read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


И пока он жал всем руки, я сорвал с вешалки шапку и пальто, по пути
схватил со стула у двери какую-то бу-тылку запасного вина и, незамеченный,
исчез.
У подъезда на Божедомке в числе извозчиков увидал лихача мальчугана
"Птичку", дремавшего на козлах сво-ей дорогой запряжки.
-- Птичка, на Курский вокзал, вали!
-- Три рубля, -- ответил он спросонья.
-- Вали.
Минут через двадцать я отпустил вспененного рысака, не доезжая до
вокзала, где на подъезде увидал толпу разного начальства и воротами пробежал
на двор к платформе со стороны рельс.
У платформы стоял готовый поезд с двумя вагонами третьего класса
впереди и тремя зеркальными министер-скими сзади.
Я залез под вагон соседнего пустого состава и наблю-дал за платформой,
по которой металось разное началь-ство. а старик Сергей Иванович Игнатов с
седыми ба-ками, начальник станции, служивший с первого дня от-крытия дороги,
говорил двум инженерам:
-- Константин Иванович сейчас приедет. Около Мценска... говорят, весь
поезд... погиб и все... телеграм-ма ужасная... -- слышались отрывистые фразы
Игнатова.
-- Идет, идет, -- прошу садиться. Ну, решил я, -- просят садиться,
будем садиться, Я вскочил прямо с полотна на подножку второго ми-нистерского
вагона, где на счастье была незапертая дверь, и нырнул прямо в уборную. Едва
я успел захлоп-нуть дверь, как послышались голоса входящих в вагон.
Через минуту свисток паровоза, и поезд двинулся и помчался, громыхая на
стрелках... Вот мы уже за горо-дом... поезд мчится с безумной скоростью,
меня бросает на лакированной крышке... Я снял с себя неразлучный пояс из
сыромятного калмыцкого ремня и так привернул ручку двери, что никаким ключом
не отопрешь.
Остановились в Серпухове, набрали наскоро воды, по-летели опять. Кто-то
подошел к двери, рванул ручку и, ус-покоившись,-- "занято"-- ушел. Потом еще
остановка, опять воду берут, опять на следующем перегоне проба отворить
дверь... А вот и Тула, набрали воды, мчимся. Кто-то снова пробует вертеть
ручку и ругаясь уходит,
Через минуту слышу голоса:
-- Посмотри, не испортился ли запор. Слышу металлический звук
кондукторского ключа и издаю громкое недовольное рычание и начальственным
тоном спрашиваю:
-- Кто там?
-- Виноват, ваше превосходительство, и -- потом тот
же голос отвечает, -- нет, занято. -- И меня уже больше никто не
беспокоил. Я ехал ничего невидя сквозь запер-тое матовое стекло,а опустить
его не решался. Страш-но хотелось пить после "трезвиловки" и селянки, и как
я обрадовался, вынув из кармана пальто бутылку. Ока-зался "Шатоля Роз". А не
будь этой бутылки -- при томящей жажде я был вынужден выдать свое
присутст-вие, что было бы весьма рискованно.
Во время происшествий начальство не любит коррес-пондентов.
Вот, наконец, Скуратове, берут воду... у самого окна слышу разговор:
-- За Чернью, около Бастыева. Всю ночь был такой ливень, такой
ливень... Вырвало всю насыпь, и поезд рухнул.
А потом голоса слились и ушли. После бешеной езды поезд быстро
останавливается. Слышу шаги выходящих и разговоры:
-- Сейчас, тут рядом, ваше превосходительство, из-вольте видеть, где
народ.
Я развязал ремень и, когда голоса стихли, вышел на площадку и
соскользнул на полотно через левую дверь.

x x x
Это место стало гуляньем: из Москвы и Петербурга вскоре приехали:
Львов-Кочетов, из "Московских ведо-мостей", А. Д. Курепин, из "Нового
времени", Н. П. Кичеев из "Новостей" Нотовича, и много, много разных
корреспондентов разных газет и публики из ближайших городов и имений.
Ширь, даль, зелень. По обе стороны этого многолюд-ного экстренного
лагеря кипела жизнь, вагоны всех классов от товарных до министерских,
населенные вся-ким людом, начиная от прокурора палаты и разных инженер
генералов до рабочих депо и землекопов. Город на колесах.
А еще дальше вокруг кольцо войск охраны и толпы гуляющих зевак,
съехавшихся сюда, как на зрелище.
Это двести девяносто шестая верста от Москвы... ме-сто без названия. И
в первой телеграмме, посланной мной в газету в день прибытия, я задумался
над назва-нием местности. Я спросил, как называется эта ближай-шая деревня?
-- "Кукуевка", -- ответили мне, и я телеграфировал о катастрофе под
деревней Кукуевкой. Отсюда и пошло "Кукуевская катастрофа", "Кукуевский
овраг", и "Кукуевцы", -- последнее об инженерах.
-- Кукушка, прокукуй мне про Кукуй, -- сострил кто-то в "Будильнике".
Вспоминаю момент приезда; впереди шел К. И. Карташев, за ним инженеры,
служащие и рабочие... Огром-ный глубокий овраг пересекает узкая, сажень до
двадца-ти вышины, насыпь полотна дороги, прорванная на боль-шом
пространстве, заваленная обломками вагонов. На том и другом краю
образовавшейся пропасти полувисят готовые рухнуть разбитые вагоны. На дне
насыпи была узкая, аршина в полтора диаметром, чугунная труба -- причина
катастрофы. Страшный ночной ливень 29 июня 1882 года, давший море воды,
вырвал эту трубу, вымыл землю и образовал огромную подземную пещеру в
на-сыпи, в глубину которой и рухнул поезд... Два колена трубы, пудов по
двести каждая, виднелись на дне доли-ны в полуверсте от насыпи, такова была
сила потока...
Оторвался паровоз и первый вагон, оторвались три вагона в хвосте, и вся
средина поезда, разбитого в дре-безги, так как машинист, во время крушения
растеряв-шись, дал контрпар, разбивший вагоны, рухнула вместе с людьми на
дно пещеры, где их и залило наплывшей жид-кой глиной и зысыпало землей,
перемешанной тоже с обломками вагонов и трупами погибших людей.
Четырнадцать дней я посылал с нарочным и по теле-графу сведения о
каждом шаге работы... и все это печа-талось в "Листке", который первый
поместил мою боль-шую телеграмму о катастрофе и который шел в это вре-мя на
расхват.
Все другие газеты опоздали. На третий день ко мне приехал с деньгами от
Н. И. Пастухова наш сотрудник А. М. Дмитриев, "Барон Галкин".
-- Телеграфируй о каждой мелочи, деньгами не стес-няйся, -- писал мне
Н. И. Пастухов, и я честно испол-нил его требование.
С момента начала раскопок от рассвета до полуночи я не отходил от
рабочих. Четырнадцать дней! С 8 июля, когда московский оптик Пристлей
поставил электриче-ское освещение, я присутствовал на работах ночью,
дре-мал, сидя на обломках, и меня будили при каждом по-казавшемся из земли
трупе.
Денег на расходы не жалел.
Я пропах весь трупным запахом и более полугода по-том страдал
галлюцинацией обоняния и окончательно не мог есть мясо.
Первый раз я это явление почувствовал так: уже в конце раскопок я
как-то поднялся наверх и встретил среди публики моего знакомого педагога --
писателя Е. М. Гаршина, брата Всеволода Гаршина. Он увидел меня и ужаснулся.
Действительно, -- обросший волоса-ми, нечесаный и немытый больше недели, с
облупившимся от жары загоревшим до черна лицом я был страшен.
-- Ты ужасен, поедем к нам, это рядом, поедем! Вот мои лошади.
Вымоемся, передохнем, -- стал он меня уговаривать.
В этот день экстренного ожидать было нечего: на де-вятой сажени сверху,
на всем пространстве раскапыва-ния пещеры был толстый слой глины, который
тщетно снимали и даже думали, что ниже уже ничего нет. Но на самом деле, под
этим слоем оказалось целое кладби-ще.
Я провел Гаршина по работам, показал ему внизу, далеко под откосом,
морг, вырытый в земле, куда скла-дывались трупы, здесь их раздевали,
обмывали, призна-вали, а потом хоронили.
Запах был невыносимый... Как раз в это время, когда мы вошли, в морге
находился прокурор Московской су-дебной палаты С. С. Гончаров, высокий,
англизирован-ный, с бритым породистым лицом, красиво бросавший в глаз
монокль, нагибаясь над трупом. Он энергично вел следствие и сам работал день
и ночь.
Это тот самый С. С. Гончаров, который безбоязненно открыл хищения в
Скопинском банке, несмотря на чи-нимые Петербургом препятствия, потому что
пайщиками банка были и министры и великие князья.
Про него тогда на суде и песенку сложили:
Много в Скопине воров,
Погубил их Гончаров.
На суде в качестве репортера от Петербургской газе-ты присутствовал
Антон Чехов, писавший прекрасные отчеты.
Не выдержал ароматов морга Е. М. Гаршин, и мы помчались на его паре в
пролетке.
Я захватил с собой новую розовую ситцевую рубаху и нанковые штаны,
которые "укупил" мне накануне во Мценске мой стременной Вася, малый из
деревни Кукуевки, отвозивший на телеграф мои телеграммы и неотступно
состоявший при мне во все время для особых поручений.
На мой вопрос, к кому мы едем, Гаршин мне ответил, что гостит он у
знакомых, что мы поедем к нему в садо-вую беседку, выкупаемся в пруде, и
никто нас беспо-коить не будет.
Проехали верст пять полями. Я надышаться не мог после запахов морга и
подземного пребывания в раскопках, поливаемых карболкой.
Мы поехали к парку, обнесенному не то рвом, не то изгородью, не помню
сейчас. Остановились, отпустили лошадей, перебрались через ров и очутились в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 [ 52 ] 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.