read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- С квартирами, - говорю, - очень у нас туго. Все хотят. Сталин снова
взвизго-пискнул.
- Завтра... в доме правительства... будет полно... свободных, то есть
осознанно... необход,имых нам квартир... Смехунчик на меня напал...
Я подобрался весь после этих слов и понял, что - оно! Пришло-наконец
мое времечко!
- Выдать артисту квартиру Тухачевского. Передайте, что если он не
бросит пить - расстреляю лично. Нельзя огорчать маму... Бедная моя мама...
Ты не будешь прыгать на сцене. Ты будешь спокойно спать в своей могиле. А
этот... этот у меня получит то, что он больше всего презирал и ненавидел. Он
получит бессмертие в говенных песнях, гипсах, чугунах, бронзах, гранитах,
пьесах, фильмах и в этой тухлой каменной яме... Неужели в комнате Волконских
нет ни вещей, ни обстановки?
- Все пропил, мерзавец, до простынок. Четыре угла и черный
громкоговоритель, Иосиф Виссарионыч. А бляди велят клиентам со своими
матрасиками приходить.
- Завтра будет много вещей и много обстановки. Квартира Тухачевского
набита реквизированной именно у Волконских мебелью и прочими ценными
раскладушками. Пусть вещи встретят своих пропадавших черт знает где хозяев.
Елки-палки! Неужели он задумал крупную реставрацию? Елки-палки!
Разделаюсь с убийцами и тут же махну в деревню, на земельку, на пепелище, и
чтобы глаза мои вовек не видели всех этих гнойных московских харь! Сказка!
Какая страшная сказка!
Так я тогда подумал.
- А проституток, - сказал Сталин, - выселите из первого и второго
угла. Отправьте их вылавливать презервативы Зиновьева и Каменева из
Беломорканала. Ты развеселил меня, Рука. Завтра Ежов начнет свое дело. Тебе
же я даю зеленую улицу. Действуй. Но концы - в воду. Промашки не прощу.
Кстати, помнишь крысомордика такого седоватого? Вышинский его фамилия. Не
ликвидируй этого палача. Пусть он сам за право жить встанет у пульта машины
смерти. Дайте ему орден за секретную разработку проекта полного уничтожения
в советском праве презумпции невиновности. Проект рассекретить! Пошли, Рука!
До свидания, Ильич!
Он так сказал это, пригладив усы, что мне показалось: труп хочет
перевернуться в гробу, но не может ни разьять руки, ни шевельнуть ногами...


55
Странно, гражданин Гуров, что все-таки иногда бывает у вас голова на
плечах. Не ожидал, честно говоря, что догадаетесь вы. Да! Николай Волконский
и мой дружок по детдому - князь - одно лицо. Попер он в артисты от
убийственй ностальгии. Играл в разных пьесах дворян, аристократов, мещиков,
графов, князей, адьютантов царствующих особ так далее. Линял, в общем, в
прошлое. Ну, и запил, естестнно, от мерзкого контраста между жизнью
сценической и советской. Повезло ему, конечно, сказочно, что попал из
вытрезвителя на Лубянку, в мой кабинет.
Пить мгновенно бросил. Переехал в квартиру Тухачевского, пристреленного
в наших подвалах. Мать князя, как увидела в спальне свою огромную деревянную
родную красавицу кровать, так легла на нее и больше не встала. На ней она
появилась на белый свет, на ней родила князя и его погибших в боях с
буденновской ордой четырех братьев, на ней и умерла тихой, счастливой ночью
во сне. О такой смерти вам, гражданин Гуров, теперь приходится только
мечтать. Вы не позаботились о такой смерти при жизни. И я не позаботился. Не
будем, следовательно, об этом думать.
Князь, между прочим, скромно и достойно отверг мое приглашение принять
участие в терроре. Аристократ, сволочь! .. Из театра ушел, симулируя тик
правой щеки, века и заикание. Симулировал гениально. Артист, мерзавец!
Омерзели ему перевоплощения, а последней роли, от которой он не мог
отказаться, чтобы не уморить больную мать голодом, князь себе простить не
мог... Ушел из театра. После смерти матери махнул через границу... Крупный
советолог. У него есть право' им быть. И к маме хорошо относился. Не то что
вы, гражданин, Гуров...
В общем, на следующий день после ночного визита Сталина в мавзолей
началось ТО САМОЕ, но в таких масштабах, которых я, откровенно говоря, не
ожидал и не хотел. Размаха и характера террора, охватившего одну шестую
часть, света, объяснить рационалистически было невозможно. Здравый смысл
бледнел, дергался и падал в обморок. Мучительные попытки тысяч людей,
неповинных в чекистских зверствах и в принадлежности к партии и марксистской
идее, мучительные попытки тысяч людей разобраться в происходящих на их
глазах ужасах, кончались сумасшествием, арестами, разрывами и необратимыми
травмами сердец, жаждой спастись любой ценой, атрофией души, проклятиями в
адрес Господа Бога трагическим сознанием вины и причастности творящемуся злу
убийственным подавлением голоса совести, умопомрачительными по цинизму,
низости и неожиданности предательствами....
Вы можете сколько вам влезет ехидствовать, гражданин Гуров, над тем,
что я "регулярно цитирую сочинения своих подследственных" и над тем, что я
"зубрил, как школяр, бессонными ночами". Не зубрил. Сами врезались в память
слова. А память моя была бездонной, ибо только вбирала, но не выдавала. С
целыми поколениями людей происходила такая же штука в наши времена. Многие
так и подохли, не разговорившись ни с близкими, ни с согражданами, ни с
самими собой, что особенно комично, хотя и отвратительно.
Нет лучше примера и образа вырождения человеческой личности в нашем
новом мире, чем подобная многолетняя прижизненная и посмертная молчанка...
Дьявол просто гудел в те времена от удовольствия, как сухой телеграфный
столб. Снова он собирал урожай. Снова гуляла его коса от Черного моря до
притихшего океана. А то, что в бойне гибли лучшие сыны его Идеи,
преданнейшие ее интерпретаторы, жрецы и ревностные стражи - все те же, кто
о начала века до 1937 года ножами и кнутовищами вбивали дьявольскую идею в
умы и души народов, населявших просторы Российской империи, избранной
Дьяволом для проведения величайшего Эксперимента, то - ни хрена не
поделаешь! Лес рубят - щепки летят.
А может, оно и к лучшему, что летят видные ленинцы, когда рубают лес
народа стойкие сталинцы. Да и недовольны были последнее время некоторые
ленинцы поведением Идеи. Ревизионизм червоточить их начинает, интеллект
распоясывается, совесть, бывает, пробуждается и, продрав залитые восторгом
глазе, присматриваются они к советской действительности. И тогда изнывает у
них душа в тоске по реальности, от которой, казалось, их навек отлучил
Сатана. Пусть полягут. Новые взойдут на удобренных полях. И эти уже Больше
смерти будут бояться любых, даже самых мелких попыток подкопатьоя под его
родимую идеюшку. Эти поймут, что вылези они на свет Божий из-под ее юбки, и
сразу, как полные ничтожества, отвыкшие от человеческих привычек и не
имеющие простейших человеческих профессий, лишатся и социальной
беззаботности, и нравственной безответственности, и портретов своих рыл на
каждом углу, и ливадийских дворцов, и машины славословия, и сонма слуг, и
бриллиантовых орденов, и охотничьих угодий, и мозговитых
автоматов-референтов, думающих за них, сочиняющих речи и "Избранные
произведения". А вне системы реферативного мышления руководителей,
охраняемой всей наличной силой полиции и армии, они будут выглядеть, как
потрошенные бараны. Как рыбы в воде они будут чувствовать себя только в
кадушке реферативного мышления. А периодический террор - основная
составляющая Великого Эксперимента. Пусть полягут старые и молодые верные
союзники. Пусть! Новые взойдут.
После террора, как после грозы, после мора и глада, после потопа и
землетрясения, устрашатся они до отсутствия признаков божественной Жизни
Души, и не совесть, а низкий страх станет инстинктом их существования, и
тогда - самое время подменить ЕГО реальность своей собственной, где под
лесенку о стройке царства Божьего на земле понаделают люди адских штучек,
способных вмиг уничтожить ЕГО творение, ЕГО землю, ЕГО жизнь...
Но вот вам - моя драма, гражданин Гуров, вот вам - история моего
адского самообмана, моего потрясающего заблуждения. Это у.же после войны
нашел я при обыске сочинение, открывшее мне глаза на тактику и стратегию
Дьявола. А в тридцать седьмом я верил в существование негласного сговора
миллионов людей, сознательно или по наитию сопротивлявшихся признанию прав
Сатанинской Силы властвовать над умами и душами, выкорчевывать древо жизни
из вековечного поля и вносить хаос в привычный миропорядок. Лично творя
возмездие над палачами гражданской войны, прокурорами нэповских времен,
карателями и идеологами коллективизации, особо уродливыми монстрами
партаппарата, я старался карать избирательно в силу своего уникального
положения при дворе. Невинных я лично не брал.
Некоторое время меня удерживал в заблуждении чудовищный энтузиазм масс,
радостно принявших участие в побоище, и ощущение, что делается общее усилие
вырваться из лап Сатанинской Силы. А из того, что ни палачи, ни жертвы не
могли логически объяснить причин тотального террора и истребления тех, кто
считал себя самыми верными псами идеи и системы, я сделал вывод о
мистическом наступлении жизни на Дьявола. Так оно и было отчасти.
На уровне Сталина и его оставленных в живых соратников двигался
конвейер, и большинство трупов на нем были достойны за все содеянное и
смерти, и мук, и унижений. Рядом с ними покоились с пожатыми плечами,
застывшими в жесте недоумения, честные, работящие, совестливые, деловые,
самостоятельные, неглупые, въедливые, привередливые, радивые и прочие,
имевшие положительные человеческие и административные качества, функционеры,
хозяева наркоматов, армии, милиции, отделов ЦК, комсомола и пионерии, то
есть все те, кто объективно, с полной отдачей сил, называемой энтузиазмом,
трудился на Дьявола, придавая "зримые черты" его гигантскому проекту
создания советской действительности.
Немного ниже Сталина текли конвейеры помельче. На них бросали трупы
злодеев республиканского масштаба, а заодно и местную верхушку. В эти две
основные поточные линии вливались кровавые областные и районные ленты
конвейеров. Трупы летели с них в тартарары. Я имел возможность сравнить



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 [ 53 ] 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.