read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- И вы тогда поймете, - добавил Жером, - что злодейство никогда мне не
надоедало.
- Еще бы! - воскликнул Сильвестр. - Разве что-нибудь иное может
взволновать душу до такой степени? Может ли что-то так сладостно щекотать
чувства? Да, друзья мои, мы не смогли бы ни дня прожить без злодейств.
- Терпение, терпение, - проговорил Северино, продолжая разыгрывать роль
оппонента, - придет время, когда религия возвратится в ваши сердца, когда
мысли о Всевышнем и о его культе вытеснят из них все иллюзии распутства и
заставят вас отдать этому всемогущему Богу все движения души, которой по
вашей вине овладел порок.
- Друг мой, - сказал Амбруаз, - религия имеет власть только над людьми,
которые без нее ничего не в состоянии объяснить, она - квинтэссенция
невежества, но в наших философских глазах религия есть нелепая басня,
заслуживающая лишь нашего презрения. Действительно, что она дает нам, эта.
возвышенная религия? Я бы очень хотел, чтобы мне это разъяснили. Чем ближе
мы ее наблюдаем, тем больше убеждаемся, что ее теологические химеры способны
лишь исказить наши представления: обращая все в тайны, эта фантастическая
религия в качестве причины того, что мы не понимаем, предлагает то, что мы
понимаем еще меньше. Разве объяснить природу - это означает связать видимые
явления с неизвестными механизмами, с невидимыми силами, с нематериальными
причинами? Неужели можно удовлетворить человеческий разум, если
растолковывать ему то, что он не понимает, используя понятие, еще более
непонятное, Божество, которое никогда не существовало? Может ли божественная
природа, которую постигнуть невозможно и которая противна здравому смыслу и
разуму, помочь понять природу человеческую, которую и без того так трудно
объяснить? Спросите у христианина, то есть у недоумка, поскольку только
недоумок может быть христианином, спросите у него, в чем истоки мира, и он
ответит, что это Бог создал вселенную; затем спросите, что такое Бог - он
этого не знает; что такое создавать? Он не имеет о том никакого понятия; в
чем причина чумы, голода, войн, засухи, наводнений, землетрясений - он вам
скажет, что это гнев божий; поинтересуйтесь, какими средствами можно
избежать этих несчастий - он вам скажет: молитвами, жертвами, процессиями,
религиозными церемониями. Но отчего в небе столько злобы? Оттого, что люди
злые. Почему люди злые? Потому что развращена их природа. Какова причина
этой развращенности? Дело в том, скажут вам, что первый человек,
соблазненный первой женщиной, съел яблоко, до которого Бог запретил
дотрагиваться. Кто же заставил эту женщину сотворить такую глупость? Дьявол.
Но кто создал дьявола? Бог. Зачем же Бог создал дьявола, развращающего
человеческий род? Неизвестно: это тайна, скрытая в лоне Божественности,
которая сама есть великая тайна. Тогда спросите у этого животного, какой
скрытый принцип движет поступками и мыслями человека? Он ответит: душа. Что
такое душа? Это дух. Что такое дух? Это субстанция, которая не имеет ни
формы, ни цвета, ни протяженности, ни элементов. Как может существовать
подобная субстанция? Как может она управлять телом? Это неизвестно, потому
что это тайна. Имеют ли душу животные? Нет. Почему же тогда они действуют,
чувствуют, думают абсолютно так же, как и люди? Здесь ваш собеседник
промолчит, потому что сказать ему нечего, и причина тому проста: если людям
дается душа, то для того, чтобы они могли делать посредством ее все, что
угодно, в силу приписываемого ей могущества, тогда как с душой животных дело
обстоит по-другому, и какой-нибудь доктор теологии был бы весьма уязвлен
тем, что его душа подобна душе, скажем, свиньи. Вот какими ребяческими
измышлениями приходится объяснять проблемы физического и морального мира!
- Но если бы все люди были философами, - сказал Северино, - мы не имели
бы удовольствия быть единственными в своем роде, ведь очень приятно
устраивать схизмы и думать не так, как другие люди.
- Я разделяю ваше мнение, - сказал Амбруаз, - в том, что никогда не
следует снимать повязку с глаз народа; лучше будет, если он согнется под
грузом предрассудков. Где мы взяли бы жертв для нашего злодейства, если бы
все люди были злодеями? Народ должен жить под игом заблуждений и лжи, и мы
должны всегда поддерживать скипетр тиранов, защищать троны, ибо они
поддерживают Церковь, а деспотизм, дитя этого союза, стоит на страже наших
прав и привилегий. Людей надо держать в железных рукавицах, и я бы хотел,
чтобы все суверены (тем более, что они много выиграют от этого) еще больше
расширили нашу власть, чтобы во всех странах царила Инквизиция. Посмотрите,
как она держит испанский народ на привязи у короля, и такие цепи прочны
только там, где действует этот святейший трибунал. Иногда сетуют на то, что
это кровавая власть, ну так что же: не лучше ли иметь двенадцать миллионов
верноподданных, чем двадцать четыре миллиона непослушных? Величие государя
зиждется не на количестве подданных, а на степени его власти над ними, на
исключительной покорности людей, которыми он правит, а эта покорность
немыслима без инквизиторского трибунала, который, способствуя власти
государя и процветанию государства, каждодневно уничтожает тех, кто угрожает
спокойствию. Так какое значение имеет кровь, если она служит укреплению
власти суверена! Если без этого эта власть рухнет, население впадет в
анархию, следствием которой бывают гражданские войны, и не потечет ли эта
кровь еще обильнее, если так некстати пожалеть ее?
- Думаю, - заметил Сильвестр, - что наши добрые доминиканцы находят в
своих судилищах весьма пикантную приправу для своего сладострастия.
- Даже не сомневайтесь в этом, - сказал Северино. - Я семь лет прожил в
Испании и был очень близок к нынешнему инквизитору. Однажды он мне сказал
так: "Мои казематы превосходят любой восточный гарем: там есть женщины,
девушки, юноши на любой вкус, самого разного возраста и разных
национальностей; по одному мановению пальца они падают к моим ногам, мои
евнухи - это мои поставщики товара, а смерть - моя сводница, и трудно себе
представить, какой она наводит ужас".
- Ах ты, черт побери! - пробормотал в этот момент Жером, который снова
начал возбуждаться и уже ухватил восемнадцатилетнюю жертву. - В самом деле,
нет на свете ничего более сладострастного, нежели деспотические утехи:
чем сильнее мы топчем желанное тело, тем больше удовольствия оно нам
доставляет.
Это сладострастная мысль воспламенила наших собеседников, и стало
заметно, что ужин закончится новыми вакханалиями.
- Я предлагаю немного позабавиться с этими беременными тварями, -
сказал Антонин, который и был виновником их нынешнего положения.
Предложение было принято, посреди комнаты поставили пьедестал высотой
несколько футов, на котором обе несчастные , привязанные друг к другу
спинами, едва могли поставить ногу. Остальная поверхность диаметром три фута
была усыпана колючками и шипами, они были вынуждены стоять на одной ноге,
каждой дали гибкий шест, чтобы держаться, так что, с одной стороны, им
приходилось делать все, чтобы не свалиться на "пол, с другой, было почти
невозможно оставаться в устойчивом положении. И вот этот жестокий выбор
составлял удовольствие монахов. Они окружили пьедестал, их окружили предметы
наслаждения - возле каждого было не менее трех, которые возбуждали его
самыми разными способами. Несмотря на беременность, жертвы оставались
наверху более четверти часа. Первой не выдержала та, что была на восьмом
месяце: она пошатнулась, увлекла за собой подругу по несчастью, и обе с
пронзительными криками упали на острые колючки. Наши злодеи, подгоняемые
вином и похотью, как безумные набросились на них: одни били несчастных
ногами, другие втирали в их кожу шипы, одни их содомировали, другие сношали
во влагалище, и все шестеро наслаждались от всей души, когда у
тридцатилетней женщины начались сильные боли, которые известили
присутствующих о том, что она вот-вот избавиться от своей тяжкой ноши. Ей,
естественно, было отказано во всякой помощи, так как природа сама о себе
заботится, но бедняжка произвела на свет крошечный трупик, и он стал
причиной гибели матери.
I Напомним, что одной было двадцать шесть, другой - тридцать лет. Их
портрет можно найти выше. Первая была 'на шестом месяце беременности, вторая
- на восьмом. (Прим. автора.)
Здесь исступление монахов достигло предела: все они одновременно
испытали оргазм - в вагину, в задний проход или в рот; сперма текла ручьями,
ужасные богохульства сотрясали своды, и спокойствие восстановилось не сразу.
Мертвых унесли в одну сторону, через другую дверь в сераль ушли оставшиеся в
живых жертвы; наставник оставил при себе только Жюстину и двадцатипятилетнюю
девушку по имени Омфала, чей портрет изображен выше, и обратился к нашей
героине с такими словами:
- Вы только что видели, что я вам спас жизнь, иначе вас приговорили бы
к смерти. Сейчас следуйте за этой девушкой, она покажет вам вашу комнату и
введет в курс ваших обязанностей, и хорошенько запомните, что только
абсолютная покорность и полное смирение не позволят мне раскаяться в том,
что я для вас сделал. А теперь посмотрим вашу задницу.
Кроткая, испуганная Жюстина, дрожавшая всем телом, подчинилась.
- Вас спасли ваши ягодицы, - продолжал монах, - я без ума от них, так
что вы должны подогревать и удовлетворять желания, которые они мне внушают:
мое безразличие будет столь же невыгодно для вас, как и пресыщение, ибо я
накажу вас как за то, что ничего не почувствую, так и за то, что почувствую
слишком много.
- Какие ужасы, о Господи! Сжальтесь надо мной и будьте благородны,
соблаговолите вернуть мне свободу, которую вы так коварно у меня отобрали, и
я буду молиться за вас до конца моих дней.
- Эти причитания, милочка, - прервал ее монах, - не будут
способствовать моему счастью, зато удовольствие заставить вас служить моему
сладострастию ни с чем не сравнимо.
И Северино, при помощи Омфалы ввел свой член в задний проход Жюстины,
после нескольких толчков он покинул его.
- Я сегодня же отвел бы ее в свою спальню, - сказал он Омфале, - если
бы этой ночью меня не ждали юношеские покои, но это случится на днях. А пока
объясните ей наши правила.
Настоятель исчез, обе наложницы удалились в сераль, и за ними тут же
захлопнулись окованные медью двери.
Жюстина, слишком уставшая, слишком потрясенная, ничего не замечала и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 [ 53 ] 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.