттаскиваю. Как-никак пленные.
- Пусти! Ты знаешь, что они... Ты знаешь...
Девушка рыдает, крепко обхватываю ее за плечи и прижимаю к себе. Тело ее дрожит, Леночка всхлипывает, чуть подвывая, как бездомный щенок...
Нащупываю в кармане коньяк. Как раз и ей, и мне. Девушка делает глоток, еще. Похоже, ей лучше.
- Га-а-дость какая...
- А меня уверили, что нектар. - Делаю три длинных глотка и прячу бутылку. Для пьянства время еще не пришло. - Пора.
Телескопический объектив приблизил напряженное лицо Дронова. Щелкает затвор.
Он подтягивается, взбирается по гребешку крыши. Затвор снова щелкает. Потом в объективе - балконная дверь квартиры шестнадцать. Дверь приоткрыта, штора отдернута. Объектив приближает лицо убитого, - и снова щелкает затвор.
- "Первый", я "седьмой", прием.
- "Седьмой", я "первый".
- Докладывайте.
- Временно объект был утерян. Сейчас снова контролируется.
- Реакция объекта?
- Штатная. Объект вышел на ситуацию "Западня-3" и отреагировал по варианту "Зомби".
- Завершите ситуацию.
- По штатной схеме?
- Да.
- Есть.
Глава 9
Я сижу на козырьке крыши, обхватив рукой архитектурное излишество в виде кегли. Леночка сгоряча вышла со мной на балкон, но вернулась - захватить кое-какие вещи и документы. Ветерок пахнет морем, и родятся стихи:
Как горный орел на вершине Кавказа.
Ученый сидит на краю унитаза...
Ученый - это я. И судя по дерьму, в которое я вляпался, это унитаз бесплатного общественного сортира. Правда, стихи я, похоже, сплагиатил. Ну да автор неизвестен, так что вполне сойдут за мои. У нас, ученых, так принято.
Леночки не было минут пять, я уже скучать начал. Не удивлюсь, если она подкрашивает сейчас ресницы. Если человеческая душа - потемки, то девичья для меня - полный мрак. Особенно ночью.
- Эй! - Леночка появилась на балконе и машет мне рукой.
Держусь за "кеглю" парапета, другую руку протягиваю ей и рывком втягиваю на козырек.
- Ой, - морщится она, - руку выдернешь!
По чердаку веду ее за собой. Она несколько раз спотыкается:
- Дрон, помедленнее, не видно же ничего!
Это - кому как. Я, похоже, могу пересчитать шляпки гвоздей на дальней стенке.
Спускаемся без особых приключений. Еще одна приятная особенность "сталинок" - хоть из пушки пали, никто ничего не услышит. В хрущевской пятиэтажке мы бы перебудили не только крайний подъезд - весь дом. Хотя часть граждан приняла бы перестрелку за отзвуки боевичка по кабельному ТВ.
Проходим дворами к "волжанке", садимся. Проезжаю всего несколько домов и закатываю машину в тихонький дворик между гаражами.
- Почему мы сюда приехали? - Похоже, страх вернулся к девушке, и смотрит она на меня подозрительно.
- Нервы. Выпить нужно. Потом поболтаем. Тебе есть что рассказать?
- Есть. - Девушка напряжена, смотрит в одну точку. Я делаю глоток прямо из горлышка.
- Поищи "тару" в бардачке.
Лена извлекает маленький пластмассовый стаканчик.
- Посмотри, может, еще один? - Я беру у нее шоферский "лафитник", девушка запускает обе руки в бардачок, внимательно исследуя содержимое, а я совершаю антиобщественный поступок: с моей ладони в стакан с коньяком соскальзывает струйка бесцветных кристалликов.
- Нет, больше нету. - Девушка поворачивает ко мне лицо.
- Держи, - подаю ей напиток.
- Заесть нечем?
- Обижаете, мадемуазель. - Извлекаю из кармана сэкономленную от ужина шоколадку. - Роскошно?
Она надкусывает, двумя глотками выпивает коньяк, снова жует шоколад.
- Шоколадка вкусная, а вот коньяк - все-таки - дрянь.
- Так шоколадка нашенская, с орехами. Их "Сникерс" супротив нашего "Рот-Фронта", все одно что плотник супротив столяра...
Цитату из чеховской "Каштанки" она уже не услышала. Выключилась. Теперь может проспать часов десять. Ну да я надеюсь разбудить ее раньше.
Что и говорить, кавалер я коварный - использую "беспомощное состояние потерпевшей". А что делать?
Короче, осматриваю спортивную сумку, которую девушка прихватила с собой. К моей радости, не обнаруживаю в ней ни "трехлинейки", заныканной с полей сражений, ни даже "паленого" "пээма". Белье в полиэтилене, новенькие кроссовки, джинсы, курточка, пачка денег... Никакого криминала. И - никаких документов.
Заботливо укладываю девушку на сиденье, сумку - под голову, захлопываю машину. Подобно любому закоренелому меня тянет обратно, так сказать, на "место совершения". Но движет мною вовсе не маниакальная идея: просто, как булгаковского Буншу, "мучат смутные подозрения".
Через десять минут я у того же домика. Снова лезть на крышу - полный облом, идти, как все люди... В том-то и беда, что "как все люди" я был с утра, пока меня не потревожил похожий на катафалк громила. Так что стою в палисаднике и нерешительствую. Вроде тихо. Да к тому же всю жизнь во дворике не простоишь. Хотя - некоторым удается.
Опускаю руки в карманы, на рукоятки "Макаровых", и беззаботно шагаю в подъезд. Второй этаж. Третий. У двери стоит сильно подвыпивший гражданин и, упираясь в дверной косяк, упорно выбирает нужный ключ из связки, - это дается ему с трудом.
Живут же некоторые: выпил, закусил, приплелся домой заполночь, и вся забота - тихонечко дверь отомкнуть, не получить по мордам мокрой тряпкой... Стоп!.. ОТОМКНУТЬ! На связке у мужика среди универсальных английских и пары нашенских ключей - профессиональная отмычка!
Я уже одолел две ступеньки следующего пролета, собирался резко развернуться... и ступеньки полетели мне навстречу.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.