read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



оказалась предательницей. Она испугалась матери и хотела отвлечь ее.
- Нет, Олежка. - Лиз как будто угадала его мысли. - Нет, я не
предательница, я тебя очень люблю, и мне не стыдно, что я тебя так
люблю, и я лучше умру, чем пущу тебя в лес.
Мать неожиданно нагнулась. Она знала Олега лучше всех на свете. Она
вытащила из-под стола мешок.
- А это зачем? - спросила она.
Лиз своего добилась. О ней забыли.
Она поднялась, запахивая куртку, поискала оброненный башмак.
- Это что? Ты меня хочешь убить? Ты меня обязательно хочешь убить!
- Мать накачивала себя, вызывала гнев.
- Я пошла, - сказала Лиз. Но никто не обратил на нее внимания.
Бурная сцена еще не кончилась, когда на шум заглянул Старый, узнал,
в чем дело, и сказал:
- Я подозревал, что ты выкинешь что-нибудь в таком духе. Только у
тебя ничего не выйдет, мы с Сергеевым договорились сегодня дежурить у
изгороди, а тебя от дежурства освободить. Так что мы бы все равно
заметили. Эх, глупость человеческая...
- Это не глупость.
- Это не глупость, это эгоизм, - сказала мать.
- А ты знаешь, Ирина права, это и есть эгоизм.
- Я не для себя...
- Ты для себя! Ты для себя хочешь быть героем, ты для себя хочешь
принести на руках Марьяну или приволочь на спине Дика.
- Вы ничего не понимаете!
Олег выбежал из дома как был, в одной рубашке. Было холодно, он
сидел на бревне, на пустоши, ему не хотелось возвращаться, и он всей
шкурой ощущал, как за ним следят - следят из хижин. И Лиз, и мать, и
Старый, и Сергеев. И никто ему не верит.
А там, в лесу, они ждут помощи...
Было холодно, очень хотелось укутаться и спрятаться, но не идти же
домой. И предательское воображение начало строить картины того, как
Марьяна с Диком сидят в гостях у экспедиции и смеются и едят всякие
вкусные вещи... Это была не его мысль, ее придумала Лиз, но мысль
оказалась очень удобной, и было трудно ей не поддаться.
- Олег! - закричала мать от дверей дома. - Иди спать, простудишься!
Пришлось идти, и так весь поселок слушает.
Олег не разговаривал с матерью, она тоже молчала.
Он залез в кровать, и кровать, как назло, пахла Лиз. Ее телом и той
травой, которой она намазала ладони.
Олег хотел думать о Марьяне и, засыпая, вызывал в памяти ее образ.
Это было сладко, но когда он заснул, ему снилось, что он обнимается с
Лиз, и он ничего не мог поделать с собой во сне, хотя понимал, как это
неправильно.
x x x
На следующий день Казик начал вырубать ступеньки в коре дерева. Это
была утомительная, занудная работа, к тому же Казик и сменявший его
Дик были голодны.
Казик за первый день вырезал ступеньки метров на двадцать вниз, до
обломка сука, который торчал из ствола. Обломок был крепкий. Казик
обрезал канавкой кору вокруг так, что можно было закрепить за обломок
веревку.
Следующий день ушел на то, чтобы вырубить ступеньки еще на тридцать
метров вниз. Дик мог бы спуститься, как и Казик, по ступенькам, но
Марьяну нужно было страховать веревкой, она была слабее их. Марьяна
говорила, чтобы они оставили ее на дереве и спускались без нее, а она
дождется, пока они сходят за помощью, но Дик отказался так сделать. Он
сказал, что может получиться, что никакой экспедиции нет или что она
улетит. Тогда придется возвращаться домой - а это значит, что Марьяне
придется жить одной на дереве, может быть, десять дней, может, две
недели. А за это время, как сказал он, Марьяна превратится в скелетик.
Он был прав, Марьяна с ним больше и не спорила. Когда она уговаривала
ребят оставить ее, она боялась, что они поддадутся на ее горячие
уговоры и оставят одну - а она бы умерла от страха и одиночества.
Казик отыскал небольшую дырку в стволе, выгнал из нее ядовитую
змею. Получилась еще одна станция - место, где можно укрепить веревку.
А требовалось еще три или четыре таких станции до земли: она была
очень далеко.
На четвертый день Дик поднялся к остаткам шара, в облако, и принес
оттуда еще одну веревку. Заодно ему удалось убить древесного зайца, и
они более или менее сытно поели, а так как намаялись от голода, то
проспали часов десять. Прошла уже вечность с тех пор, как они покинули
поселок, а цель их пути была почти так же далека, как и в первый
день.
Когда они проснулись, погода была очень хорошей и было далеко
видно. Казик, прежде чем спуститься вниз, к своей работе, поточил нож,
который уменьшился вдвое - так сточился, потом Марьяна помазала ему
руки остатками мази - пальцы у Казика кровоточили и распухли, хорошо
еще, что прошел укус. Казик пошел на свой наблюдательный пункт
смотреть в сторону, где должен был быть лагерь экспедиции. Он сидел
там полчаса, но его никто не торопил, все и так понимали, что мальчик
трудится больше остальных. Он смотрел, пока не увидел, как поднимается
блестящий шарик - это Павлыш летел на вездеходе на тот берег озера.
Теперь они не сомневались, что знают, куда идти.
Со второй веревкой у Казика дело пошло быстрее. В тот день он смог
проложить дорогу метров на пятьдесят. Работы осталось еще дня на два.
Те два дня прошли тоскливо и неинтересно. Марьяна часто ходила на
наблюдательный пункт и ждала, когда что-нибудь поднимется над берегом
озера. Она видела, как Павлыш с Клавдией полетели на тот берег озера -
к золотой горе. Это было первое путешествие Клавдии по планете. Она
была напряжена и оживилась только, когда увидела самородки, вымытые
ручьем у горы, и толстые, как сверкающие канаты, золотые и кварцевые
жилы. Павлыш тоже был поражен этим зрелищем. Ему захотелось выковать
для Салли золотой браслет, только у него не было инструментов. Когда
они вернулись, Клавдия заставила его дважды пройти дезинфекцию -
Павлыш ворчал, его утешали только ветвистые самородки, которые он
разложил вокруг и любовался ими. Полет в горы снова пришлось отложить,
а может быть, Павлыш подсознательно находил дела, чтобы отложить его.
Полет в горы был праздником, елкой, вокруг которой можно будет
плясать. Но ведь после него снова наступят будни. К тому же он никак
не мог остаться наедине с Салли. Клавдия не выпускала их из поля
зрения. Салли к этой ситуации относилась с юмором, к тому же она
любила Клавдию и не хотела расстраивать ее.
Тут еще подошел день рождения Павлыша. Салли с Клавдией постарались
на славу, соорудили такой праздничный стол с пирогом и свечами, что
Павлыш был растроган.
x x x
А Казик через два дня наконец-то добрался до того места, где в
пятидесяти метрах от земли стволы расходились пирамидой, отсюда уже
можно было спуститься без веревки.
Крикнув наверх, чтобы не беспокоились, он сполз на землю. Это было
счастьем - иди куда хочешь. Земля мягкая, можно по ней кататься,
бегать - и никуда не упадешь. Казик побежал вокруг ствола, чтобы
поискать мешок с пищей, сброшенный неделю назад при крушении шара, но
не нашел - то ли его кто-то утащил, то ли он потерялся в подлеске.
Казик так отвык жить в лесу, что чуть было не попал в когти к шакалу,
еле от него убежал. Убегать от шакалов Казик не любил, но что
поделаешь, если от ножа остался лишь жалкий огрызок, таким даже шкуру
шакалу не пропорешь. Казику удалось набрать грибов, и он принес их
наверх, на развилку.
На следующее утро они стали спускаться вниз.
Дик привязал веревку наверху к стволу дерева, потом Марьяна,
держась за веревку и упираясь ногами в неглубокие ступеньки,
спустилась до обломка сука и там остановилась. Казик был уже ниже, на
следующей станции. Затем Дик отвязал веревку и спустился по ступенькам
к Марьяне. Отдохнув, Марьяна начала спускаться ниже, к Казику.
Путешествие было очень медленным; Марьяна уставала, а отдых над
пропастью мало помогал. С каждым метром ее руки слабели и ноги все
больше дрожали, она не признавалась в этом, но и так было ясно.
И тут еще хлынул ливень. Струи дождя хлестали по рукам и по голове,
норовя смыть людей-муравьишек с громадного ствола, и некуда было от
них укрыться. Веревка сразу набухла, стала тяжелой, скользкой, ноги
хуже держались в ступеньках.
Оставались еще две станции.
Дик сверху кричал, чтобы Марьяна остановилась и не шла вниз, но ей
невмочь было стоять, распластавшись под стегающими струями, которые
грозили ее смыть, и она стала спускаться дальше. Она миновала
предпоследнюю станцию, оставалось еще метров тридцать - сорок, а там
уже ствол расширялся и спускаться стало спокойнее. Казик, пока
спускался на землю и снова поднимался, не успел приготовить веревку, и
Марьяна сползала без нее, нащупывая ногами ступеньки и прижимаясь
исцарапанным животом к скользкой неровной коре.
Казик старался спускаться недалеко от нее, он боялся, что она
сорвется, хотя понимал, что, если так случится, ему ее не удержать. Но
все равно он держался поближе и подсказывал ей, куда ставить ногу.
И Марьяна добралась до того места, где ствол начал расширяться, и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 [ 53 ] 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.