read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



нас. Трое парней и девок три. Два парня на войне, во флоте. Дочка середняя
по мобилизации на военном летчицком заводе в Новосибирске. Все оне люди как
люди. Учились кто как, помогали по дому и двору, в лес бродили, дрались,
фулюганничали, погуливали, по огородишкам лазили, из речки летом не
вылезали, ни один, кроме нее, десятилетку не вытянул. А она, милый ты мой, и
шпарит, и погонять ее никто в учебе-то не погонял. Накинет мою старую
шаленку на плечи, сядет за стол за отцовский в горнице, не позови поесть,
так и засохнет над книжкой. Да это еще чего-о! -- Домна Михайловна, существо
все же деревенское больше, хотя хозяин, поди-ко, изо всех сил тянул ее на
городской обиход, суеверно перекрести- лась на окно -- сам икон в доме не
держал. -- Она и в житье-то блаженная была. Надо идти на улицу, ко мне в
куть: "Мама, разрешите мне сходить поиграть..." Меня аж оторопь возьмет;
Го-осподи, откуль че? Что за порча на ребенка напущена? К родителям на "вы".
В городе, в техникуме-то, из общежития не выходила, все книжечки, все
книжечки... На практике в поле перед самой войной познакомилась с одним, да
тот тоже ее стеснялся, тоже с нею на "вы". Отец уж перед отъездом на войну,
лезервист он, уговорил уважить его, чтоб союз семейный у дочери завелся,
мол, на душе спокойней будет. Все дети при месте, и ты, мое самое дорогое
дитя, тоже устроена.
Домна Михайловна вздохнула, побросала мелкие крестики на грудь, тут же
испуганно убрала руку.
-- Сам-то запрещал молиться. Все партия, все партия... Вот те и партия!
Где она? Где он? Ты уж не обессудь меня, молюсь потихонечку нонче за всех за
вас, и за него, безбожника, тоже. Скажу те по секрету -- он меня за
отсталость чуть не бросил с детями. Городску атеистку подцепил, и если бы не
Валерия... Ох-хо-хо-о-о-о, грехи наши тяжкие!.. Ну вот, слушай дальше...
Уважила наша барыня отца, пожила сколько-то с мужем в Новосибирске. Того
призвали в первую же неделю войны. Она домой в тягости. Худая, зеленая,
глазишшы светятся попреком: "Ну што, довольны теперь?" Боже мой, Боже мой!
Што за человек?! Токо-токо родила, ребенка под бок и в другу деревню, на
самостоятельный хлеб. Будто в родной избе места нету, будто бабушке
внученька не в радость. Сама мается и ребенка мает...
Тепло ли в комнатенке-то? Молоко-то хоть есть?
-- Тепло, тепло, Домна Михайловна, и молоко приносят, и нянька --
девочка славная.
-- Нянька! -- всхлипнула Домна Михайловна. -- Чужой человек... Я бы и
съездила другой раз, Иван Иваныч в подводе не откажет, да боюсь. Все мы ее
чтим, но боимся. А вы-то как? Временно это у вас?
-- Война, Домна Михайловна.
-- Во-ойна-а-а, -- подхватила Домна Михайловна. -- И как она вас к себе
подпустила? Вот в чем мое недоуменье.
"Как? Как? Обыкновенно. -- Щусь смотрел на семейную, может, и свадебную
фотографию. Нездешнего, не деревенского вида деваха, неброско, но ладно
одетая, с косой, кинутой на грудь. К девахе приник, прилепился совершенно
смирный, блеклый парень с пролетарской осанкой, большеносый, широколицый,
аккуратно причесанный перед съемкой, в галстуке, явно его задушившем. -- А
вот так! И вам, и ему, да и мне, пожалуй, Валерия за что-то выдает..."
-- Клопов-то хоть нету?
-- Что вы сказали, Домна Михайловна?
-- Клопов-то, говорю, в бараке хоть нету? А то съедят ребенчишка...
Сам-то в каждом письме только об ней да о внучке спрашивает, будто других
детей и внуков у него нету.
-- Клопов нет...
-- Ну-ну, -- не поверила Домна Михайловна и, поджав губы, спросила еще:
-- Вы с ночевой или как?
-- Это уж как Валерия Мефодьевна решит.
-- Во-во, и ты туда же: "Как Валерия Мефодьевна решит". Всю жизнь этак,
все в доме по ней равняйтесь, по ее будь. Ей бы мужиком родиться -- в
генералы б вышла, дак того фашиста в его огороде, как Ворошилов сулился, и
доконала бы...
Валерия вернулась домой поздно. Приторочила лошадь к воротам, бросила
ей охапку сена, дома, не раздеваясь, налила в кружку молока, отрезала ломоть
хлеба и, приспустив шаль с чуть сбившихся волос, подсела в кути к столу.
-- Куда это на ночь глядя? -- насторожилась Домна Михайловна. --
Ночуйте. -- И, отвернувшись, тише добавила: -- Я в горнице постелю, никто не
помешает, с рассветом разбужу.
-- Дела, мама, дела. Завтра с утра хлеб сдавать. Намолотили зерна
солдатики.
-- Дак и сдавай, кто мешает? Девок, говорят, у тя полно отделение,
солдатики намолотят, детский сад в Осипове понадобится...
-- Хорошо бы, -- устало улыбнулась Валерия Мефодьевна и сомлело
потянулась. -- Везде закрываются детсады да ясли -- детей нет, а я бы с
радостью открыла.
-- А волки! -- не сдавалась мать. -- Говорят, дороги кишат имя. Ниче не
боятся. Война. Мужиков нету. Подводы и коновозчиков дерут...
-- Да мало ли чего у вас тут говорят. У нас вот поют! -- и, словно
стряхивая с себя что-то, повела плечами, подмигнула младшему лейтенанту.
"А-а, беэ-эс, баба-а-а, затейница, а-а, ведьма, сибирская!" --
восхитился Щусь и сейчас только понял, что не знает ее, нисколько не постиг,
и постигать, наверное, времени уже не хватит, да и зачем?
-- Тебе че! Тебе хоть волки, хоть медведи, -- собирая кошелку, ворчала
Домна Михайловна. -- У тя, Лексей Донатович, наган-то есть? А то ведь нашей
пролетарье всех стран соединяйтесь никто не страшен...
-- Есть, есть, Домна Михайловна. Простите, если что не так.
-- Заезжайте ковды, хоть один, хоть с ей, -- хмурясь, вежливо
пригласила хозяйка и ткнулась в щеку дочери губами. -- Ребенка-то хоть
побереги, ребенка-то пожалей. Отец вон в каждом письме о тебе и о нем...
Напиши хоть ему ответ, если недосуг матери вниманье уделить... Занята... --
мимоходом, но значительно ввернула она и уперлась глазами в младшего
лейтенанта.
-- Напишу, напишу как-нибудь -- отстранилась Валерия от матери и, кинув
на ходу: "До свиданья!" -- вышла из дому.

Ехали молча, не торопясь. Валерия сидела, откинувшись в угол кошевки,
закрыв глаза, плотно запахнувшись, повязанная по груди шалью -- кормящая
мать, бережется. Щусь, не опуская вожжей, валенком прикопал ее ноги в
солому. Она покачала головой -- спасибо.
В степи было тихо и лунно. Лишь вешки, обозначавшие дорогу, да
телеграфные столбы, бросая от себя длинные тени, оживляли белую равнину,
загадочно мерцающую искрами, переливающуюся скользящим лунным светом.
Полоски переломанного бурьяна раскосмаченно помаргивали в лунном свете, в
приветствии упрямо клонились к дороге татарники, лебеда, чертополох -- все
еще пытались сорить где-то упрятанным, ветром не выбитым семечком из
дребезжащих коробочек; густо ветвилась полынь в степных неглубоких
ложбинках, доверху забитых снегом, похожих под луной на переполненные, через
края льющиеся речки. В ложбинках вязли сани, трещал сухой бурьян под
полозьями, конь утопал по брюхо в снегу, заметно напрягался, но, вытащив
кошевку из наметов, фыркал освобожденно и, отряхнувшись, без понуканий
переходил на легкий бег. Тень дуги, оглобель, коняги, даже пара, клубящегося
из его ноздрей, скользила рядом, мотала хвостом, шевелила ушами -- такая
славная, такая милая картина, совершенно успокаивающая сердце, уносящая
память не только за кромку этих снежных полей, но еще дальше, в какое-то
убаюканное ночью и временем пространство, где не только о войне, но даже о
какой-либо тревоге помина нет.
И если бы не эти всхолмленные поля, не эти "несжатые нивы", уходящие в
ночную лунную бесконечность, в неверным светом рдеющие дали, которые там и
сям коротким, робким росчерком ученического карандаша означали березовые
перелески, краса и радость лесостепных земель, -- все воспринималось бы, как
в древней сказке с хорошим, мирным концом.
Мертвые хлеба в который раз унизило, придавило метельными снегами, но
они, израненные, убитые, все равно клочковато выпрастывались, горбато
вздымались из рыхлых сугробов, трясли пустыми колосьями, мотали
измочаленными чубами. Темной тучкой наплывала погибшая полоса на холме,
выдутая до земли, тенями ходила под луной, все еще чем-то пылилась,
позванивала, шуршала -- сердцу становилось тесно в груди при виде этих
сиротских полей, словно непохоронен- ный, брошенный покойник неприкаянно
маялся без креста, без домовины и тревожил собою не только ночную степь, но
и лунное студеное небо. От них, от этих заброшенных, запустелых полей,
отлученно гляделись и редкие перелески, и остатние низко осевшие скирды, и
приземистые, безголосые домики степных деревень, продышавших в сугробax
норочки, из которых светилось, теплом дышало одинокое оконце.
Хотелось встряхнуться, заорать или заплакать, исхлестать лошадь, такую
бодрую, такую безразличную ко всему, такую... "Эк тебя, Алексей Донатович,
рассолодило! Баба рядом, степь кругом, метель унялась, война далеко -- такая
ли идиллия..."
И только он так подумал, от перелеска, проступившего впереди, донесло
голос заблудшего пьяного человека и тут же подхватом поскребло уши одинокое
рыдание. "Да это ж волки! Накаркала, накликала Домна Михайловна..."
-- У тебя наган-то заряжен ли? -- не открывая глаз, насмешливо спросила
Валерия.
-- Он у меня завсегда, товарищ генерал, взведен.
-- Если б тем наганом волков бить -- все зверье повывелось бы.
-- А другого у меня нет.
-- Зачем старую женщину обманываешь? -- Валерия открыла забеленные
морозом, пушистые ресницы и скосила на него глазищи, в лунном свете
обрамленные куржаком, совсем они были по солдатской уемистой ложке.
Лошадь встревожилась, запрядала ушами. Щусь крепче намотал на руку
вожжи.
-- Не боись, -- пошевелилась Валерия и потуже затянула шаль на груди,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [ 55 ] 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.