read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Мне удалось сохранить и даже, пожалуй, укрепить наши дружеские
отношения, мы стали ближе, чуть ли не "на ты", но я ничего нового не узнал
о нем, и ничем новым он меня так и не порадовал.

Однажды я выбрал время, когда его точно не было дома, и пришел,
специально чтобы потолковать с соседкой. Мы просидели добрых полтора часа
у них в прихожей, на старинном сундуке, и она рассказывала мне все о нем,
что ей хотелось рассказать. (Я никогда не вербовал ее, хотя такая мысль и
приходила пару раз мне в голову. Зачем? Вербовка, разумеется, имеет свои
плюсы, но и свои минусы она тоже имеет. Я, лично, всегда предпочитал
словоохотливого собеседника самому старательному информатору, работающему
по найму).
Да, он пил. Особенно года два назад. Не сразу после смерти жены, а
спустя почти целый год, когда появились у него какие-то еще неприятности,
суд какой-то, куда его таскали свидетелем, а может быть, и еще что-то: он
вдруг стал пропадать ночами, возвращался с рассветом, осунувшийся, глаза -
страшные, и сразу - в ванную, растоплял там колонку и подолгу сидел в
горячей воде, тихо-тихо, а потом вдруг вздыхал - со стоном, на весь дом,
она от этих стонов со страху, бывало, так и обомлеет. Вот тогда он и стал
попивать. Сначала не сильно, по-человечески, как все. Веселел в эти
минуты, сам с ней иногда даже заговаривал, шутил, приглашал тяпнуть
рюмочку. Потом - все круче, до безобразия, до полного беспамятства, падал
даже иногда, однажды в ванной упал - все лицо в кровь рассадил, а
кончилось тем, что как-то утром вышел от себя, еле на ногах держась, да и
повалился посреди кухни, как бревно, и так весь день и пролежал. Тяжелый,
опухший, ей было его ни сдвинуть, ни повернуть, так через него весь день и
шагала со своей хромой ногой. И - все. С тех пор, как завязал. Выпивал,
конечно, помалу, - все пьют, - но уж никаких безобразий больше не
было......
Да, женщины у него бывали. Но все - разные. И недолго. Придет раза
три, много - четыре, и - пропадает. А через пару недель - новая. Он из них
никого не любил. А одну даже выгнал - со скандалом, с криками, чуть ли не
взашей......
Друзья - как же! - ходят. И Виктор Григорьевич, и Женечка часто
бывает, - кудрявый, красавец сказочный, ласковый всегда такой,
приветливый, обязательно поздоровается, а иногда еще цветочек
преподнесет... И жена у него славная, Танечка... А еврей его этот,
носатый, куда-то запропал, не знаю, уехал, наверное, в ИзраИль... А еще
иногда ходит такой маленький, шибздик такой белесоватый, поганочка такая
тонконогая, тоже очень вежливый и очень любит поговорить: как вы
поживаете, да что у вас слышно, Тамара Мартьяновна... Не люблю его, он
какой-то весь насквозь фальшивый, не верю я ему. Но он, слава богу, редко
бывает - раз в квАртал, никак не чаще...

Я не сразу понял, что это - Ведьмак. Но потом догадался. Маленький.
Белесоватый. Поганочка. Он. (Непонятно только, как же это он обычного
своего благоприятного впечатления на нашу Мартьяновну произвести не сумел?
Странно даже. Казалось бы, что ему стоит такую вот женщину очаровать и
приворожить? Да, видно, и на старуху бывает проруха...) Работал он теперь
в другом отделе и даже в другом Управлении. Я стал искать его и нашел. Не
без труда. Он сменил адрес, переехал в тот дом, где раньше проживал
Дорогой Товарищ Шеф, получил там роскошную квартиру, потолки -
три-двадцать, не то что прежнее "место прописки", и вообще стал уже
майором, даже, пожалуй, раздобрел слегка и сделался важным.
Встретил он меня настороженно, - отвык, да и вообще со стороны, надо
сказать, поведение мое, явная настырность и навязчивость, выглядели,
пожалуй, странновато. Сувенирчики несколько смягчили его, но
настороженности не только не сняли, но, я бы сказал, даже усугубили.
Состоялся неловкий, аритмичный какой-то и совсем пустой разговор. Он явно
силился, но никак не мог понять, что это я к нему приперся, чего мне надо,
чего липну, и вообще, в чем, собственно, дело... А я с натугой разыгрывал
доброжелательность, искреннюю дружественность и радость общения. По-моему,
он заподозрил во мне тайного гомика. Не знаю. Мы распили бутылку
"мартеля", захорошели оба, но радости от разговора так и не получилось. Я
рассказывал ему какие-то чудовищные мерзости про негров и ихних баб, он
мне - про своего папаню, который находился в прежнем своем положении и
полюбил теперь, чтобы ему читали Эмиля Верхарна... Я до сих пор с ужасом
вспоминаю этот вечер. Детали не запомнились совсем, а только общее
впечатление - тяжелой, стыдной и бессмысленной работы... И только, когда я
уже уходил, в прихожей уже, помогая мне отыскать завалившийся куда-то под
вешалкой берет, он спросил меня как бы между делом:
- К своему-то заходил?
- Нет, - сказал я. - К кому?
- Да к этому... к однофамильцу твоему, к Красногорову...
- Нет. А что, надо зайти?
- Не ходи. Ну его к чертям. Он... Знаешь, кто он? Монстр.
- Кто?
- Монстр.
- Ошибаешься! - сказал я с пьяной назидательностью. - Он -
ясновидящий. Категория "С".
- Откуда ты это взял?
- Дорогой Товарищ Шеф сказал. А что - нет?
- Нет. Монстр.
- Тогда надо бы зайти. Это - по моей специальности.
- Не ходи. Я не хожу больше, и ты тоже не ходи. Я его теперь боюсь...
- он оборвал себя, словно опасаясь сболтнуть лишнее.
- Надо сходить! - объявил я упрямо, словно бы не слыша его. Я
надеялся, что он скажет хоть что-нибудь еще. Объяснится. Поделится. Насчет
"боюсь" вырвалось у него явно непроизвольно - ему захотелось чем-то
поделиться со мной, с единственным, может быть, человеком, который
способен был его понять... поверить ему... Помочь, может быть? Но он
больше ничего не сказал, а я не рискнул спросить впрямую. Мы обнялись на
прощанье. С отвращением, - полагаю, взаимным..."
На этом рукопись обрывалась.


9
- А где же остальное? - спросил Станислав.
- Все. Больше там ничего не было, - сказал Ваня, старательно
подравнивая пачку листков в папке.
- Вот как? - проговорил Станислав медленно. - Не успел? Или - почему?
- Наверное, не успел... - теперь Ваня еще более старательно затягивал
тесемки папки. Врать он не умел. И не надо. Еще научится. Все впереди.
- Ты веришь, тому, что здесь написано?
Ваня не ответил. Он только пожал одним плечом, глядя при этом в
сторону. И он крепко держал папку обеими руками, словно у него кто-то
хотел ее отнять, а он не желал отдавать.
- Видишь ли, твой отец был человек увлекающийся... - мягко сказал
Станислав. - Он был идеалист и даже - мистик. Сам-то он считал себя крутым
прагматиком, и всячески это подчеркивал, но это было не так. Совсем не
так. Он Гумилева любил. Николай Степановича. Любил читать "Капитанов",
вслух, с выражением... У него глаза загорались, и голос садился от
внутреннего восторга, когда он выговаривал: "Но в мире есть иные области,
луной мучительной томимы. Для высшей силы, высшей доблести они вовек
недостижимы..." Он читал тебе "Капитанов"?
- Да. И "Старый бродяга в Аддис-Абебе..." читал. И "Шестое
чувство"...
- Он был очень доверчив. Он выбирал человека, которому хотел верить,
и верил ему уже бесконтрольно и до конца.
- Зачем вы мне это говорите?
- Я не хочу, чтобы ты верил каждому слову в записках твоего отца.
- А я и не верю. Каждому слову.
- Правильно. Правильно поступаешь.
Но он, конечно, верил. Каждому слову. Что ж, это было только
естественно. И это могло оказаться даже полезным.
- Как погиб отец, ты знаешь? - спросил Станислав.
- Да.
- Это был несчастный случай, как ты полагаешь?
Ваня впервые поглядел ему прямо в глаза.
- Я думал, ВЫ мне скажете, что это было.
- Несчастный случай, - сказал Станислав решительно.
Если человек отправляется по грибы на Карельский, на озы реки
Волчьей, и пропадает там, и через неделю его находят под обрывом, в кроне
сосны, где он висит, застряв головой в развилке самой мощной ветви этой
кроны... Сорвался с края обрыва, провалился сквозь крону и насадил себя на
эту развилку "зебрами" своими с такой силой, что только чудом не лопнула у
него от удара шея... Конечно, несчастный случай. ПЕРВЫЙ РАЗ В ЖИЗНИ пошел
человек по грибы, и с таким вот результатом. Случай. Разумеется.
Несчастный.
- Ты помнишь, кого отец назвал... в самом начале рукописи, помнишь?
- Да. Александр Гуриков. Сергей Жукованов. Марлен Косоручкин.
- Правильно. Так вот названные лица в органах не работают. Я проверял
специально, нет там таких... - Станислав сделал паузу. - Уже давно нет.
Несколько лет. А этого... Жукованова... уже и в живых нет. Совсем.
Ваня ничего на это не возразил, только губами шевельнул беззвучно.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [ 54 ] 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.