read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



зом воспламенил ее, отняв силу и желание отстраниться. И, однако, в неж-
ном и жгучем объятии этого человека не было ничего чувственного, ничего
грубого. Его ласка не испугала и не осквернила целомудренной чистоты
Консуэло; словно под влиянием каких-то чар, она забыла свою сдержан-
ность, забыла девственную холодность, которая не покидала ее даже в
объятиях неистового Андзолето, и ответила на восторженный, жаркий поце-
луй незнакомца, приникшего к ее губам.
Все было так странно и необычно в этом таинственном существе, что не-
вольный порыв Консуэло, казалось, ничуть не удивил его, не придал дер-
зости, не опьянил его. Он снова медлительным движением прижал ее к серд-
цу и, несмотря на исключительную силу этого объятия, Консуэло не ощутила
боли, какую оно могло бы причинить слабому созданию. Она не испытала ни
страха, ни смущения - хотя после минутного размышления эти чувства были
бы так естественны после подобного беспримерного забвения ее обычной
стыдливости. Никакая посторонняя мысль не потревожила блаженного спо-
койствия этого чудесного мгновения - мгновения разделенной любви. Она
любила, любила впервые в жизни. Ей подсказал это инстинкт, вернее - го-
лос свыше. И чувство ее было таким полным, таким глубоким, таким божест-
венным, что, казалось, ничто и никогда не могло бы нарушить его очарова-
ния. Незнакомец был для Консуэло каким-то неземным существом, каким-то
ангелом, чья любовь только освящала ее. Кончиками пальцев он легко,
словно лепестками цветка, коснулся век Консуэло, и она тотчас же вновь
заснула, как по волшебству. Он же теперь бодрствовал и казался совершен-
но спокойным, словно был неуязвим, словно стрелы соблазна не могли про-
никнуть сквозь его броню. Он бодрствовал, увлекая Консуэло в неведомые
края, подобно архангелу, уносящему под своим крылом юного серафима,
обессиленного и изнемогшего от соприкосновения с лучезарным божеством.
Зарождающийся день и утренний холод наконец вывели Консуэло из ее
странного, почти летаргического состояния. Она увидела, что находится в
карете одна, и спросила себя, уж не пригрезилось ли ей, что она полюби-
ла. Она попробовала опустить одно из жалюзи, но все они оказались запер-
ты снаружи, а она не знала, каким образом их открыть. Сквозь щели жалюзи
она видела неясные контуры убегающей дороги, то белые, то зеленые края
ее, но совершенно не могла разглядеть местность, а стало быть, не могла
понять, куда ее везут. В покровительстве незнакомца было нечто своев-
ластное, нечто деспотическое. Все это походило на похищение, и в сердце
ее закрались страх и тревога.
С исчезновением незнакомца бедная грешница испытала наконец все муки
стыда и чувство глубочайшего изумления. Пожалуй, немногие "девицы из
Оперы" (так называли тогда певиц и танцовщиц) стали бы терзаться из-за
поцелуя, подаренного в темноте какому-то незнакомцу, который держал себя
весьма скромно, а главное, судя по заверениям Карла, был молод, красив и
изящен. Однако подобное безумство было столь чуждо нравам и убеждениям
добродетельной и благоразумной Консуэло, что она почувствовала себя глу-
боко униженной в собственных глазах. Она мысленно попросила прощения у
праха Альберта и покраснела до корней волос, вспомнив, что сердце ее из-
менило его памяти столь внезапно, столь недостойно и безрассудно. "Долж-
но быть, - думала она, - трагические обстоятельства этого вечера и ра-
дость освобождения заставили меня на минуту потерять рассудок. В против-
ном случае разве могла бы я вообразить, будто люблю человека, который не
сказал мне ни единого слова, не открыл мне своего имени и даже не пока-
зал своего лица! Это напоминает самые постыдные приключения маскарадов,
те нелепые проявления чувственности, в которых мне каялась Корилла и ко-
торые казались мне возможными лишь у таких женщин, как она! Как должен
презирать меня этот человек! Если он не злоупотребил моим смятением, я
обязана этим тому, что нахожусь под защитой его чести. А может быть, он
связан клятвой, выполняя более серьезные обязанности. Скорее всего он
просто пренебрег мною! Ах, если бы он понял или угадал, что с моей сто-
роны то был лишь приступ горячки, припадок лихорадочного бреда!"
Консуэло тщетно упрекала себя - она не могла отделаться от чувства
горечи, которая была еще сильнее угрызений совести, и причиной этой го-
речи было сожаление о том, что она потеряла своего дорожного спутника.
Она не имела права, да и не в силах была заставить себя его проклинать,
не могла в чем-либо обвинить его. В глубине ее сознания он продолжал
жить как некое высшее существо, наделенное колдовским, быть может
дьявольским, могуществом, но могуществом неотразимым. Консуэло страши-
лась его, но в то же время жаждала, чтобы разлука была не столь внезап-
ной, чтобы она не оказалась вечной.
Лошади пошли шагом, и Карл открыл дверцу.
- Господин рыцарь предлагает вам пройтись, синьора, - сказал он. -
Подъем здесь труден для лошадей, а мы в лесу. Опасности как будто нет.
Опершись на плечо Карла, Консуэло спрыгнула на песок, даже не дождав-
шись, чтобы он опустил подножку. Она надеялась увидеть своего дорожного
спутника, своего нежданного возлюбленного. И она действительно увидела
его, но впереди, в тридцати шагах, а следовательно, только его спину,
причем он по-прежнему был закутан в широкий серый плащ, с которым, оче-
видно, решил не расставаться ни днем, ни ночью. Походка и та часть его
шевелюры и обуви, которую можно было увидеть, свидетельствовали об изыс-
канности и изяществе мужчины, привыкшего заботиться о своем туалете "с
целью оттенить свои природные преимущества", как говорили в то время.
Эфес его шпаги сверкал, как звезда в лучах восходящего солнца, а запах
пудры, которую светские люди употребляли тогда с большим разбором,
чувствовался на расстоянии, оставляя в утреннем воздухе ароматный след
"благовоспитанного" человека.
"О боже! - подумала Консуэло. - Что, если это какой-нибудь щеголь,
авантюрист или просто спесивый аристократ? Кто бы он ни был, но сейчас
он повернулся ко мне спиной, и он прав!"
- Почему ты называешь его "рыцарь"? - спросила она у Карла, продолжая
размышлять вслух.
- Потому что так называют его форейторы.
- Но какой рыцарь? Какого ордена?
- Просто господин рыцарь. Да к чему вам это, синьора? Раз ему не
угодно, чтобы вы узнали, кто он, вам, по-моему, надо посчитаться с его
желанием. Он ведь оказывает вам такие важные услуги - даже рискует
жизнью. Вот я, например, готов путешествовать с ним хоть десять лет, да-
же не спрашивая, куда он меня везет. Это такой красивый, храбрый, такой
добрый и веселый человек!
- Веселый? По-твоему, он веселый?
- Конечно. Он так счастлив, что спас вас, что только об этом и гово-
рит. Все время расспрашивает о Шпандау, о вас, о Готлибе, обо мне, о
прусском короле. Я рассказываю ему все, что знаю, все, что со мной слу-
чилось, - даже и мое приключение в Росвальде. Так приятно говорить
по-чешски с умным человеком, который тебя понимает, а не с этими ослами
пруссаками - они ведь знают свой поганый язык, и ничего больше!
- Так, значит, он чех?
- Я позволил себе спросить его, но он коротко и даже немного сухо от-
ветил "нет". Не надо бы мне спрашивать его. Ему хотелось, чтобы я отве-
чал на его вопросы, и ничего больше.
- Он все еще носит маску?
- Только тогда, когда подходит к вам, синьора. Как видно, он большой
шутник и хочет возбудить ваше любопытство.
Радостная доверчивость Карла не вполне успокоила Консуэло. Она убеди-
лась в том, что решительность и храбрость сочетались в нем с простодуши-
ем, которое легко было употребить во зло. Разве не он поверил обещаниям
Мейера? Разве не он уговорил ее войти в комнату этого негодяя? А теперь
он слепо подчиняется какому-то незнакомцу, который похитил Консуэло и,
быть может, собирается подвергнуть ее еще более утонченным и опасным
соблазнам! Ей припомнилась записка Невидимых: "Тебя хотят заманить в ло-
вушку, тебе грозит новая опасность. Остерегайся того, кто предложит тебе
бежать, пока не получишь от нас подтверждения. Оставайся такой же
сильной..." и т.д. Никакого подтверждения Консуэло не получила, но, об-
радовавшись появлению Карла, она решила, что этот верный слуга действи-
тельно уполномочен служить ей. А вдруг незнакомец - предатель? Куда это
он везет ее с такой таинственностью? У нее не было ни одного друга, ко-
торый походил бы на этого блестящего рыцаря, - разве только Фридрих фон
Тренк. Но Карл превосходно знал Тренка, и, значит, то был не он. Граф де
Сен-Жермен был старше, Калиостро - ниже ростом. Вглядываясь издали в
незнакомца и стараясь узнать в нем кого-либо из старинных друзей, Консу-
эло пришла к выводу, что ни у кого из них не видела такой легкой, изящ-
ной походки. Только Альберт отличался этой величественной осанкой, но
его медлительный шаг, его постоянное изнеможение не могли сравниться с
мужественной и благородной манерой держаться, свойственной незнакомцу.
Лес поредел, и лошади пошли рысью, догоняя опередивших их седоков. Не
оборачиваясь, рыцарь поднял руку и взмахнул белоснежным платком. Карл
понял этот сигнал и подсадил Консуэло в карету со словами:
- Между прочим, синьора, в сундуках под сиденьями вы найдете белье,
платья и все, что может вам понадобиться для завтрака и обеда. Там есть
и книги. Словом, это настоящая гостиница на колесах, и, кажется, вы вый-
дете из нее не скоро.
- Карл, - сказала Консуэло, - прошу тебя, спроси у господина рыцаря,
можно ли мне после того, как мы переедем границу, поблагодарить его и
отправиться дальше куда мне вздумается.
- О, синьора, я никогда не посмею задать такой обидный вопрос столь
любезному господину!
- Нет, я требую, чтобы ты это сделал. Его ответ ты передашь мне на
следующем привале, раз он не желает говорить со мной.
Незнакомец ответил, что путница совершенно свободна и все ее желания
являются для него приказом, но что, изменив выбранный для нее маршрут и
место убежища, она поставит под угрозу не только свое собственное спасе-
ние и жизнь ее спутника, но и жизнь Карла. С наивным упреком Карл доба-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [ 54 ] 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.