read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Мой славный пан! Зачем нам лишние свары?! Я даже не прошу вас сложить
оружие - на здоровье, носите, ведь пан сам оружие, хоть с железом,
хоть без... Послушайте старого жида, знающего жизнь: езжайте с нами
по-доброму! И панночку возьмите, иначе плакать сотнику Логину по дочке
кровавыми слезами! Что скажете, мой славный пан?
Герой отрицательно покачал головой.
- Я благодарен вам, пан Юдка, за столь щедрое предложение. Но
я нанялся на службу к госпоже Ирине, а долг...
Он помолчал. То ли подбирал нужное слово, то ли заменял одно
другим, обжигающим язык хуже красного перца.
Рыжебородый не торопил его, тихо катая смешок в зарослях
бороды.
- ...долг наемника - отрабатывать службу до конца. Еще раз
прощу великодушно простить меня и - командуйте вашим людям! Я жду.
- Вэй, пан, шляхетный пан! Вы еще скажите, закрутив ус:
"Через мой труп!" - и я спляшу от радости фрэйлехс, будто на свадьбе
родной дочери! Но ведь старому жиду мерещится: вы уже раньше имели
счастье наняться на службу? Не вам ли было поручено доставить к вашему
князю некоего младенца? не вам ли давалась для того виза через Рубеж?
или я таки не прав?!
Меч в руке героя дрогнул.
- Вы правы, пан Юдка. Но...
- Какие могут быть "но", мой дорогой пан?! Сами знаете:
одной, простите, задницей в двух седлах... не шляхетно, да и не
удобно, скажем прямо!..
Вдруг Юдка стал серьезным, мигом превратившись в Иегуду бен-
Иосифа; и я опять не успел уловить изменение его внешнего света - а
свет внутренний у него был такой же, как у любого Заклятого.
Гроб с заживо погребенным - вот их свет.
- Милостивый пан Рио! Я полагаю, нам хватит беседовать
попусту. Вот мои предложения, раз уж нам обоим было суждено остаться в
живых: вы вместе с панной сотниковой сдаетесь на милость пана
Мацапуры-Коло-жанского, моего господина. Местные дела вас не касаются.
По приезде к пану Станиславу я приложу все усилия, дабы вы и панна
Ярина не потерпели ущерба. Что скажете?
Похоже, герой готов был отказаться и прыгнуть через канаву.
Но случилось непредвиденное, то, о чем я успел подзабыть: дрожь сфир.
Причем расторжение нижнего Слияния длилось столь долго, что
аспект Скрытой Мудрости успел одеться в Глас Великий, почив на белом
огне, - еще миг, и энергия Приговора стала бы явной. Странно: не один
я заметил это. Пан Юдка весь напрягся, разом забыв о герое Рио с его
смешным мечом, а сам герой покачнулся и до крови закусил губу. Взгляд
Рио слепо шарил по лицам парней с шаблями, мимоходом скользнул по
рыжебородому, и дальше, дальше - лошади, тела на снегу, тела, тела...
Так безглазый побродяжка ищет в пыли рассыпанную милостыню.
Взгляд остановился, закаменел - и полыхнул изнутри неизъяснимой мукой.
- Спасите... спасите его! - отчаяние полновластно воцарилось
в голосе героя, мальчишеское отчаяние, некогда заставившее
откликнуться Рубежи. - Я согласен! Я на все согласен! Только спасите
его! Или нет... я сам! сам!
Кинувшись вперед, Рио легко разбросал сердюков, заступавших
ему дорогу (захоти Юдка задержать героя... нет, не захотел), и вскоре
рухнул на колени возле дальнего тела в сером знакомом жупане.
Рядом бродила чалая лошадь, изредка всхрапывая.
- Не умирай! - вопль заставил кружившее в небе воронье
откликнуться суматошным карканьем. - Не умирай, будь ты проклят!
К'Рамоль, где ты?! Где ты?!
Перед Рио, до половины зарывшись ногами в сугроб, лежал
первенец моей Ярины - чумак Гринь. Которого я однажды не убил только
ради его матери. Это над ним сейчас смерчем закручивались сфиры,
колебля Древо от самого основания, это над ним, над умирающим парнем,
сейчас пылал белый огонь, изливаясь в порталы Великим Гласом; это его
рана, его беспамятство вырвало меня из медальона и бросило на поиски
вожделенного.
Клянусь Тремя Собеседниками! - благословенна будь пуля, метко
пущенная героем! Благословенна трижды, ибо сейчас чумак умрет от
выстрела Рио, и будет нарушен Запрет, и смерть сойдет в мир не с
клинка, но с рук Заклятого! Я стану прежним! Я...
- Не умирай!
В лице героя уже исподволь проступали черты мальчишки из
огненной купели. Крик то и дело срывался подростковой фистулой, и
сердюки неловко крестились, пятясь назад.
- Не умирай, говорю тебе! Живи!.. Спасите его! Или хотя бы
добейте!.. Я ждал, ощущая, как мало-помалу пробуждается нижний
треугольник, как эхо колеблемых порталов входит в меня живительным
ознобом. Сейчас! Сейчас...
- Пан Рио клянется сдаться на милость пана Станислава? Тогда
старый жид еще поторгуется...
- Клянусь! Клянусь памятью отца! Да сделайте хоть что-нибудь!
Покровы резко спали с Иегуды бен-Иосифа, обнажив сияние внешнего
света, - и вода слов щедро пролилась под корни Древа, унимая биение
сумасшедшего пульса.
- Истинно говорю: сказал Святой, благословен Он, костям
сухим: "Вот, Я вкладываю в вас дух, и оживете!" Именем Ав, чье число
семьдесят два, и именем Саг, чье число шестьдесят три, и еще именами
Ма и Бан, чьи гематрии составляют сорок пять и пятьдесят два...
Гринь заворочался, расплескивая подтаявший снег. Надсадный
хрип родился из его горла; "Живи!.. живи..." - шептал Рио, стоя над
чумаком на коленях и дико поводя глазами, будто отец - над телом
умирающего сына.
- ...и не ускользнет правда от глаз твоих, побежишь и не
споткнешься, и окажется дорога твоя верна... ибо Хесед - рука правая,
а Гевура - рука левая, Малхут - уста, и Бина - сердце; и стезя мира
Ацилут - это орошение Древа, его ростков и ветвей, и оно возрастает от
этого...
Я снялся с ветки и полетел прочь.
Обратно в медальон.
Запрет остался ненарушенным.
Внизу подо мной издевкой судьбы стелилась черная тень меня-
былого.
Старый, очень старый человек сидит у очага, завернувшись в
полосатую накидку с кистями, и время от времени прихлебывает из
щербатой чашки. Губы его мокрые.
Я стою рядом, наполовину утонув в стене.
- Ну почему? - спрашиваю я. - Почему ты не позволил мне
выставить этого шелудивого пса на посмешище!
Мокрые губы шевелятся, раздвигая седые пряди усов.
- Глупый, глупый каф-Малах! - смеются губы. - Мудрый учитель
Торы при всех возвестил, что в день смерти рав Элиши возьмет в рот
песнь вместо плача, а в сердце ликование вместо горя! Ну и что? Даже
если все вокруг кивали, трясли бородами и твердили, что еретик-Чужой
забыл Святого, благословен Он, - ну и что?! Даже если было сказано во
всеуслышанье меж народом Исраэля, что рав Элиша нарушает двести сорок
восемь заповедей "да" по числу мышц Адама, и нарушает триста
шестьдесят пять заповедей "нет" по числу сухожилий Адама, и плюет
слюной на святость празднования шаббата - что с того, я тебя
спрашиваю?! Разве это повод устраивать посмешище из тех, кто и без
твоих потуг смешон в своем гневе?! Я молчу.
Я не понимаю старого человека.
Если бы не его запрет, мудрый учитель Торы уже сегодня бы
хрюкал, прикусив свой раздвоенный язык, подобно свинье, и испражнялся
кошерными колбасами.
Кровяными, с чесноком.
Ах, если бы...
- Я - твой ученик, - говорю я. - Я должен...
- Ты ничего не должен! - мокрые губы перестают смеяться. - Ты
мне ничего не должен, дитя блуда случая с нарушением; и ты не ученик
мне!
- Тогда кто же я тебе?
- Ты - птица, которая однажды явилась к ослу, чтобы осел
рассказал птице: почему она летает? Не научил летать, ибо птица
рождена для полета, но объяснил: почему?! Ты - рыба, которая однажды
приплыла к тростнику, чтобы тростник объяснил рыбе: почему она
плавает?! Ты - умеющий, захотевший знать! Ты - внешний свет,
захотевший обладать светом внутренним! Ты - духовный потомок Азы и
Азеля, строптивых Малахов, пришедших к людям в одеждах людского мира,
бравших в жены дочерей наших и за это до Судного Дня прикованных
железной цепью в горах без названия! Понял?
Мотаю головой. Я ничего не понял; и рав Элиша не прав.
- Ты тоже умеешь летать, - говорю я. - Ты летаешь, не вставая
со своей циновки. Ты летаешь, сидя здесь, летаешь, мучаясь со своими
дряхлыми полупарализованными ногами, и когда я предлагаю тебе их
вылечить, ты ругаешь меня ругательствами погонщика мулов. Я так не
умею.
- И не надо, - губы вновь окунаются в чашку, чтобы вынырнуть
с мокрой улыбкой. - Если ты научишься ругаться, как погонщики мулов,
Древо Сфирот завянет на корню.
Я молчу.
- Глупый, глупый каф-Малах, - еле слышно бормочет старый
человек, но мне слышно, как шепчутся озерные каппы за двадцать Рубежей



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [ 54 ] 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.