read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Алкид почесал укушенную комаром щеку.
Потом повернул голову и бросил всего один косой взгляд на шестерых
путников в запыленных одеждах, объявившихся на краю поляны.
Он давно слышал их приближение - только мертвый не услышал бы, как
эта шестерка ломилась через лес.
Путники в свою очередь оценивающе разглядывали обнаженного юношу,
растянувшегося в тени лавра, и подходить ближе не спешили.
Наконец стоявший впереди всех и одетый беднее прочих коротышка -
видимо, проводник - придал своему рябому и плоскому лицу приятное (с его
точки зрения) выражение и шагнул вперед.
- Радуйся, козопас! - надменно бросил он.
- И ты радуйся, козопас, - тем же тоном ответствовал Алкид, сгребая
крошки сыра и отправляя их в рот.
- Я не козопас! - обиделся коротышка, одергивая коряво сшитую
хламиду, схваченную на плече брошью с крупными, явно фальшивыми камнями.
- Ну тогда радуйся, что не козопас, - Алкид проглотил крошки и
отвернулся.
Коротышка побагровел, но все же решил на рожон не лезть и попробовать
начать беседу заново.
- Я Амфином из Орхомена, сын Ликия, миниец, - заявил он, гордо
подбоченясь. - А кто ты, о достойный и остроумный юноша? Если ты бог, мы
принесем тебе жертву. Если человек, мы разделим с тобой трапезу, ибо
сырные крошки - не лучшая пища для голодных и нахальных юнцов! Итак?
- Радуйся, Амфином, сын Ликия! - уже более миролюбиво отозвался
Алкид, садясь. - Я Алкид, сын Амфитриона, фиванец.
В глазах рябого коротышки мелькнули дурашливые огоньки - и он
неожиданно пал ниц перед опешившим Алкидом.
- Прости наше неведение, о великий герой! - коротышка исподтишка
подмигнул своим ухмыляющимся спутникам. - Мы - Орхомена послы, что за
данью идут в семивратные Фивы - тебя не узнали, могучий! Нам, басилея
Эргина посланцам, дозволишь ли путь свой продолжить?!
- Дозволю, - буркнул Алкид, отлично видя, что коротышка над ним
издевается. - Хоть на все четыре стороны.
"Пусть веселятся, - подумал он. - От меня не убудет... скажу потом
Пану, чтоб поводил их по Киферону!"
Дружный хохот минийцев только укрепил юношу в желании избегнуть
скандала. Не затевать же пустую и бессмысленную драку с чванливыми
минийцами из воинственного города Орхомена?
Однако сами минийцы отнюдь не собирались отказываться от столь
удачного и веселого времяпровождения. Рассевшись на траве вокруг Алкида,
они бесцеремонно разглядывали его, словно товар в лавке, деловито
прицокивая языками.
- Благодарим за дозволение, великий герой, - вступил в разговор
чернявый молодчик, едва ли старше самого Алкида; и серьга в ухе чернявого
игриво качнулась, сверкнув хризолитом, таким же зеленым с желтыми искрами,
какой красовался в оправе перстня на безымянном пальце орхоменца. - Не
соблаговолишь ли ты, богоравный, ответить мне, Проклу, племяннику басилея
Эргина - сколько подвигов ты уже успел совершить?
Алкид не ответил, но его ответа и не требовалось.
- Как тебе не стыдно, Прокл?! - откликнулся огромный солдат со шрамом
на во всех отношениях выдающемся носу (Алкид машинально отметил, что
солдат с возрастом изрядно подзаплыл жирком). - Ведь наш герой доблестно
убил страшного злодея Лина, брата чудовищного Орфея, который коварно
заставлял героя разучивать варварские богохульные песни!
Здоровяк загнул один палец, а Алкид дернулся, как от пощечины, но
сдержался.
- Затем гордость Эллады обрюхатил за одну ночь сотню дочерей басилея
Теспия, а заодно и самого Теспия! Ну не подвиг ли это?!
Шрам на носу у солдата побагровел от удовольствия, и второй палец был
демонстративно загнут.
- И наконец, - остроумный здоровяк указал на лежавшую неподалеку
львиную шкуру, - наш герой после долгой битвы уничтожил полевую мышь,
которую в этих краях звали Киферонской Людоедкой! Не доказательство ли это
того, что отец нашего героя - сам Дий-Громовержец, а вовсе не какой-то там
Амфитрион, упомянутый великим Алкидом единственно из скромности!
Алкид недобро сверкнул глазами, но все же счел за благо промолчать.
- А мать нашего досточтимого героя так ублажала Олимпийца, что после
ее ласк он и смотреть на других женщин не хочет! Небось, и сама мамаша,
видя во сне Зевса с молнией наперевес, сопит да слюнки пускает!
Взрыв хохота внезапно оборвался: Алкид неуловимым движением протянул
руку и легко, почти нежно коснулся волосатого предплечья солдата со шрамом
на носу.
- Скажи еще что-нибудь про мою мать, - тихо, но внятно проговорил
Алкид, - и станешь красивым, потому что я оторву тебе твой поганый нос.
Понял?
Он хотел добавить что-то еще, он даже поднялся на ноги и вдруг с
ужасом ощутил, как внутри него поползли первые язычки нездешней слизи,
отдающей плесенью - предвестники прихода безумной богини Лиссы и невнятно
бормочущих Павших.
"Приступ, - пронеслось в голове. - Как же так?!"
- Ну вот, герой сказал - и сам испугался! - здоровяк, сперва невольно
подавшийся назад, смерил взглядом побледневшего Алкида. - Сразу видно, что
богоравный!
- Я... мне надо идти, - с трудом выдавил юноша, чувствуя, что поляна
плывет пред глазами.
- Надо, - согласился солдат со шрамом, обнажая короткий кривой меч. -
Сейчас и пойдешь. Только сперва...
Ни Алкид, ни послы надменного Орхомена не знали, что камень для
жертвенника уже выбран, нужные слова произнесены, равнодушный ко всему
мальчик-раб, спасенный Ификлом, распростерт лицом вверх, и над ним занесен
ритуальный каменный нож; не знали они и того, что из зарослей терновника
за ними внимательно следят цепкие и не по возрасту зоркие глазки
сморщенной старухи с острой мордочкой хищной ласки.
А Галинтиада в свою очередь не знала, что совсем рядом с ней,
невидимый для смертных, стоит стройный широкоплечий воин в сверкающем на
солнце панцире, поножах с литыми львиными мордами из массивного серебра и
конегривом шлеме, почти полностью закрывающем лицо своего владельца.
В следующее мгновение произошло много всяких событий.
Кривой меч словно сам собой перекочевал в руку Алкида.
Солдат со шрамом на носу вскрикнул, хватаясь за сломанное запястье.
Рассмеялся шлемоблещущий Арей, сын Геры и Зевса.
Опустился жертвенный нож, зажатый на этот раз в кулаке хромого слуги.
Солнце-Гелиос отвернулось от Киферона.
А теряющий рассудок Алкид вспомнил, что герой не должен бежать от
Тартара.
Герой должен сражаться.


5
...Ификл не сразу заметил, что уже некоторое время бежит с закрытыми
глазами, но опомнившийся лес бросился ему в лицо, выставив твердую корявую
ладонь - и, упав на бок и хлюпая разбитым носом, юноша пришел в себя.
За миг до этого он был где угодно, но только не в себе.
"Не может быть!" - мелькнула первая мысль, наивная и бесполезная, как
выставленная навстречу копью корзинка из ивовых прутьев. Впрочем, в умелых
руках и плетеная корзинка - оружие, потому что летящее изнутри копье
неохотно отклонилось, возвращаясь назад для нового удара; и к Ификлу
вернулась способность мыслить.
Он знал, что означает это копье.
Приступ безумия у Алкида.
Ификл давно научился определять их приближение одновременно с братом,
иногда даже чуть раньше, потому что Алкид в самом начале всегда боялся
поверить, что ЭТО снова приближается, снова берет за горло и заглядывает в
тайники души. В последние годы безумие накатывало на брата с завидной
регулярностью, раз в шесть месяцев (что-то это означало... какой-то
разговор Гермия с Хироном - и оба как по команде замолчали, увидев
близнецов... шесть месяцев? шесть лет? шесть веков?!) - и сейчас Ификл
проклинал себя за то, что слепо доверился этому сроку, зная, что
предыдущий приступ случился у Алкида почти сто дней тому назад. И вот
теперь он оставил брата один на один с чернокосой и бледной
Лиссой-Безумием.
Лес дрогнул, вскинувшись лохматыми кронами, и бросился туда, куда
совсем недавно спешил рослый юноша со связкой коротких дротиков на плече -
потому что сам Ификл уже бежал обратно, бежал, не разбирая дороги, не
следя за дыханием, отшвырнув мешающие дротики и не замечая того, что
разодранное Киферонским Людоедом плечо взбунтовалось и вновь начало
кровоточить...
Запах плесени становился все резче, он оглушал и вязкими хлопьями
оседал в легких, скользкая многопалая рука осторожно протянулась из
ниоткуда и мгновенно отпрянула, чтобы вернуться с подругами, и все они
закружились вокруг скорчившегося мальчика, раненого зверя, загнанного в
угол и припавшего к земле, повернувшегося к преследователям безнадежным и
беспощадным оскалом; что-то было не так, как обычно, но времени понимать и
оценивать не осталось, и все завертелось в яростно-ревущей круговерти, где
каждая частица была сразу ожившим Киферонским львом, запуганным мальчишкой
и скользким запахом плесени; плотью, болезнью и ножом лекаря.
Что-то было не так.
Ификл несся, не открывая глаз, расшибаясь о стволы, обдирая ноги о



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 [ 53 ] 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.