read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



их, как теряется драгоценная брошь из прохудившейся сумки. Мы теряем своих
сыновей - и их находят другие. Так бывает всегда..."
Алкид, нахмурившись, закусил нижнюю губу; Ификл, покрепче ухватив
край шкуры, неосознанно повторил то же самое - и низкий, чуть глуховатый
голос прозвучал в сознании Лукавого, как если бы его обладатель стоял
сейчас рядом, а не находился в Фивах.
"Не всегда, - сказал этот голос, голос Амфитриона. - Далеко не
всегда."

Три бога стояли у останков Киферонского Людоеда и смотрели вслед
удаляющимся братьям, один из которых тащил свежесодранную львиную шкуру, а
второй - дубину и связку коротких дротиков.
- А Хирон говорил, - пробормотал Гермий, - что они в схватке похожи
на молодого Арея... то же упоение боем, то же растворение в происходящем.
Правда, по словам Хирона, Арей чуть ли не с детства любил всякие блестящие
игрушки, а этим оружие только мешает. "Они сами - оружие", - так сказал
кентавр.
- Угу, - на этот раз Пан даже не подумал чесаться.
- А может... - безнадежно оборвал вопрос на полуслове Дионис,
уставясь в землю и поэтому не видя, как Гермий и Пан улыбаются и
подмигивают друг другу.
- Что-то в горле пересохло, - задумчиво заметил Пан и легонько боднул
в спину не верящего своему счастью Диониса. - Сообразим, пьяница?
И искрящийся винопад, рухнув прямо из воздуха, омыл то, что еще
недавно было Киферонским Людоедом, а теперь стало просто падалью.


2
Все было в меру прекрасно: оглушительно свистели и щелкали птицы в
темной зелени листвы, косые лучи солнца леопардовыми пятнами расцвечивали
тропинку, по которой шли братья... и над сырой шкурой продолжали виться
радостные мухи, а спешившие переселиться из львиного меха блохи уже
изрядно искусали Алкида, который мужественно терпел эту месть мертвого
льва, и теперь принялись за Ификла, не отличавшегося стойкостью к искусу и
яростно чесавшего зудящие места.
- Мы теперь на самом деле герои? - прервал наконец молчание Ификл.
- А как же! - Алкид чуть усмехнулся. - Вдвоем на одного льва -
правильно Пустышка сказал...
- Зато пастухи будут довольны.
- Угу, - явно подражая Пану, кивнул Алкид, на ходу пристраивая
поудобнее тяжелую шкуру. - У нас теперь целых два подвига есть - дочери
нашего гостеприимного друга Теспия тоже остались довольны.
Ификл весело хмыкнул.
- Интересно, эти толстоногие кобылы действительно не поняли, что нас
было двое?
- По-моему, нет.
- И по-моему, нет. Зато люди болтают, что это как раз мы - вернее,
ты, Алкид, не заметил, что спал не с одной, а чуть ли не с пятью
десятками...
- Ну да! Это только слепой не заметил бы! И то, если ему руки-ноги
связать и уши воском залепить! Помнишь, как они все в мегарон заглядывали,
когда Теспий нас угощал?
- Помню, но плохо. Я ж ко входу спиной сидел и лицо старался в тени
держать... Кстати, а сколько их на самом деле было? Все говорят, что
пятьдесят; только, думаю, вранье это.
- Раз мы еще живы - значит, вранье. Штук двадцать пять - двадцать
восемь, не больше. Я сперва считал, а потом сбился.
- Герои...
- Герои... Кто? Мы или они?
- Неважно. Дочки все в отца, а Теспий вон их сколько настрогал - дай
Зевс всякому! Теперь врет, что Алкид его дочек скопом за одну ночь
ублажил, потому как герой...
- Герой... Кто?
- Да ты же!
- А-а-а... пусть врет. Он соврет, а мы добавим, что не за одну ночь,
а за час - кто ему после этого поверит?! Только отец в наши годы уже на
двух войнах побывал, прадед Персей на Медузу пошел, Кадм Фивы основал, а
мы басилейских дочек ублажаем, да еще льва этого чахоточного пришибли - и
все! Так Алкатой, отец твоей Автомедузы, такого в одиночку...
Алкид внезапно осекся и сбавил шаг.
- Извини, Ификл.
- Да ладно... мне уже почти не больно. Она так быстро... ушла. Надо
бы в Фивы съездить, на Иолая взглянуть - как он там? Паршивый из меня
отец!
- Ну извини!
- Да ладно... воспрянь духом, братец - льва-то мы с тобой все-таки
убили! Какой-никакой, а людоед! Говорят, больше дюжины народу слопал. Так
что как бы мы ни считали для себя - все равно скажут, что подвиг! Помнишь,
что Пустышка говорил?
- Что вдвоем на одного...
- Нет! Что герой должен быть один. Не годится нам с тобой вдвоем на
стоянку являться. Сбегаю-ка я вперед и возвещу о твоем великом подвиге - а
там и ты подойдешь, со шкурой да с дубиной!
- Давай, - неохотно согласился Алкид. - Только перекусим сначала. А
то уж больно жрать хочется, после подвига-то...
Устроившись в душистой тени огромного лавра, братья увлеченно
принялись за просяные лепешки с остро пахнущим козьим сыром, запивая пищу
кисловатым, сильно разбавленным вином.
На этот раз первым заговорил Алкид.
- Слушай, Ификл... В последний раз, когда мы были у Хирона, а
Пустышка куда-то смылся, я спросил у кентавра: что делают боги, когда им
приносят человеческие жертвы?
- Помню, - коротко бросил Ификл, не любивший подобные разговоры.
- И Хирон сказал, что боги закрываются в этот миг от Тартара,
отгораживаются, отторгают Павших от себя! А мы... то есть я поступаю не
как боги, а как самый обыкновенный трус! Я убегаю, прячусь, а ты следишь,
чтобы я не натворил чего! Ну раньше - ладно, мы были детьми, но сейчас-то
хватит! Надо как боги! Надо бороться! Не пускать этих скользких в себя!
Нас с рожденья прочат в герои - отец, Автолик, Ифит, Пустышка, Хирон - так
почему мы прячемся?! Герой должен сражаться! Зачем нам искать чудовищ,
если они рядом с нами?! Вернее, внутри нас. А мы прямо как дети: маленьких
обижают - и в кусты!
- Герой должен сражаться? - эхом повторил Ификл, но чуть-чуть
по-другому, чем брат. - Наверное, ты прав.
- Наверное? Я наверняка прав!
- Не знаю. И не узнаю - до ближайшего приступа. Вот тогда и
посмотрим. А пока я пошел возвещать о смерти Киферонского Людоеда и о
твоем великом подвиге. Привет, братец!
И Ификл легко поднялся на ноги, подхватывая связку дротиков.
- Ну вот, - проворчал Алкид, дожевывая лепешку. - А мне теперь и
шкуру, и дубину тащить...
- Такова нелегкая доля героя, - Ификл ехидно ухмыльнулся и скрылся в
зарослях тамариска, безошибочно определяя кратчайший путь до пастушьей
стоянки.
Алкид посмотрел на недоеденный сыр и грустно сунул слезящийся ломоть
в рот.


3
...Это были не самые лучшие дни в жизни Галинтиады, дочери Пройта,
любившей то ли в шутку, то ли всерьез называть себя "Тенью Фив".
Случайные путники на дорогах от семивратных Фив до северо-восточных
склонов Киферона с удивлением и сочувствием глазели на крохотную
сморщенную старушонку с острой мордочкой ласки, из последних сил
семенившую за двумя угрюмыми неприветливыми детинами, один из которых
тащил на руках сонного мальчонку лет шести с короткой стрижкой раба.
Столь бережное отношение к еще не вошедшему в возраст и потому
бесполезному рабу удивляло встречных путников ничуть не меньше, чем
бродячая старуха-карлица, которой пора думать о путешествии во тьму Эреба,
а не шляться по дорогам Беотии; и узнай они о том, что сонного мальчишку
Галинтиада перед выходом из города спешно приобрела по двойной цене через
третьи руки - хмыкнули бы путники, пожали плечами и двинулись бы дальше,
переговариваясь и судача.
Хорошо еще, что привалы эта странная компания устраивала в местах
укромных да безлюдных, потому как, вымотавшись за день перехода, детины
спешно проглатывали не лезущий в горло кусок и проваливались в объятия
Сна-Гипноса, словно в кольцо рук вожделенной женщины; мальчишка-раб сперва
послушно жевал, а потом послушно не жевал, явно не слишком отличая день от
ночи, а видения от яви; но долго еще в тиши и мраке желтоватым огнем
поблескивали глаза немощной на вид старухи, и окрестное зверье на полет
стрелы обходило глазастую невидаль, заменяя разум чутьем, а любопытство -
опаской.
Людям же все это видеть было и вовсе ни к чему.
Давно, очень давно не покидала Галинтиада, дочь Пройта, некогда
служительница Трехтелой Гекаты, а ныне Одержимая Тартаром... ох, давно не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [ 51 ] 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.