read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Стефен молчал.
- И это еще не все. У меня есть разрешение возвратиться на родину,
чтобы тоже надеть форму. Я поплыву вместе с вами на этой старой посудине.
- Холлис говорил небрежно, лениво цедя слова, однако скрыть своего
радостного возбуждения ему не удавалось, он был полон энтузиазма. - Это
небольшое суденышко водоизмещением всего три тысячи тонн, и, разумеется,
никаких удобств. Мы, вероятно, получим места на полубаке, так что
прихватите с собой одеяло, если оно у вас имеется, а я раздобуду несколько
банок мясных консервов. Между прочим, я не думаю, что с нами пошлют
охрану, а Средиземное море полно неприятельских подводных лодок... словом,
наше путешествие может оказаться довольно увлекательным.
Холлис умолк. Стефен ответил не сразу.
- Мне очень жаль, но я не предполагаю возвращаться сейчас на родину.
- Что такое? - Холлису показалось, что он ослышался.
- Я не вернусь в Англию сейчас. Я останусь здесь.
Снова наступило молчание. Лицо Холлиса отразило происходившую в нем
смену чувств: изумление сменилось недоумением, затем недоверием и,
наконец, холодным презрением.
- И что же вы намерены делать?
- Я буду работать - писать картины.
Стефен повернулся и быстро зашагал прочь в надвигающуюся тьму.




ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


1
Было сырое октябрьское утро 1920 года, в Броутоновском поместье завтрак
подходил к концу. С пожелтевших листьев огромных буков дождь стекал прямо
на террасу, и она была совсем мокрая. Кольцо Чанктонбэри затянуло туманом,
но в столовой, застланной красным ковром, было тепло и уютно, потрескивал
огонь в камине и приятно пахло кофе, а также беконом и жареной печенкой,
стоявшими в серебряных судках на буфете. Однако в атмосфере, царившей за
столом, чувствовалась легкая натянутость, что, впрочем, мало заботило
генерала Десмонда, приехавшего поохотиться, - гладко выбритый и
подтянутый, он сидел с невозмутимым видом и намазывал джем на хрустящий
поджаренный хлеб.
Молчание нарушил Джофри:
- Чертова погода. Никогда не видывал такого дождя.
- К обеду еще может разгуляться, - заметила Клэр, глядя в парк.
- Даже если мы сможем пойти на охоту, все равно в лесу будет так мокро,
что дичь не станет взлетать.
Уязвленный в своем самолюбии собственника - а он не уставал все снова и
снова похваляться, особенно перед отцом, охотничьими достоинствами земель,
доставшихся ему после женитьбы, - Джофри откинулся на спинку стула,
вытянул под столом длинные тонкие ноги и, нахмурившись, перевернул
страницу утренней газеты.
Клэр усилием воли стряхнула с себя оцепенение и повернулась к свекру.
Ей все еще нездоровилось: она лишь недавно оправилась от инфлюэнцы, плохо
спала и почти ничего не ела.
- Хотите еще кофе?
- Нет, благодарю, моя дорогая. - Генерал понимающе потрепал ее по руке.
- Когда вы едете к вашему доктору?
- Завтра.
- Ну так скажите ему, чтобы он дал вам что-нибудь для аппетита.
Клэр улыбнулась:
- Я скоро поправлюсь. А тебе налить кофе, Джофри?
Джофри ничего не ответил. Он вдруг застыл, впившись взглядом в газету.
- Черт возьми! Нет, вы только послушайте! - вырвалось у него. И
торжественным голосом, каким оповещают о сенсации, он прочел: - "Вчера в
галерее Мэддокса, Нью-Бонд-стрит, открылась выставка картин Стефена
Десмонда. Мистер Десмонд, чья работа "Цирцея и влюбленные", вызвавшая
много споров, была удостоена в 1913 году Люксембургской премии, недавно
вернулся в Англию; он - сын достопочтенного Бертрама Десмонда, настоятеля
Стилуотерского прихода в Сассексе. Его младший брат, лейтенант Дэвид
Десмонд, был убит в боях у Вайми-ридж. Настоящая выставка, устроенная в
Англии на средства Ричарда Глина, представляет собой собрание картин
мистера Десмонда, написанных преимущественно в военные годы, которые,
насколько нам известно, он провел в сравнительной тиши Иберийского
полуострова. Однако мы опасаемся, что, несмотря на это великое
преимущество, мистер Десмонд трудился напрасно. Мы нашли его пейзажи
примитивными, а композиции - нелепыми и вульгарными. Презрев наши исконные
традиции, он утратил ясность видения и погряз в эксцентричности. Хотя его
полотна не лишены фантазии и в известной мере передают ощущение зноя, они
не могут расцениваться нами иначе, как плод изощренной и расстроенной
психики. Мы воздерживаемся от употребления более сильных выражений, но,
возможно, найдутся люди, которые не будут столь тактичны. Короче говоря,
нам непонятно это soi-disant [так называемое (франц.)] искусство, и мы не
можем полюбить его".
Последовало напряженное молчание; затем Джофри добавил:
- Тут помещена фотография одной из картин. Полуголая шлюха, окруженная
толпой омерзительных головорезов. На мой взгляд, вещь совершенно
декадентская.
Он отшвырнул газету. Клэр, сидевшая неподвижно, с застывшим лицом,
усилием воли подавила неудержимое желание тотчас взять ее. Тем временем
генерал поднялся из-за стола и, повернувшись спиной к камину, в хмуром
раздумье стал раскуривать трубку.
- Интересно, как воспримут это в Стилуотере.
- Плохо. Я уверен, что вся история начнется сначала.
- Я полагаю, он все-таки явится домой.
- А как же! У него, наверно, за душой-то нет ни гроша.
Генерал в задумчивости сдвинул брови.
- Боюсь, что Бертрам сейчас не в состоянии субсидировать его. Жаль...
Очень жаль! Удивляюсь, как это у малого хватило духу сунуться в Англию.
- А я так нисколько не удивляюсь. Он, конечно, все время не оставлял
мысли явиться сюда, когда отгремят бои.
До сих пор Клэр молчала. Но сейчас она отважилась заметить:
- Интересно, так ли уж плохи его картины, как об этом пишут.
- Боже правый! Да неужели ты не слышала, как о них отзывается этот
репортер?
- Слышала, Джофри. Но мне эта критика кажется пристрастной. Автор сам
признает, что ему непонятны картины Стефена. Возможно, он вообще
недостаточно разбирается в искусстве.
- Недостаточно разбирается?! Да это же эксперт. Иначе он не писал бы в
такой газете, как "Пост".
- Ну, а Глин? - мягко, но слегка покраснев, настаивала Клэр. - Это
известный художник. Почему же он субсидирует выставку Стефена, если его
работы никуда не годятся?
- Потому что он подстать моему героическому двоюродному братцу и
радикал до мозга костей. - Джофри метнул гневный взгляд на жену,
несказанно раздраженный логичностью ее доводов. - Я убежден, что эта идея
пришла им в голову где-нибудь в парижском погребке.
- Где бы они об этом ни сговаривались, - спокойно и рассудительно
заметил генерал, - эта выставка - вещь крайне неприятная для нашей
семьи... Крайне. Как вспомню Дэвида... а теперь еще это. - И он направился
к двери. - С вашего разрешения, Клэр, я сейчас позвоню Бертраму.
- Непременно позвони, отец, - поддержал генерала Джофри, поднимаясь
из-за стола. - Встретимся в биллиардной. Сыграем по сотне и поговорим.
Оставшись одна, Клэр взяла газету, отыскала интересовавший ее столбец,
дважды прочла его и несколько минут сидела задумавшись, - во взгляде ее
притаилась тревога. Затем она порывисто поднялась и пошла наверх, в
детскую. Однако Николае и маленькая Гарриэт уже отправились с няней
Дженкинс на прогулку - до привратницкой и обратно. Дженкинс считала, что
утром детей надо "проветривать" независимо от погоды, и Клэр, подойдя к
окну, увидела две маленькие фигурки в желтых макинтошах, высоких сапожках
и зюйдвестках, а между ними - дородную няню в синем пальто, которая скорее
ради пущего аристократизма, чем по необходимости, держала над собой зонтик
на длинной ручке. Зрелище это подействовало на Клэр успокоительно, и, сама
того не сознавая, она улыбнулась. И почти тотчас вздохнула. Если не
считать беспокойства за семью Стефена, у нее, собственно, не было причин
особенно волноваться, узнав вдруг о его возвращении. По словам Джофри, она
давно уже списала его в архив. Она знала его недостатки и, как все прочие,
осуждала их. Однако в ней теплилась надежда, что он еще может как-то
искупить то зло, которое причинил своим близким, - и скорее всего именно с
помощью своей прискорбной слабости. Чувство справедливости - а она уверяла
себя, что ею руководит только чувство справедливости, - подсказывало ей,
что в статье есть нотки предвзятости, что она отражает скорее суждение
обывателя, чем художника, и это возбудило в ней желание стать на защиту
Стефена, по крайней мере, поправила она себя, - на защиту его работ.
Дождь продолжал лить, мужчины не могли идти на охоту, унылый день
тянулся без конца, и раздражение Джофри все возрастало. Клэр понимала, что
он сердится на нее за то, что она не скрывает своего недомогания - как
будто она виновата в том, что ей нездоровится, - а кроме того,
подозревала, что ему предстоит не очень приятный день платежей. Но хотя
обычно она чутко откликалась на его настроения, как и на настроения всех
окружающих, сейчас она была слишком занята своими мыслями. Что-то
зашевелилось в глубине ее души - пока еще смутно, подсознательно, но уже



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [ 55 ] 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.