read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



обтянутая зеленым холстом широкая качалка, а в ней свернулась, словно
змейка, молодая женщина в красном свитере и красных брючках. Ее голова
склонилась над книгой, и очки в пестрой оправе придавали затененному лицу
особо сосредоточенное выражение. Сосредоточенность ее была настоящей:
женщина даже не заметила меня.
- Прошу прощения. Я ищу миссис Слокум.
- Это я прошу прощения, - на меня взглянули, снизу вверх, с
неподдельным изумлением. И сняли свои странные очки. Ба, да это Кэти
Слокум. Очки делали ее старше лет на десять, да и фигура тоже могла ввести
в заблуждение: настоящая фигура, того типа женщин, которые формируются
физически очень рано... Глаза большие и глубокие, как у матери, черты лица
еще более правильные, гармоничные. Я мог понять тягу к Кэти, очень юному
созданию, искушенного шофера Ривиса.
- Меня зовут Арчер.
Девушка смерила меня долгим и холодным взглядом. Не узнала.
- Я Кэти Слокум. Вы хотите видеть маму или бабушку?
- Маму. Она просила меня приехать на вечер.
- Это не ее вечер, - тихо, вскользь заметила Кэти, словно про себя.
Избалованное юное создание продолжило рассматривать меня, и две
вертикальные складки легли между ее бровей. Она меня все-таки вспомнила, и
морщинки разгладились; она спросила очень мягко: - Вы мамин друг, мистер
Арчер?
- Друг ее друга. Вас смутили мои Берттиллоновские размеры?
Она была достаточно умной, чтобы понять меня, и достаточно молодой,
чтобы покраснеть.
- Извините, я не хотела быть грубой. Мы видим так много незнакомых
людей, - это можно было расценить как объяснение ее интереса к
грубияну-шоферу. - Мама только что поднялась к себе после купания. Она
одевается. А папа еще не вернулся из театра. Не будете ли вы любезны
присесть?
Я опустился на качалку рядом, забавляясь мыслью, что сюда мог сесть
юноша, который оказался бы в ее вкусе. Книга, которую Кэти держала в
руках, а теперь положила на диванную подушку между нами, оказалась не
чем-нибудь, а курсом теории психоанализа!
Кэти решила завязать беседу. Раскачивая взад и вперед очки, держа их
за дужки, сообщила:
- Папа репетирует пьесу в Куинто, вот по этому поводу у нас и
состоится встреча. Папа, я вам скажу, действительно прекрасный актер, -
заявила она несколько нарочито категорично.
- Я знаю. Намного лучше, чем сама пьеса.
- Вы ее видели?
- Я видел сегодня одну сцену.
- И что вы думаете? Разве она не хорошо сыграна?
- Достаточно хорошо, - ответил я без энтузиазма.
- Нет, что вы в самом деле думаете о ней?
Ее взгляд был такой детскичестный, что я ответил прямо:
- Им следовало бы придумать новое название и написать потом новую
пьесу... если весь спектакль выдержан в том же духе, что и первый акт.
- Но все, кто видел его, считают, что это по-настоящему
художественная вещь. Вы всерьез интересуетесь театром, мистер Арчер?
- Вы хотите спросить, знаю ли я тот предмет, о котором берусь судить?
Возможно, что и нет. Я работаю для одного человека в Голливуде, который
занимается литературными сценариями. Он и послал меня посмотреть эту
пьесу.
- О, Голливуд!.. Но папа говорит, что пьеса слишком сложна для
Голливуда. Она написана не по шаблону. Мистер Марвелл собирается показать
ее на Бродвее. Там ведь нет каких-то заранее принятых, обязательных
постановочных норм, как вы считаете?
- Наверное, нет... Кстати, кто он - мистер Марвелл? Я знаю, что он
автор и постановщик пьесы, но - это все, что я знаю.
- Он английский поэт. Учился в Оксфорде. Его дядя - член палаты
лордов. Он близкий папин друг, и папе нравится его поэзия, и я пытаюсь
читать кое-что его, но... не могу понять. Его стихи очень трудны, там
сплошная символика. Как у Дилана Томаса.
Это имя не произвело на меня никакого впечатления.
- Ваш отец тоже поедет в Нью-Йорк, если Марвелл повезет пьесу на
Бродвей?
- О нет. - Очки в руках девушки описали круг и с вполне различимым
стуком ударились о ее колено. - Папа только помогает Фрэнсису. Он играет в
спектакле даже только для того, чтобы самому почувствовать, как "пойдет"
спектакль. Он просто оказывает поддержку. У него нет никаких актерских
амбиций, хотя он действительно прекрасный актер. Не правда ли?
"Посредственный любитель", - подумал я. Вслух сказал:
- Вне всякого сомнения.
Девушка говорила о своем отце и почтительно, и эмоционально, губы ее
произносили слова мягко и ласково. Будто лепестки цветка раскрывались.
Руки успокоились. Но когда через несколько минут появился на веранде сам
"папа", а за ним по ступенькам взбежал Марвелл, Кэти Слокум посмотрела на
Джеймса Слокума с плохо скрываемым испугом.
- Здравствуй, папа, - еле выдавила она из себя. Кончиком языка она
облизнула верхнюю губу, а потом сжала зубы.
Отец направился прямиком к ней. Среднего роста, худощавый, он был
достоин иметь торс, шею и голову, подходящую... ну, по меньшей мере, для
гомеровского героя.
- Я хочу поговорить с тобой, Кэти. - Лицо отца приняло суровое
выражение, с которым несколько дисгармонировали чувственные полные губы. -
Я полагал, что ты подождешь меня в театре.
- Да, папа. - Она обернулась в мою сторону. - Вы знакомы с моим
папой, мистер Арчер?
Я поднялся из качалки, поздоровался. Джеймс Слокум оглядел меня
печальным взглядом своих карих глаз и протянул мне неожиданно безвольную
руку - вялым жестом, словно эта мысль пришла к нему с запозданием.
- Фрэнсис, - обратился он к белокурому мужчине, вставшему рядом, -
как вы посмотрите на то, чтобы вместе с Арчером пойти и соорудить
коктейль? Я хотел бы на минутку остаться здесь и поговорить с Кэти.
- Хорошо.
Марвелл слегка дотронулся до моей спины, приглашая войти через
парадную дверь внутрь дома. Кэти посмотрела нам вслед. Ее отец смотрел на
нее сверху вниз, он положил одну свою руку на бедро, а другой держался за
подбородок - истинно актерская поза!
А мы с Фрэнсисом Марвеллом вошли в гостиную, холодную и мрачную, как
пещера. Окна, здесь редкие и маленькие, с опущенными венецианскими жалюзи,
едва пропускали снаружи свет, узкими горизонтальными полосками. Такими же
полосками свет отражался на полу из черного дуба, частично покрытом
изтертыми персидскими коврами. Мебель в гостиной была тяжелой и старой.
Концертный рояль из розового дерева, сделанный в стиле девятнадцатого
века, стоял в дальнем конце комнаты. Жесткие стулья с высокими спинками из
красного дерева. Обтянутый какой-то ветхой материей диван возвышался
напротив глубокого камина. Балки, поддерживающие побеленный потолок, на
котором от времени проступили пятна, так же, как и пол, были из черного
дуба. Пожелтевшая хрустальная люстра свисала с центральной балки будто
уродливый сталактит.
- Странное старое место, правда? - спросил Марвелл. - Ну, что бы нам
выпить, старик? Виски с содовой?
- Можно виски с содовой.
- Поискать для тебя льда?
- Не беспокойтесь.
- Тут нет никаких беспокойств: я хорошо знаю, где что здесь лежит.
Он умчался куда-то рысью, так что легкие волосы разлетелись по
сторонам из-за его торопливости. Для племянника лорда мистер Марвелл
оказался слишком услужлив. Я тоже был племянником своего покойного дяди
Смита и сейчас попытался вспомнить, как он выглядел, дядя Джек. Я смог
вспомнить его запах, сильный запах мужского пота и хорошего табака,
смешанный с постоянным запахом рома, его блестящие волосы, вкус
темно-шоколадных сигарет, которые он принес мне в тот самый день, когда
мой отец в первый раз взял меня в Сан-Франциско. Моя мать никогда не
хранила фотографий дяди Джека, ей было стыдно, что в нашей семье был
борец-профессионал.
Голоса отца и дочери притянули меня к окну, которое открывалось из
гостиной на веранду. Я подошел и присел на стул с жесткой спинкой,
стоявший у стены и скрытый снаружи тяжелыми портьерами и полуспущенными
жалюзи.
- Я не видела его после этого, папа, - послышались слова Кэти. - Я
вышла из театра, села в свою машину и поехала домой. Его не было
поблизости.
- Но я же знаю, что это он подвез тебя. Я видел его кепку на переднем
сиденьи.
- Он мог оставить ее там раньше. Я клянусь тебе, что не видела его
потом.
- Как я могу верить тебе, Кэти? - В голосе отца слышалось
неподдельное страдание. - Раньше ведь ты тоже лгала мне о нем. Ты обещала,
что ничего... ничего у тебя не будет - ни с ним, ни с другим мужчиной, -
пока не станешь старше.
- Но я ничего и не сделала! Ничего... плохого...
- Ты позволила ему поцеловать себя.
- Он меня заставил. Я пыталась увернуться, - почти истерически уже
выкрикнула Кэти, ее голос завибрировал, словно тонкая, впивающаяся в
дерево дрель.
- Значит, ты спровоцировала его. Наверняка - так. Мужчина не станет
вести себя подобным образом, если у него нет на то оснований...



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.