read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



площадке. Примерно через час "Волга" остановилась у неприметного особнячка в
старой части Москвы, штатские передали Егорова двум другим молодым людям,
тоже штатским и с такой же выправкой, те провели его в здание, и через
несколько минут подполковника пригласили зайти в кабинет, перед которым была
всего лишь крошечная, с хрущобную шестиметровую кухню, приемная, оснащенная,
впрочем, новейшим компьютером и другой оргтехникой, о назначении которой
Егоров мог только догадываться.
В тесноватом и очень просто обставленном кабинете за обыкновенным
письменным столом сидел Профессор. Он был в своем коричневом, топорщившемся
на плечах и груди костюме, жилистая шея была втянута в плечи, большой нос с
горбинкой и узкий череп придавали ему, как всегда, сходство со старым, но
еще сильным грифом.
Он молча кивнул на жесткое полукресло, стоявшее возле приставного
столика, и коротко приказал:
- Докладывайте.
Доклад Егорова занял около двадцати минут. Он еще в самолете решил ничего
не скрывать и ни о чем не умалчивать. Ситуация складывалась неопределенная,
нельзя было исключать, что любая мелочь вылезет наружу, а Профессор был не
из тех, кто прощает вранье. Он мог простить неудачу, но не вранье. И в этом
Егоров был с ним вполне согласен. Решит Профессор отстранить его от операции
и отправить служить в какой-нибудь дальний гарнизон - ну, так тому, выходит,
и быть. Но попасться на мелком вранье - это было противно сути Егорова. Он и
от своих подчиненных всегда требовал предельной честности, и сам был честен
с начальством. Это было заложено в самом понятии флотской чести, которая
была для капитана второго ранга Егорова самой высокой, самой емкой
нравственной категорией.
Профессор слушал, не перебивая и не уточняя деталей. Просто сидел, как
старый гриф на скале, и слушал. И лишь когда подполковник закончил доклад,
произнес:
- Вы правильно сделали, что прилетели и доложили. Это был трудный выбор?
- Не слишком, - ответил Егоров. - В операции появились проблемы, которые
я не имел права решать. Операция не того масштаба, чтобы я мог принимать
окончательные решения. Поэтому я и прилетел.
- Как я понимаю, от нашего первоначального плана не осталось ничего?
- Почти ничего, - согласился Егоров. - Кроме общей идеи. Все карты
перемешаны, и я уже не очень понимаю, какая идет игра и по каким правилам.
- И сделал все это наш фигурант Пастухов.
- Так точно, - подтвердил Егоров, хотя в тоне Профессора не было никакого
вопроса.
- Значит, вы были правы, когда сомневались, нужно ли его задействовать. Я
не прислушался. А зря. Но ничего страшного, подполковник. Ничего страшного.
Вы сами прекрасно знаете, что ни одна операция не идет по заранее
намеченному плану. Всегда что-нибудь мешает. Всегда что-нибудь не так. И
самое глупое - это переть быком в намеченном направлении. Наша задача -
достичь конечной цели. А как мы будем менять свою тактику по ходу дела - это
никого не интересует. Давайте отсюда и танцевать. Меня волнуют три аспекта.
Первый. Как Пастухов узнал, кто я такой.
- Не могу знать, - по-военному ответил Егоров. - Не от меня. И не от моих
людей. Я сам не знал, кто вы. Верней, знал, но очень немногое. Необходимый
минимум. А мои люди о вас понятия не имеют. Они вообще не знают, что вы
существуете.
- У меня и мысли не было вас обвинять. В разговоре с этим Кэпом Пастухов
сказал, что меня знают человек десять у нас в стране и человека два-три в
ЦРУ. Я правильно вас понял?
- Так точно.
Профессор поморщился:
- Оставьте вы эти "так точно" и "не могу знать". Вы же не с адмиралом
разговариваете, а с человеком, можно сказать, вполне штатским. Насчет Лэнгли
он, возможно, прав. Человека два-три там меня знают. И то больше
догадываются, чем знают.
- Пастухов не может быть человеком ЦРУ. Не та биография, не та
психофизика, все не то. Даже методы его действий чисто русские.
- Согласен, - кивнул Профессор. - Именно потому, в частности, что он
знает обо мне больше, чем ЦРУ. Насчет того, что у нас в стране меня знает не
больше десяти человек, - тут, я думаю, Пастухов или ошибся или соврал
намеренно. Меня знают человек двадцать. И я знаю всех, кто меня знает.
Информация обо мне к Пастухову могла уйти только от них. И у меня есть
возможность проверить, от кого именно. Я это сделаю. Так что этот аспект
проблемы, будем считать, закрыт. Он бы и не имел решающего значения, если бы
Пастухов не поделился этими знаниями с Кэпом. При этом вполне отдавая себе
отчет, что разговор прослушивается вами или вашими людьми. Он не сомневался,
что после этого вы уничтожите и Кэпа и его охрану?
- Он был в этом уверен на все сто. Он сам мне об этом сказал.
Профессор покачал своей голой головой старого грифа.
- Остроумное решение. Интересный парень. Досадно, что мы вынуждены
использовать его в этой роли. Как он воспринял ваше решение не спешить с
определением участи Кэпа?
- Попытался давить.
- Как?
- Намекнул, что для меня лучше сначала закончить всю операцию, а потом
докладывать о ее ходе. И о том, что я могу оказаться где-нибудь в
дальневосточном морском дивизионе.
Профессор засмеялся:
- Не дурак. Очень не дурак. Его ошибка в том, что он не знает истинных
масштабов операции.
- Об этом я ему и сказал, - проговорил Егоров.
- А вы их знаете?
- В полном объеме - нет. Поэтому и прилетел к вам с этим докладом.
- Давайте сначала решим первую проблему, а потом займемся другими, -
предложил Профессор. - Кэп. Никаких акций. Немедленно освободить и
предоставить возможность действовать по его собственному усмотрению.
Извиняться не обязательно.
- Но он уже знает, кто вы, - предупредил Егоров. - И что вы руководите
всей операцией.
Профессор отмахнулся:
- Не имеет значения. Об этом он будет молчать, как мертвый. И сам найдет
способ заставить молчать своих охранников. К сожалению, он нам нужен. Вы
понимаете, почему я говорю "к сожалению"?
- Да, понимаю, - подтвердил Егоров.
- Грязное дело. - Профессор поморщился. - Но мы вынуждены работать с тем
материалом, который у нас есть. Это не доставляет удовольствия ни вам, ни
мне. Но кто-то должен делать это дело. Выпало нам. Примем это с достойным
смирением.
Профессор вызвал, из приемной помощника и приказал связать Егорова с его
людьми в городе К.
Через три минуты в трубке раздался голос капитана-лейтенанта Козлова:
- Слушаю, шеф. У нас полный порядок, объекты на месте.
- Можете говорить открытым текстом, линия защищена, - подсказал
Профессор.
- Всех освободить, - приказал Егоров. - Проводить до их "линкольна", и
пусть валят на все четыре. Извиняться за причиненные неудобства не нужно.
- Это приказ? - уточнил Козлов.
- Правильно понял.
- Ну, хоть за то, что не нужно извиняться, спасибо. А морду напоследок
набить нельзя?
- Раньше нужно было, - буркнул Егоров. - Пастухов?
- Всю ночь был в номере, сейчас тоже. Спит. Машина его на месте, на
стоянке. Никого постороннего в номере не было, ни с кем по телефону не
говорил. Данные наружного наблюдения подтверждены с базы телеметристами. Так
что никаких сомнений.
- Все, до связи, - проговорил Егоров и отключил селектор.
- Продолжим, - предложил Профессор. - Салахов. Что же все-таки с ним
случилось?
- Второй день ломаю над этим голову и не могу понять, - признался Егоров.
- Был найден мертвым в редакторской комнате телецентра. Сломана шея. По
заключению судмедэксперта, очень необычным и профессиональным приемом.
Смерть наступила мгновенно. Ориентировочно между семнадцатью и семнадцатью
сорока. Минут без пяти семнадцать ведущий Чемоданов вышел из редакторской и
направился к проходной, чтобы встретить Мазура. Он опаздывал на передачу в
прямом эфире. Передача началась в семнадцать двадцать и закончилась в
семнадцать сорок одну. Вместе с Мазуром он пришел из студии в редакторскую,
и тут все и обнаружилось.
- Подробнее. Что? - уточнил Профессор.
- Я не был на осмотре места происшествия с оперативниками. Это привлекло
бы ко мне ненужное внимание. Но позже ознакомился и с местом происшествия, и
со всеми материалами уголовного розыска. Оперативники в полном недоумении. В
полу обнаружено восемь отверстий от пистолетных пуль калибра 9 миллиметров,
найдено столько же гильз, плюс пустая обойма. Но нет никаких признаков того,
что кто-то этими выстрелами был ранен. Ни капли крови, ничего. Не обнаружено
самого пистолета. Можно предположить, что Салахов пытался защищаться, но
нападавший оказался проворнее.
- И намного, - заметил Профессор.
- На порядок, - подтвердил Егоров. - Это притом, что Салахов был
настоящим профессионалом.
- Он не выполнил задания.
- Да. Для нас это самое неприятное. Нейтрализация Мазура и Чемоданова
могла решить все наши проблемы уже сегодня. Я не отношу себя к людям,
которые склонны свои ошибки перекладывать на других, но здесь мне не в чем
себя обвинить. Вся схема была продумана и просчитана: либо Мазура
нейтрализует Кэп, либо Салахов.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 [ 52 ] 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.