read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Жером и Клемент предложили поместить туда Жюстину. Северино, который находил
зад несчастной самым прекрасным в мире и не хотел так скоро распроститься с
ним, возразил, что на первый раз с нее достаточно, что надо дать ей
отдохнуть и... Но Жером прервал его, не спуская глаз с дрожащей девушки: его
злобный характер отрицал всяческие границы и условности, и снисходительность
настоятеля его не устраивала.
- Разве мы держим здесь потаскух для того. чтобы они отдыхали? - гневно
начал Жером. - Может быть, мы собираемся сделать из них придворных дам или
кукол? До каких пор мы будем терпеть, чтобы в обители порока и разврата
кто-то разглагольствовал о человечности? Если какая-то девка позабавила нас
в течение одного часа, а в следующий сдохнет от пыток, она исполнит свое
предназначение, и нам не в чем будет упрекнуть себя. Разве не для утоления
наших страстей живут здесь эти твари? Так давайте же избавимся от этих
ложных соображений, и пусть нами руководит самый мудрый из законов, который
мы же и установили. Вот я открываю книгу и читаю: "Если один из членов
общества потребует, пусть даже ради собственного удовольствия, смерти всех
предметов составляющих серали, ни один из собратьев не имеет права
противоречить ему, и все единодушно должны удовлетворить его желание".
- Я скажу еще больше, - вступил в разговор Клемент, сидевший между двух
девушек, одна из которых ласкала его спереди, другая - сзади, - я требую,
чтобы сегодня же новенькую замучили до смерти: она возбуждает меня до такой
степени, что глядя на нее, я мечтаю увидеть ее мучительную смерть.
- Мне известны наши законы не хуже, чем Жерому, - спокойно отвечал
Северине - но цитируя пункт, который соответствует его желаниям, он забыл
тот, что может противоречить им. Давайте откроем книгу на той же странице и
найдем такую фразу сразу после зачитанного им пункта:
"Следует отметить, что осудить неугодный предмет на смерть можно только
большинством голосов, то же самое правило относится к выбору пытки, от
которой должен погибнуть указанный предмет".
- Ну ладно! - рассердился Жером. - Давайте немедленно вынесем мое
предложение на общий суд, и пусть, как того требует обычай, жертва во время
обсуждения повернет к судьям задницу.
Жюстину быстро привязали веревками к специальному возвышению, и ее
обуял такой жуткий страх, что она почти не понимала, что творится вокруг
нее. Каждого монаха окружили три предмета наслаждения - два женского пола и
один мужского: по правилам только в таком окружении он мог высказаться,
причем в момент голосования его орган должен был находиться в возбужденном
состоянии. Матрона обошла всех, проверяя, все ли готово. После короткого
многозначительного молчания настоятель предложил суду решить судьбу
несчастной Жюстины, но за ее смерть высказались только Жером и Клемент,
четверо остальных предпочли оставить ее для дальнейших утех. После этого ее
вновь водрузили на прежнее место, и было решено немедленно приступить к
главной оргии. Северино собственноручно уложил на адскую машину
восемнадцатилетнюю девушку, ту, которая по общему мнению слыла самой
красивой в доме. Ее положили на живот, нажали пружину, и ее прекрасные
ягодицы приподнялись, явив присутствующим все свое великолепие. Флагелляция
происходила следующим образом, кстати, эта процедура была одинаковой для
всех: каждый монах должен был принять в ней участие, возле жертвы стояла
самая юная девочка с необходимыми инструментами и подавала кнутобою тот, что
ему больше нравился, а зачастую он использовал их все подряд; другая девица,
выбранная из самых крепких, била его хлыстом во время экзекуции, а один из
мальчиков, стоя на коленях, сосал ему член. Следующая жертва в ожидании
своей очереди также стояла на коленях со сложенными руками в позе смиренной
мольбы; она смотрела в глаза экзекутору, просила пощады, умоляла его и,
разумеется, заливалась слезами, а в это время другой монах подвергал ее
самым невероятным унижениям и грозил неслыханными карами, а если она будет
недостаточно усердна в своих мольбах.
Все девушки и женщины, даже самые юные, даже беременные, получили
нещадную порку, каждый монах шестнадцать раз принимался за дело. Почти всех
переворачивали животом вверх, и это приводило их в еще большее отчаяние,
потому что экзекуция спереди была много болезненнее, тем более что злодеи
старались как можно сильнее получить несчастных пленниц и, обрабатывая
переднюю часть, целили концом плети внутрь влагалища, чтобы вызвать в этом
нежном органе исключительно сильную, порой просто невыносимую боль, и чем
громче стонала жертва в эти моменты, тем больше торжествовали развратники,
тем выше дыбились их члены и острее было их наслаждение. Между тем ни один
из них так и не извергнулся - настолько они привыкли к пороку, настолько
закалились они во время самых сильных и самых сладострастных сцен.
После вступительной части на диван положили сорокалетнюю женщину и
другую, тридцатилетнюю, которая была беременна; к ним по очереди подходили
юные девушки, которых они заключали в объятия, затем монахи, также по
очереди, подвергали их телесному наказанию по своему выбору. Возле каждой
жертвы находились два ганимеда, и палач, приведя свой приговор в исполнение,
овладевал одной из четырех, имевшихся в его распоряжении задниц, которая
больше других приглянулась ему, остальные предлагали себя для его лобзаний;
в это время его содомировали, кроме того, ему помогали еще две женщины: одну
он терзал руками, другая, постарше, должна была стоять перед ним на коленях,
увлажнять его орган языком и вставлять в облюбованное отверстие.
Церемонию начал Северино и выбрал самую юную жертву. Злодей с такой
силой щипал ей ягодицы, что они почернели, когда он оставил ее в покое;
затем он вломился в задний проход юноши, другой овладел им сзади, и
распутник принялся беспорядочно целовать и хватать руками все, что перед ним
находилось: зады, груди, влагалища:
все годилось для утоления его похоти, так как возбужденный мужчина не
разбирается - он хочет сбросить сперму, а для этого хороши все средства.
Словом, настоятель добился своего.
Следующим был Клемент: его ярость обрушилась на прелестную
пятнадцатилетнюю девочку. Негодяй взял связку терновых прутьев и натер ими
все тело бедняжки, затем побрызгал на свежие царапины уксусом, после чего
набросился на педераста, но не обладая достаточной твердостью, чтобы сношать
его, он вставил член ему в рот и через некоторое время кончил, вонзая зубы в
ягодицы беременной женщины, которую возжелала его похоть.
Подошел Антонин и выбрал красивую девушку восемнадцати лет. Шалун,
конечно, любил влагалища, однако это не помешало ему поистязать, причем
самым жутким образом, названный предмет нежного создания. Невозможно себе
представить, до какой степени жестокости дошел монах: он колол ее булавками,
возбуждая себя руками, а когда эта бесчеловечная процедура довела его до
белого каления, когда плоть его отвердела, он забрался в вагину одной из
девочек, которые сменили педераста, и извергнулся, облизывая зад своей
жертвы, кстати, заметим, что в это время его содомировали.
Что же предпринял Амбруаз? Этот монстр избрал своей игрушкой ту самую
девушку, которая служила жертвой для его собрата, и сразу набросился на нее
с кулаками; удары его были настолько сильные и резкие, что она без чувств
рухнула к его ногам, тогда только он овладел тринадцатилетним ганимедом,
подставил свое седалище натиску служителя постарше, уткнулся носом в чью-то
задницу, и его сперма пролилась.
Его сменил Сильвестр: он облюбовал девушку двадцати лет, и долго
созерцал ее ягодицы. О небо, как же они были прекрасны! Как могло родиться
чудовище, которое осмелилось осквернить совершеннейшее творение природы?
- Знаете, дорогая, - обратился к жертве Сильвестр, - я не буду скрывать
от вас, что придумал для вас ужасную пытку, но приведу ли я ее в исполнение,
зависит только от вас: если вы сию же минуту выдадите мне свежие
экскременты, я избавлю вас от дальнейшего.
Негодяй! Он прекрасно знал, что выполнить это невозможно, он не мог не
знать, что она несколько минут назад угостила Жерома продуктом, которого он
так жаждал. Бедняжка поднатужилась, но, увы, ничего, естественно, у нее не
получилось.
- Я очень разочарован, - нахмурился Сильвестр. Взявши клещи, варвар в
пяти или шести местах вырвал кожу с бедер и ягодиц девушки, и из каждой раны
хлынула кровь. Ему подставили чье-то влагалище, он вошел в него, а его
обладательница, получившая соответствующие инструкции, не замедлила выложить
на корень его члена добрую порцию экскрементов; еще две он получил из
мужских задниц, его, конечно, сношали в это время, и злодей извергнулся,
громогласно проклиная Всевышнего.
Остался Жером; он приблизился и выбрал тринадцатилетнюю девочку.
Распутник пользовался исключительно зубами, и после каждого укуса обильно
лилась кровь.
- Я мог бы ее сожрать, - пробормотал обезумевший развратник, - сожрать
живьем, я давно мечтал съесть женщину и выпить из нее кровь.
Жером просто осатанел от возбуждения; он накинулся на задницу
шестнадцатилетнего ганимеда, насадил ее на свой одеревеневший член, покусал
все, что оказалось перед ним, и кончил под аккомпанемент сыпавшихся на него
ударов.
Затем монахи пили и восстанавливали силы, а несчастная Жюстина, сидя на
своем насесте, была близка к обмороку. Ее захотела пожалеть одна девушка, и
нахалку приговорили к тремстам ударам кнута, которые тотчас выдали ей все
шестеро, так что ее ягодицы превратились в кровавое месиво.
- Никакой жалости, никакого сочувствия, - заявил Сильвестр, -
человеколюбие означает смерть удовольствиям, эти потаскухи живут здесь для
того, чтобы страдать, поэтому должны испить свою чашу до самого дна.
Распутники, подобные нам, черпают свое наслаждение из великих страданий
предметов, служащих для наших радостей, поэтому о сочувствии не может быть и
речи. Что нам до того, если страдает какая-то тварь - главное, чтобы наши
фаллосы оставались тверды как железо. Женщины, специально созданные для
того, чтобы доставлять нам удовольствие, должны исполнять свое
предназначение во всех отношениях, если они отказываются, следует уничтожать
их как существа бесполезные, как опасных зверей, потому что середины здесь
нет: те, которые не утоляют наши страсти, вредят нам, стало быть, они наши
враги, и во все времена, во всех странах люди избавлялись от своих врагов,
считая это святым делом.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [ 51 ] 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.