read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



"но".
- Раман...
Она сама не понимала, что изменилось в ее голосе Она произнесла его имя
безо всякого нажима, но имев но сейчас он наконец-то услышал в ее голосе нечто
сумевшее выдернуть его из густой репетиционной каши.
- Что случилось, Павла? Эй, Павла, ты почему молчишь?
Пауза. На кухне тихонько звякала посуда и возбужденно переговаривались
приютившие Павлу женщины.
- Павла,- осторожно спросил Кович,- а ты где?..
- Это будет ваш лучший спектакль, - сказала она шепотом. - Лучше, чем
"Девочка и вороны".
- Павла, ты где?!
Сама того не желая, она выдала паузу. Длинную и многозначительную,
достойную премьерши.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
- ...Вы можете назвать имена ваших врачей? Вы знаете, где хранится история
вашей болезни?
- Вы уверены, что вы здоровы?
- Я ни в чем не уверена,- Павла откинулась на спинку дивана. - Я не знаю,
зачем нужны эти вопросы... Я ведь никому не жаловалась и ни о чем не просила!
- Господин Кович утверждает, что вы и сейчас, и раньше были абсолютно
здоровы. Это очень важно, госпожа Нимробец, потому как если это так...
Щелкнул фотоаппарат. И еще один. И еще.
- Зачем?! - Павла смотрела на Ковича почти что с ненавистью.
- Затем, чтобы тебя оставили в покое, - жестко сообщил тот. - Затем, что
всякая тайна - питательная среда для преступлений, предательств и домыслов... Ты
что, боишься правды?! Так скажи им, скажи!..
Журналистов было трое. Двое одинаковых, как близнецы, чернявых и тощих, и
третий рыжий, улыбчивый, со стеклянной божьей коровкой, пришпиленной к галстуку.
- Скажите, госпожа Нимробец, - рыжий совал ей под нос микрофон, круглый и
коричневый, как мороженое в шоколаде. - Мы не охотники до сплетен, но если вас
держали в больнице здоровую - это странно, не так ли?
Павла представила, как, разворачивая утренний выпуск газеты, Тритан
наталкивается глазами на ее большую фотографию. "Павла Нимробец заявляет о
совершенном над ней насилии".
- Павла,- в голосе Ковича нарождалась ярость,- тогда скажи этим людям прямо
в глаза, что ты больна, что у тебя было острое нервное расстройство, что тебе
прямо в студии померещился сааг!..
Журналисты вздрогнули, а рыжий еще и покрылся пятнами.
Павла смотрела в пол. Пыльный пол просторной квартиры Ковича.
Вчера поздним вечером он приехал за ней на фургончике, принадлежащем
театру; фургончик помнил корифеев сцены, но сроду не видывал ни луж, ни ухабов,
а потому обратная дорога заняла чуть ли не целую ночь. Трясясь на жестком
диванчике, вдыхая запах нафталина, а внутри фургона почему-то остро пахло
нафталином, - Павла глотала слезы и рассказывала Ковичу о своих злоключениях, и,
наверное, рассказала слишком много; его огромная пыльная квартира встретила ее
ворохом газет. Познающая главами лично господин Тритан Тодин, призывались
прессой к ответственности за содержание в психиатрической клинике здорового
человека, нарушение гражданах прав Павлы Нимробец, антигуманные исследования и
даже вивисекцию. Кович усмехался с видом победителя:
- Когда тебе попадется где-нибудь выражение "Газеты подняли вой", ты будешь
знать, что имеется в виду, правда?
Ей не хотелось спать. Ее пугал самый вид постели; Кович пронюхал неладное и
насел на нее, требуя признания, и она призналась, рассказала о схватке егерей,
вооруженных черными хлыстами.
Тогда Кович поскучнел, и настало ее время спрашивать, - но он не поддался
на расспросы, да к тому же наступило утро, и на самом рассвете в дом ввалилась,
поощряемая хозяином, троица журналистов.
- Госпожа Нимробец, правда ли, что вас намеревались вывезти из больницы на
служебной машине Рабочей главы? Верно ли, что в пути вас пытались отбить? Или
отбили? Повторите подробнее то, что вы рассказывали господину Ковичу...
Павла бросила на Ковича взгляд, призванный уличить в предательстве;
режиссер ухмыльнулся:
- Ты не брала с меня слова молчать, Павла. Ты или расскажешь все - или это
повторится снова, с не предсказуемыми результатами... Ну?
- Я ничего не знаю наверняка, - сказала она через силу. - Вы хотите, чтобы
я сплетничала?
- Никаких сплетен, - жестко сказал Кович. - Ты знаешь наверняка, что тебя
куда-то везли? Ты знаешь наверняка, что потом случился инцидент с ложной аварией
и усыпляющим газом и ты очнулась уже в другой машине? Что водитель той второй
машины умер во сне? Это ты наверняка знаешь?
Первое, что он сделал ночью, выслушав Павлу, - заставил ее заявить на
ближайший пост административной полиции о человеке, умершем во сне. Среди леса,
в машине, за рулем; полицейский удивился, но не очень. И не такое случается.
Пещера, она не спросит...
- Госпожа Нимробец, - рыжий журналист улыбался, ласково теребя божью
коровку на галстуке. - Мы никоим образом не хотим вмешиваться в ваши личные
дела- но господин Кович прав. Это необходимо для вашего собственного
спокойствия...
- Я не хочу сейчас давать интервью, - сказала Павла глухо.
Некоторое время Кович буравил ее взглядом, потом обернулся к журналистам:
- Запишите, что она не подтвердила и не опровергла моих сведений. Что она
пребывает в смятенном состоянии духа и, возможно, запугана.
-- Я не запугана!.. - шепотом крикнула Павла. Кович положил руку ей на
плечо:
- Но ведь есть обстоятельства, мешающие тебе говорить правду? Да? Твои
отношения с...
- Да, - сказала Павла быстро. - Есть обстоятельства, мешающие мне говорить
правду. Когда они изменятся, я все скажу. Ладно?
Журналисты- оба чернявых и рыжий- ушли, подозрительно довольные. Как будто
отказ Павлы давать интервью ни капельки их не огорчил; как будто того, что они
знали, и так хватит на маленькую, но вполне достойную сенсацию.
Он оставил ее в гостиной- сидеть на пыльном диване, просматривать старые
театральные журналы и бездумно пялиться в пестреющий клипами телеэкран. Ушел в
кабинет, плотно закрыл за собой дверь. Постоял, сжав зубы, уселся в кресло, взял
телефон к себе на колени.
- Добрый день. Могу ли я говорить с сокоординатором Познающей главы,
господином Тританом Тодином?
На том конце трубки не случилось, против его ожиданий, ни заминки, ни
удивления.
- Перезвоните по номеру... - номер был произнесен в меру быстро и в меру
внятно, но зато безмерно вежливо.
Раман поблагодарил.
- Алло...
Он повторил свою просьбу; строгий молодой человек на том конце трубки
осведомился, кто именно спрашивает господина Тодина, а затем попросил обождать.
Раман был слишком зол. Если после этой длинной паузы ему сообщат, что
господин Тодин, к сожалению, отсутствует, - пусть пеняют на себя...
- Привет, Раман.
Невозмутимость этого человека могла сбить с толку кого угодно.
- Привет, егерь, - Раман не собирался вести долгих подготовительных бесед.
Тодин удовлетворенно хмыкнул, как будто соперник совершил именно тот ход,
которого от него ждали.
- Я рад, что с Павлой все в порядке, - низкий оперный голос Тритана звучал
совершенно бесстрастно. - Но я немножко удивился, почему она не перезвонила мне.
- А я немножко удивился, - мстительно передразнил Раман, - как она до сих
пор сохранила к вам подобие теплого отношения... К вам, своему собственному
палачу!
- Раман...
- Молчите, - Кович перебил бесцеремонно, как, бывало, прерывал актеров на
репетиции, - я знаю о том, что случилось с Павлой в Пещере. Если это еще один из
ваших подлых трюков, - постарайтесь, чтобы он был последним... Если же Павлу на
самом деле хотели убить...
Он эффектно замолчал, предоставив Тодину возможность оправдываться, но тот
молчал тоже. Молчание затягивалось.
- Слушай меня, - зло сказал Раман, оглядываясь на дверь гостиной. - На ушах
стоит вся служба общественной информации. В твоих интересах, егерь Тодин,
сделать так, чтобы Нимробец жила безбедно и была здорова.
- Я это учту, - сухо сообщила трубка. - А теперь, будь добр, попроси к
телефону Павлу.
- Я еще не договорил!.. Возможно ли устранение через Пещеру не столько
биологически опасных, сколько неугодных личностей?
Тодин вздохнул:
- Неугодных кому? Администрация как огня боится так называемых "этических
кризисов"...
- Неугодных Триглавцу! Пауза.
- Идиот, - сказал Тодин, и Раман с удовлетворением отметил, что
невозмутимого Тритана наконец-то удалось вывести из себя.
Когда он вернулся в гостиную, Павла спала, положив голову на пыльную
диванную подушку. Он постоял над ней, не зная, что делать, потом вернулся в
кабинет и позвонил в театр. Передвинул репетицию на полчаса позже; спектакль, из
которого выдернули было, не желал так просто сдаваться- тащил, звал, засасывал в
себя, еще немного, и Павла Нимробец начнет ему мешать...
Он перезвонил Павлиной сестре. Сообщил некоему мужчине - очевидно,
Стефаниному мужу, - что Павлу выписали из больницы и она будет дома самое



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [ 51 ] 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.