read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



разглядеть, но отсюда, из кабинета, освещенного мягкой люминесценцией
потолка, увидеть можно было лишь собственное тусклое отражение, искаженное
выпуклыми тройными оконными стеклами.
А может, зря он приехал сюда? В самом деле: ведь Ганшин сам сбежал, -
сбежал тогда, когда дело еще только-только проклевывалось, сбежал, чтобы в
конце концов прибиться сюда, к колесникам, инженерной элите века. И стоило
бы на этом поставить крест, забыть о нем навсегда, невзирая на годы, что
проработали они бок о бок - и хорошо, славно поработали, - и забыл бы,
но... Но ведь именно он, Ганшин, подал когда-то идею, которая сегодн
привела их всех - и тощего рыжего Тапио, и весельчака Ланге, химика
"божьей милостью", и его самого - к тому порогу, на котором не вспомнить о
Ганшине было бы просто подло.
- Ну пойдем перекусим, Борис. Так уж повелось, что гостя первым делом
попотчевать положено. Пережиток, конечно, но приятный. - Ганшин-стоял в
дверях кабинета, исподтишка наблюдая за Бертеневым.
- С удовольствием, Коля. Традиции традициями, но я и впрямь
проголодался.
- Нашел-то меня легко? - поинтересовался Ганшин, когда они уселись за
стол.
- Легко, - автоматически ответил Бертенев и тут же пожалел об этом.
Потому что разговор как-то сразу пресекся, а ведь можно было живописать
все перипетии поисков ганшинского дома; можно было рассказать, как,
припарковав машину на окраине поселка, он нырнул в быстро сгущавшиес
сумерки, как дважды ошибался домом и как его облаял какой-то гигантский
пес, черный и лохматый, облаял без злости, а просто так, во исполнение
традиционного долга, потому что собачьи инстинкты меняются медленнее, чем
обычаи людей. Можно было бы рассказать, как он еще минут десять плутал по
поселку, который и весь-то состоял из полусотни разбросанных по роще
"диогенов", "каратов" и "хеопсов", а потому улиц не было и в помине, да и
нужды в них не ощущалось, ибо разрывы между мощными - в обхват, а то и в
два - колоннами сосен пропустили бы не то что грузовой инимобиль, но и
болотный танк класса "тортила". И про того соседа, который наконец показал
Бертеневу ганшинский дом, можно было сказать, а заодно помянуть, как
посетовал этот сосед, что мало кто заходит к Ганшину, живет, мол,
затворником человек, а почему? В самом деле, почему? Что это за Симеон -
столпник, сам себя в пустыню изгнавший? Так, слово за слово, и мог
начаться разговор, ради которого он приехал сюда. Но момент был упущен, и
теперь снова надо было пытаться сплести нить, так неосторожно порванную
единым словом. И Бертенев пытался плести, все время чувствуя на себе
настороженный, выжидающий взгляд Ганшина.
Он передал привет от Ланге и Тапио. Ганшин кивнул: спасибо, очень рад.
Но не было за этими словами радости. Была лишь какая-то невысказанная боль
и тоска. Еще бы, подумал Бертенев, трудно говорить с теми и о тех, кого ты
бросил в не самый легкий час... Но двадцать лет есть двадцать лет, и срок
давности вышел, давно уже вышел, тем более что никакой подлости ведь
Ганшин не совершил. Просто ушел, ушел, не веря в успех начатого дела. А
это простительно, хотя и больно тем, кто работал рядом.
Разговор вновь пресекся, не успев еще, по сути, начаться, и Бертенев
попытался воскресить его традиционными "а помнишь?", возрождая в памяти
давно ушедшие годы, магией слов вызывая к жизни фантомы тех, с кем вместе
они начинали когда-то. Несколько раз ему казалось, что мелькнул в
ганшинских глазах живой проблеск, что вслед за односложными репликами,
которыми в основном ограничивал Ганшин участие свое в разговоре, вот-вот
прорвутся настоящие, нужные сейчас слова. Но ничего не менялось, и
Бертенев вновь и вновь гальванизировал умирающий свой монолог, пока не
почувствовал наконец, что больше делать этого не в состоянии.
- Вот что, Коля, не мастер я дипломатию разводить, - сказал Бертенев,
которому эта словесная игра надоела, а может, просто не по вкусу пришлась
или не по плечу. - Вот что. Ты в курсе наших дел?
- Более или менее, - неопределенно пожал плечами Ганшин.
- Мы получили последний штамм. Прирост массы великолепный - до тридцати
процентов в сутки. Весь базовый бассейн кишит и бурлит. Помнишь базовый?
- Помню.
- Производительность - тоже. И главное - главное получаем не только
кислород, но и уголь. Понимаешь?
- Понимаю, - безо всякого выражения сказал Ганшин и плеснул себе еще
кофе; спохватившись, спросил: - Тебе налить?
- Нет, спасибо. Ты что, в самом деле не понимаешь? Или забыл?
- Ничего я не забыл. Ну так что же?
- То, что нас выдвинули на премию.
- Министерскую?
- Нет. "Золотое облако". - Бертенев против воли улыбнулся, и впервые за
этот вечер Ганшин увидел на миг того, прежнего Бориса, с его улыбкой,
которую все "болотники" называли инфекционной, ибо в самом деле не
заразиться ею было крайне сложно.
"Золотое облако" - премия Климатологического Комитета ООН и
Международного института охраны среды, пожалуй, самая престижная в этой
области. На миг Ганшина охватило сомнение. Ведь все-таки он...
- Так что же? - спросил он как можно спокойнее, и кажется, это ему
удалось.
- Я хочу, чтобы в числе группы был и ты.
- Спасибо, Боря. Но ведь, кроме тебя, есть еще Тойво и Оскар...
- Их я уговорю.
- Думаешь?
- Безусловно.
"Да, ты уговоришь, - подумал Ганшин. - И спасибо тебе. Но мне этого не
надо. Ни "Золотого облака" мне не надо, ни разговоров этих".
- Нет, - сказал он. - Я тут ни при чем. Это ваша работа. Ваша, а не
моя.
- Но ведь это же твоя идея! И забыть этого я не могу, не имею права!
Ведь это же ты...
"Ну зачем, зачем мне нужно говорить об этом, - подумал Бертенев. - Не
мог же он забыть, в конце концов! Как тогда, после пожара, когда начисто
сгорел весь третий штамм, и все мы ходили как в воду опущенные, и руки не
поднимались, а он, Ганшин, сказал: "Вот и хорошо, Боря. Дело-то
безнадежное было. Бесперспективное. Ведь прежде всего нужна
самоокупаемость - хотя бы частичная. Так?" Бертенев тогда мог только
устало кивнуть, потому что об этой самоокупаемости было уже говорено и
говорено... Конечно, сама по себе их идея была прекрасна: вернуть
атмосфере безнадежно утраченный кислород, избавив ее от излишков
углекислого газа, давно уже ставшего проблемой века.
Эта проблема родилась вместе с первыми искрами прометеева огня,
зажженного на Земле человеком. Горели дерево, уголь, нефть, горели кизяк и
бензин, горели торф, пропан, спирт и водород, - и в атмосфере появлялось
все больше и больше углекислого газа. Огонь создал человечество, став
самым мощным его инструментом, огонь защищал кроманьонца от пещерного
льва, и огонь поднимал в Приземелье сверкающие обелиски первых ракет. И
рождал проклятый СО2. Пока в начале века его не накопилось достаточно,
чтобы окутать всю Землю незримым покрывалом, сквозь которое не могло уйти
тепло, а значит, еще немного - и началось бы таяние ледников, и тогда...
Их было четверо, четверо видевших, что тогда будет, видевших
наступающий океан и отступающее на возвышенности, в горы человечество,
потому что океан поднимется почти на шестьдесят метров, а это значит, что
вся жизнь человечества будет нарушена навсегда. С парниковым эффектом уже
боролись, боролись давно, уже лениво вращались над Землей гигантские
Теплоотводные Колеса, уже запускали в небо контейнеры термоаккумуляторов
беззвучные залпы электрических пушек, но это были просто попытки
превратить курную избу в избу с дымоходом. Человечество вырастало и теперь
уже отапливало прометеевым своим огнем не только Землю, но и космос... И
они - горстка, четверка энтузиастов - Ганшин, Бертенев, Тапио и Ланге -
решили найти иной путь.
Ведь у СО2 был исконный враг. Зеленый враг - хлорофилл. Леса и рощи,
степи и луга, океанские водоросли - все это разлагало углекислый газ и
возвращало кислород атмосфере. Но леса исчезали с лица планеты, пита
ненасытный огонь; они исчезали, освобождая места для полей и плантаций.
Дерево, дерево, дерево - сырье и строительный материал, пища, бумага и
одежда... И океан, медленно затягивавшийся нефтяной пленкой океан, он тоже
не мог уже работать так, как когда-то. Всем им нужна была замена, был
нужен помощник, некий квазихлорофилл, суперхлорофилл, и раз он был нужен -
он родился. Он родился в уме химика Ланге, под руками биологов Тапио и
Бертенева, и он - бурая, зернистая масса, больше всего напоминавша
лягушачью икру, - потребляя углерод из углекислого газа, возвращал
кислород в атмосферу.
А потом был тот пожар, и у всех опустились руки. И только Ганшин,
последним присоединившийся к их группе физик Ганшин, сказал тогда
Бертеневу: "Ведь что такое СО2? Углерод и кислород. Вот и надо создать
такой штамм, чтобы он питался солнечной радиацией, кислород возвращал в
атмосферу, а углерод... Представляешь? Болото рождает алмазы, графит,
уголь... Ведь все это - углерод. И это - самоокупаемость. А?.." А через
день принес тоненькую пачку листов, исписанных от руки бисерным, но ровным
и четким до педантичности почерком: "Я тут набросал кое-что. Ты посмотри
на досуге, ладно?" Бертенев смотрел неделю. А потом узнал, что Ганшина нет
уже на их болотной станции. Что уехал он и никто не знает куда. Поначалу
Бертенев пытался разыскать Ганшина, вернуть, понять хотя бы, что
случилось, но никаких концов не сыскал. И лишь годы спустя узнал, что
перекинулся Ганшин сперва к энергетикам-международникам, в
эксплуатационный отдел, потом перешел еще куда-то, пока не осел в конце
концов в директорате одного из Теплоотводных Колес...
А из этих его записей, из его идеи родилось то самое, что назвали они
берталаном - суперхлорофилл, созидающий кислород и алмазы, кислород и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 [ 52 ] 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.