read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



реакций и корабль погибнет.
Неизвестно, о чем он думал, но то, что он делал, было зафиксировано
регистрационной аппаратурой; ее действие основано на принципе
сверхпроводимости, и она не была затронута катастрофой. В кабине рулевого
управления становилось все холоднее, потолок, над которым передвигалась
большая масса жидкого гелия, сверкал изморозью, на досках пюпитров оседал
иней, дыхание белым паром вырывалось изо рта. Гелий кипел и заливал секции
автоматов, расположенные выше, а через отверстие в броне каждую секунду
улетучивались сотни кубических метров воздуха, Сонгграм еще раз попытался
пустить в ход центробежные насосы, управляемые на расстоянии
предохранительные затворы и включить аварийную сеть, расположенную
параллельно основной, но это ему не удалось.
Был еще один способ. Он знал, что, если открыть вентиляционные клапаны
в потолке, скопившийся там гелий хлынет в кабину рулевого управления, и,
прежде чем он заполнит ее, наверху температура поднимется хотя и
незначительно, но все же достаточно для того, чтобы автоматы могли работать
нормально; после этого они уже сами прекратят его дальнейший приток.
Электрорегулятор аппаратуры был заблокирован, и надо было открыть клапан
вручную, поворачивая маховичок вентиля, находящийся на боковой стене кабины
управления. Открыв один клапан, он успел бы выбежать из кабины, но он не был
уверен, что из аппаратной через это отверстие будет уходить гелия больше,
чем поступать туда из лопнувших труб. А такая уверенность была необходима.
Открыв все клапаны, он не успел бы спастись. Жидкий гелий замораживает так
быстро, что погруженный в него человек в течение секунды превращается в
стекловидную мумию.
Сонгграм еще раз попытался пустить в ход центробежные насосы, но
безрезультатно. Тогда он перестал нажимать контакты. Четыре секунды он не
делал ничего. Потом начал открывать один за другим клапаны. Он успел открыть
четыре из них. Гелий четырьмя водопадами стал низвергаться в кабину,
автоматы вверху были освобождены, и все произошло так, как предвидел
Сонгграм. Одни автоматы прекратили доступ гелию, другие пустили в ход
насосы, которые выкачали гелий из кабины рулевого управления; третьи закрыли
отверстие в оболочке слоями быстро схватывающего цемента, выбрасываемого под
большим давлением, выключили гравитационное устройство и опустили в глубине
"Геи" ряд перегородок, чтобы помешать испаряющемуся гелию смешаться с
воздухом в жилом отсеке. Потом из аварийных люков выползли механоавтоматы;
они двинулись в резервные проходы, пробрались между изоляционными
перегородками аппаратной и принялись ремонтировать взорванный резервуар с
водой. Они работали непрерывно до шести часов утра и устранили к этому
времени последние следы катастрофы внутри корабля.
Лишь несколько членов экипажа были легко ранены осколками лопнувших на
третьем и четвертом ярусах труб. Перевязав их, мы с Ирьолой отправились в
кабину рулевого управления.
Когда мы уходили оттуда, было семь часов утра. Тихие и пустые коридоры
были залиты искусственным светом. Ирьола дошел со мной до того места, где
дороги наши расходились, но продолжал идти дальше, словно не мог меня
оставить. Перед самыми дверями больницы, куда я возвращался, чтобы осмотреть
раненых, он остановился.
- Если бы я не сделал этого подсчета... - сказал он. Я вопросительно
посмотрел на него. Но он не глядел на меня.
- Я не мог удержаться... Ты знаешь, ему не нужно было... Достаточно
было открыть один клапан. Он мог бы...
Я понял:
- Он не знал?
- Не мог знать. На подсчеты надо было затратить по меньшей мере
несколько минут. Он не позволил себе этого.
Я молчал, а перед моими глазами вновь возникло то, что я увидел в
кабине рулевого управления: пустое, большое помещение, в котором уже были
ликвидированы все следы катастрофы, и рука Сонгграма, замершая на последнем,
не оконченном обороте маховичка вентиля.
Ирьола все сильнее сжимал мои пальцы.
- Ты не знал его...
Он вдруг осекся, и я второй раз за этот год увидел плачущего мужчину.

На следующий день инженеры приступили к восстановлению металлической
оболочки "Геи". Были открыты аварийные люки, и на поверхность корабля
направлена группа механоавтоматов. Амета пришел за мной в больницу:
представлялась единственная в своем роде возможность вылазки в межзвездное
пространство.
В том месте на палубе, где сходились коридоры, работа была в полном
разгаре. Каждую минуту из шахты высовывался какой-нибудь автомат, а другие,
ожидавшие у транспортера, нагружали его инструментами и металлом, после чего
стальное создание, не оборачиваясь, входило в лифт, шагая так тяжело, что,
казалось, пол прогибается под ним.
Желающих выйти на поверхность "Геи" оказалось много, и нам пришлось
долго ждать своей очереди. Наконец я очутился в барокамере. Амета, уже
приготовившийся к выходу, помог мне надеть скафандр. Я влез в него через
широко раскрытое головное отверстие; затем на плечи мне был опущен круглый
воротник, напоминающий кружевные жабо, какие носили в древности, с той
только разницей, что это металлическое жабо, где помещалась аппаратура для
обогрева и дыхательные трубки, было довольно тяжелым. Сверх него на меня
надели шлем из прозрачной пластмассы с выпуклым забралом над глазами. При
движениях я ощущал два толстых скафандра - внешний, металлический, покрытый
плотным серебристым пухом, и внутренний, шелковистый на ощупь. Двигаться в
этом массивном убранстве там, где действовала сила тяжести, было нелегко.
При помощи друзей, подталкивавших меня сзади, я попал в барокамеру; сквозь
стекла шлема электрический свет казался желтоватым и слабым. Я потерял из
виду Амету. Последним торжественным движением автомат у выхода проверил,
плотно ли пригнаны крепления кислородного баллона, после чего внутренняя
крышка люка закрылась. Несколько секунд я слышал легкое шипение воздуха,
потом, не поддерживаемая внутренним давлением, у моих ног сама открылась
наружная крышка люка.
Держась за конец трапа, я встал на металлическую оболочку; магниты
подошв крепко пристали к ней. Я выпрямился. Глаза еще слепил свет помещений,
однако несколько секунд спустя они приспособились к абсолютному мраку.
Внешняя оболочка "Геи" была неподвижна; для создания искусственной силы
тяжести лишь внутренние, населенные людьми, помещения корабля вращались
подобно гигантской карусели. Вокруг нас, словно образуя горизонт, сверкали
во мраке скопления светил Млечного Пути. Я перестал ощущать тяжесть
скафандра и почувствовал себя голым, словно вся поверхность моего тела была
отдана во власть пустоте.
Опасаясь, как бы в результате неосторожного движения не сорваться с
невидимой стальной оболочки, я упал и прижался к ее твердой поверхности. Я
вспомнил, что привязан к кольцу входной створки люка длинным тросом.
Торопливо я стал искать его и, нажав случайно выключатель магнитов, полетел
в бездну. Расширенными от ужаса глазами я увидел слабо светящийся
фосфоризованный трос, который разматывался мягкими кругами. Наконец он
вытянулся, как длинная белая пуповина, и я повис на ней под кораблем или над
ним - отсутствие притяжения лишало возможности указать направление. Кругом
во тьме сияли неподвижные звезды; они виднелись со всех сторон, куда бы я ни
повернул голову. Я внезапно почувствовал головокружение и зажмурился. В
небольшом пространстве наполненного воздухом шлема слышался отзвук ударов
моего сердца.
Я вновь открыл глаза и отвел взгляд от знакомых очертаний Большой
Медведицы ниже, туда, где между Ипсилоном и Дельтой Кассиопеи светила
неподвижная искорка - Солнце. Оно было такое невзрачное, такое непохожее на
все мои представления, что я не почувствовал ни тоски, ни даже удивления, а
лишь безразличие. Неужели эта желтоватая пылинка, ничем не отличающаяся от
многих тысяч других, - мое родное светило?
Мне захотелось взглянуть на "Гею". Я думал, что увижу висящее
неподвижно в пространстве темное, стройное веретено, но не увидел ничего.
Отвратительный страх схватил меня за горло; мелькнула ужасная мысль, что
трос развязался. Я беспомощно извивался, как слепой червяк, пытаясь
ухватиться за что-нибудь, прикоснуться к твердой опоре. Вдруг я увидел этот
длинный змеевидный трос, который связывал меня с кораблем. Напрягая до боли
глаза, я увидел похожие на рыбу очертания "Геи"; она закрывала собой звезды.
Я торопливо начал перехватывать трос и через несколько мгновений
почувствовал твердую опору, ударившись обеими коленями о бронированную
оболочку корабля. Я вспомнил про магниты и включил их. Теперь я мог ходить.
Вдруг совсем близко вспыхнул зеленый светлячок: это была лампочка, вделанная
сзади в воротник скафандра. Кто-то стоял и смотрел, как работают
механоавтоматы. Я подошел ближе. Несколько рефлекторов освещали место
работы. В их лучах виднелись развороченные края оболочки; одни автоматы
отрезали эти стальные лохмотья, другие сшивали раны электрической дугой,
следом за ними принимались за работу шлифовальные машины. Они отбрасывали во
мрак снопы золотисто-лиловых искр. Это было потрясающее зрелище:
скорчившиеся под вечными звездами машины на краткое мгновение создавали
разноцветные миры, которые гасли сразу же после возникновения.
По другую сторону площадки горел еще один зеленый светлячок. Я
направился к нему. Не хотелось верить, что "Гея" действительно несется с
огромной скоростью. Я ощущал на себе относительность движения: скорость
является пустым звуком, если она проявляется безотносительно к другим
предметам. Вначале я подумал, что человек, стоящий одиноко, - это Амета, но
он был выше Аметы. Я поднял руку, собираясь ударить его по плечу, и тут же
опустил ее. Это был Гообар. Оя стоял, скрестив руки на груди, освещенный
снопом искр, летящих поблизости. Глаза его были устремлены в бесконечную
пустоту. Он улыбался.




Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [ 51 ] 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.