read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



МИША. Ты хочешь мучить меня?
РИТА. Умоляю! Умоляю! (Хватает его за ноги.)
МИША, Рита, я обижусь. Я серьезно... обижусь...
РИТА. Милый! Родной! Умоляю! Умоляю!
МИША. Я... уйду сейчас. Ты этого хочешь?
РИТА. Умоляю! Ну, если я умоляю?! Если я, я, я умоляю тебя?! Умоляю тебя?!
МИША (встает, шатаясь идет к вешалке). Рита... я не понимаю таких вещей... Тогда
вообще... не надо ничего делать... и не надо вместе делать...
РИТА (ползет за ним). Ну... почему мои слова... почему я... и все, все мое...
ничего для тебя... совсем ничего? Совсем - пустое место? Я - пустое место? Я -
пустое место? (Рыдает.)
МИША (надевает пальто на свое голое тело). Ты знаешь... я человек принципов... я
не умею лгать... и не умею... вести... так вот... я этого не умею... и не умел
никогда...
РИТА (ловит его руками за полу пальто). Я... я для тебя - что? Ответь! Что я для
тебя?! (Рыдает.) Что я такое для тебя?! Что я? И кто я? Я... мешок... мешковина?
Я мешковина? Так? Как тогда? Как у Федоровых на елке?! Я кусок ваты?! Да?! Да?
МИША. И я... никогда не пойму таких... людей... для меня есть... люди... и есть
нелюди... есть... культура поведения... а такого я не пойму... никогда...
Миша берется за ручку двери, поворачивает ключ, Рита хватает его за ноги и
истерично кричит, не пуская. Вдруг раздается хлопок двери в прихожей и
насвистывание. Рита и Миша застывают.
РИТА (шепотом). Это... Иван.
МИША (шепотом). Почему? Почему?
ИВАН (за дверью, в прихожей). Ау! Ритка! Ты дома?
МИША (шепотом). Молчи!
РИТА (смотрит на Мишу и неожиданно отвечает). Да!
ИВАН. Законно! Жрать хочу - умираю! Слышь, у нас плавун прорвало! Полстанции -
под водой! Гуляем до понедельника, родимая мама! Рит! У тебя хлеб остался?
РИТА. Да!
ИВАН. Живем! (Шумно, со свистом раздевается.)
МИША (яростным шепотом). Ты... хочешь погубить?! Погубить?!
Рита ползет к шкафу, открывает, достает утюг, протягивает Мише.
МИША (шепотом). Ты с ума сошла! Ты с ума сошла!
РИТА (шепотом). Он русский. Он русский. Он русский.
ИВАН. Слышь, Ритка, а можт у тебя и выпить найдется?
РИТА. Да!
ИВАН. Вот, что значит - интеллигенция! (Подходит к двери Риты, стучит.) К вам
можно, мадам?
РИТА. Да!
Встает с пола, кидает утюг Мише; он ловит утюг. Рита отпирает дверь, распахивает
ее. На пороге стоит Иван. Голая Рита смотрит на него и пятится вглубь комнаты.
Стоящий за дверью Миша поднимает утюг над головой.
РИТА. Да! Да! Да!

Иван входит в комнату.



- Довольно, радость моя, - со вздохом разочарования произнес Сталин.
- Странная пьеса для Симонова, правда? - закрыла журнал Надежда, - Хотя, я не
знаю... может в конце там совсем другое... но тема, тема. Странно, да?
- Ничего странного, - заговорил, глядя в иллюминатор, Хрущев. - Когда писатель
шесть раз получает Сталинскую премию, он волей-неволей начинает перерождаться. А
тема... ну, так это же - злоба дня. После "дела врачей" все советские литераторы
как с цели посрывались: евреи и кровь, евреи и кровь. Безусловно, это две
большие темы, но трактовать их так примитивно, так вульгарно...
- Дело вовсе не в шести Сталинских премиях, - потушил сигару Сталин. - У каждого
писателя бывают взлеты и падения. Симонов слишком долго хорошо писал.
- Он такой некрасивый, - заговорила, вяжущая, Веста. - Маленький, пузатый, глаза
косые, картавит. А пишет так хорошо о любви... "Я любил тебя всю, твои руки и
губы отдельно". Натали Малиновская всего Симонова наизусть помнит. А что потом
там, в этой пьесе? Убили они этого русского Ивана?
- Я не дочитала до конца, - Надежда взяла стакан с яблочным соком, отпила. -
Все-таки Фадеев прав: тема шприца была, есть и будет главной в советской
литературе. Других равнозначных ей тем пока нет.
- К сожалению, - кивнул Сталин, встал и потянулся, - А не закусить ли нам?
Лететь еще часа два.
- Я не против, - потрогал свой огромный нос Хрущев.
- Папочка, а куда мы летим? - спросила Веста.
- Что бы ты хотела съесть, ангел мой? - спросил Сталин, кладя ей руку на голову.

- Тянитолкая, папочка, - подняла Веста свое красивое юное лицо.


О вылете Сталина с секретного аэродрома в неизвестном направлении Берии доложили
сразу Министра Госбезопасности удивил не сам факт вылета, а перечень лиц,
следующих со Сталиным.
Всякий раз, когда Берия сталкивался с чем-то необъяснимым, не укладывающимся в
логику его умозаключений, он впадал в странное оцепенение, словно ужаленный
невидимой змеей.
Сидя в своем небольшом лубянском кабинете, со вкусом отделанным янтарем и
розовым деревом, он не отрываясь смотрел на листок с оперативным сообщением,
перечитывая сухие строчки снова и снова.
- Хрущев и Сталин, - думал он вслух. - Но причем здесь семья? Сталин и семья. Но
причем здесь Хрущев?
Погасшая папироса лежала на краю янтарной пепельницы. Янтарные часы показывали
14.10. Солнце ярко светило в пуленепробиваемые стекла кабинета.
Берия положил листок на стол и снял трубку одного из восьми янтарных телефонов:
- Абакумова и Меркулова ко мне,
Вскоре в кабинет вошли два его самых близких и самых одаренных помощника:
лысоватый, стройный, улыбчивый князь Абакумов в отличном темно-синем костюме с
желто-голубым галстуком, в темно-синих перчатках, сжимающих легкую трость, с
неизменными дымчатыми очками в черепаховой оправе, и коренастый смуглолицый
атлет Меркулов в мундире генерала-полковника.
После сорокаминутного разговора Берии стало окончательно ясно, что причина столь
необычного вылета Сталина заключена в чемоданчике с голубым веществом.
- Он что-то знает о нем. Больше, чем мы, - заключил Берия. - Значит, наша
информация в этом деле не полная.
- Но все материалы хранятся у нас, patron, - Абакумов вставил в костяной
мундштук папиросу, закурил, - В кожаной книге не было ничего сказано по поводу
голубого вещества.
- Значит, ему подсказали ученые, - холодным, ничего не выражающим взглядом
посмотрел на Берию Меркулов.
- С трех ночи до утра? Маловероятно, - Берия снял пенсне и стал протирать его
замшевой тряпочкой. - После ужина он сразу поехал к Хрущеву. С учеными он не
общался.
- Patron, есть одна возможность. В кожаной книге нет нумерации страниц. До
революции она хранилась в III отделении. Возможно, что часть страниц...
- Я думал об этом, - Берия встал и заходил по кабинету. - Я уже думал об этом...
Но все равно, если бы страницы попали к нему, он обратился бы к экспертам.
- Он никогда близко не общался с физиками, Только с химиками и с гуманитариями,
- заметил Меркулов. - В среде химиков для МГБ нет темных мест. С физиками
сложнее. Они не так актуальны для страны, поэтому мы в меньшей степени
осведомлены.
- Физики, как и другие ученые, не живут изолированно. Они обмениваются идеями.
Вспомните историю атомной бомбы: ее собрали и впервые применили немцы, а
придумали итальянцы. Я не верю, что наши физики ничего не знают об этом голубом
веществе.
- Patron, а может быть это вещество важно не физикам и не химикам, а биологам,
например? Или электронщикам?
- Возможно. Но я знаю его логику. Он метафизик. Если он столкнется с чем-то
непонятным, то в первую очередь обратится к представителям фундаментальных наук.
Биология для него - не фундаментальная наука. Тем более - электроника.
- Он дважды ужинал с Лебедевым, - сказал Меркулов.
- С каким?
- С физиком-оптиком.
- С тайным экспертом он никогда не стал бы ужинать, - Берия подошел к столу,
нажал кнопку янтарного вентилятора; желтые лопасти слились в мутноватый круг,
разгоняя папиросный дым. - Он встретился бы с ним, получил заключение, а потом
убил бы его.
- В ежовское время погибло много известных физиков, - Меркулов достал плоскую
серебряную коробочку с кокаином, понюхал.
- Это могло случиться и до Ежова. И после, - Берия хрустнул своими длинными
пальцами. - Мне нужно. Первое: точное место приземления самолета. Второе:
быстрая информация от ученых-фундаментальщиков.
- Мы ведем самолет, товарищ Берия, - вытер нос платком Меркулов, - а вот насчет
быстрой информации... Он переглянулся с Абакумовым.
- Займитесь Сахаровым, - Берия достал из ящика стола и распечатал новую пачку
папирос "Тройка".
- Patron, но вы же сказали - после праздников? - поправил очки Абакумов.
- После праздников будет поздно, князь, - Берия закурил и с наслаждением
подставил свое лицо под струю воздуха.


Академика Сахарова арестовали в МГУ в 15.22, когда он, проведя, как всегда,
бурный, "непричесанный", по словам профессора Мигдала, семинар для аспирантов
кафедры теоретической физики по теме "гнилые кольца времени", стремительно вышел
из душной, еще дышащей жаром дискуссии аудитории и, удовлетворенно шевеля своими
большими, толстыми, испачканными мелом пальцами, направился в туалет.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [ 54 ] 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.