read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Пока.

Я дома, и я счастлив. Приятно поболеть в комфорте. Пять дней - вот
все, что я могу себе позволить, и каждая минута этих дней моя. Суил и
мать, а кроме них ко мне допущен только Терн Ирон - мое недавнее
приобретение.
Ученый лекарь, изгнанный за вольнодумство уже из всех столиц. Он
верит в волью божью и в натуру человека - но в божью волю больше на
словах, и поэтому предпочитает травы святым камням и прочей ерунде.
Единственный безвредный лекарь в этом мире.
Я дома, и я счастлив, но Приграничье все еще сидит во мне, мешая быть
счастливым. И в каждом сне все тот же мокрый лес и яма с проступившею
водою.
Пять дней любви, покоя, страшных снов. А на шестой я поднялся с
постели, оделся сам и поднялся наверх. И объявил Совет.
Эргис, Асаг и Сибл. Моя опора. Наставник Ларг не зван на наш совет.
Он не силен в хозяйственных делах, предпочитает душу, а не тело. Мы с ним
беседуем наедине.
Наставник Ларг - нелегкая победа. Он не похож на властного Салара, но
тоже кремень. Светлая душа и мрачный ум догматика. Он предан мне, но -
господи! - чего мне стоит прорваться через щит готовых представлений со
всяким новым делом. А если уж прорвусь и докажу, он сам уверен и убедит их
все, что это верно и благочестиво.
Эргис, Асаг и Сибл. Мы вчетвером в роскошных креслах возле очага.
Тепло, но я велел зажечь огонь - торжественности ради.
Асаг не изменился. Мы все переменились - даже Сибл, а он все тот же:
сухонький, спокойный, страстный.
Я говорю:
- Мне было трудно без тебя, Асаг.
- Да уж, хозяйство ты развел - почесаться некогда!
А настороженность ушла из глаз.
- Ну, раз ты здесь, все будет хорошо. Я рад, что ты со мной!
Все правда, но за правдой, как всегда, навязчивая логика расчета.
Асаг - мой друг, я очень рад ему, но он ревнив и к власти, и ко мне, и
должен знать, что он все так же первый.
- Сибл, ну я тебе и завидовал, когда ты провернул это дело у Биссала!
Я бы и сам лучше не сработал!
А вот, что я говорю Эргису, безразлично и мне, и ему. Мы просто
играем в эту игру, и нам скучно в нее играть. Жаль, что надо в нее играть.
- Ну что, Асаг, - говорю я, - как тут у нас дела?
Ничего тут у нас дела. Сухонькая рука Асага крепко зажала их.
Работают мастерские и торгуют купцы, партия оружия пришла из Лагара,
построена конюшня на двести коней, которых мы закупаем в Тардане. Есть
договор со здешним локихом, чтобы нам рубить камень у порога Инхе, даст
бог, с той весны начнет готовить камень для храма.
Слушаю и отдыхаю душой. И думаю: так не бывает. Не может быть, чтобы
все хорошо...
- Есть и худое, - говорит Асаг. - Здешние попы вовсе взбеленились.
Поливают почем зря. Мы, мол и бунтовщики, мы и еретики, мы и колдуны, и
кто только мы ни есть. А с этой баней - будь она проклята! - и вовсе беда.
И позор, и разврат, и...
- Асаг, - говорю я ему, - сам видишь, как мы тесно живем. Только мора
нам не хватает!
- Мор от бога.
- Это жизнь от бога, а мор от грязи.
- Ага! Знакомая песенка! То-то Ларг разливается: мол, в грязную
посуду молока не нальешь, откуда, мол, быть чистой душе в грязном теле?
Приспичило тебе собак дразнить?
Молчу, потому что он прав. Но и я тоже прав. Нам в этой скученности
только эпидемий не хватало!
- Ну, я обратный пал. Мол, это кеватские попы злобствуют, что ты
кеватцев бьешь. А еще: это они нового, квайрского, храма устрашились, что
им доходу убудет. Ну, сам знаешь. Кто верит, а кто нет. Еще наплачешься.
- Не шипи, - сказал Сибл. - Сам в баню ходишь.
Усмехнулся.
- А куда ж против него попрешь, против святоши нашего? Допек, как
уголь за пазухой!
- Асаг, - говорю я ему, - к зиме нужно будет жилье еще человек 300. И
не теряй времени, всех выводи из Квайра. Останутся люди Зелора... ну и
связь.
- Вон как? - говорит он, и в глазах у него вопрос, но я пока не
отвечу. Пока еще можно не отвечать. И теперь говорит Сибл. Я знаю все, что
он может сказать, но слушаю как впервые. Невозможно в это поверить. Это
сказки. Так не бывает.
- Один сундучок прихватили, - сообщает с усмешкой Сибл. - Маловато,
конечно, за нашу кровь, ну да мы не жадные. И с этим пупки понадрывали,
пока доперли.
- Сколько?
- До черт. Ларг считал-считал, да сбился. Кассалов сорок.
Неплохо на первые расходы!
Мы говорим, а Асаг глядит на меня. И пока рассказывал Сибл, он тоже
глядел на меня, и я никак не пойму, что у него в глазах.
- Ага, - говорит Сибл, - пялься! Каков наш тихоня, а? Не прогадали-то
мы с Великим, а Асаг?
- Эдак и я поверю, что ты - святой!
Я смеюсь, потому что смешно. Смеюсь - и презираю себя, ведь и в смехе
есть капля расчета. Думайте, что хотите, но верьте мне, потому что главное
начинается только теперь, потому что без вашей веры я пропаду...

А теперь у меня Ланс. Я велел получше устроить моих горцев, и Малый
Квайр носит их на руках. Слухи о наших подвигах в Приграничье, наверное,
уже добрались и до Большого.
- Я виноват перед вами, алсах, - говорю я Лансу, - и вы вправе меня
упрекнуть. Я должен был предоставить свой дом...
- Мне все объяснили, биил Бэрсар, - говорит он спокойно, - нам не на
что жаловаться. Ваши люди очень заботливы.
А в глазах настороженность: к чему эта перемена?
- Мы остались живы, алсах... - и он улыбается с облегчением.
- Вы об этом? Забудьте мою глупость, биил Бэрсар! Вы были правы -
мальчишек надо пороть!
Вот теперь я вижу, что и в нем сидит Приграничье: все так же честен и
прям его взгляд, но ясности в нем уже нет. Первая горечь нерадостных побед
над собой.
- Мне все еще снится Приграничье, - говорю я ему, - и те, что
остались там. Наверное, это было нечестно - звать вас туда.
- Иногда я вас ненавидел, - спокойно ответил Ланс, - а другой раз
любил без памяти. И все смотрел: что же вы такое? Война - мое ремесло,
биил Бэрсар, как четырнадцати лет батюшка меня на службу благословил, с
той поры ему и учусь.
- У вас замечательный учитель.
- Да, биил Бэрсар. Того и было мне столь тяжко, что я знаю войну. А
когда из черного леса армиями ворочают да царствами играют... Теперь мне
ведомо, за что вас колдуном прозвали, - и вдруг ясная мальчишеская улыбка:
- сам так думал, бывало! А теперь уразумел: и это ремесло.
- Наука невозможного.
- Да! И я тоже хочу уметь! Не того, чтоб царствами ворочать, а того,
что и в моем, военном, ремесле вы лучше меня сумели. Я бы за десять дней
весь отряд без толку положил!
- Это горькая наука, Ланс. Даже ради самой благой цели не очень
приятно играть царствами и постыдно играть людьми. Каждый день насилуешь
совесть, мараешь душу, и нет радости даже в победе - уж очень непомерна
цена.
- Я видел, - ответил он просто. - Знаете, биил Бэрсар, я испугался
после того боя. Все мы смертны, но когда я подумал, что вас могли убить...
И я подумал: ладно, на этот раз вы сами все сделали. А если такое опять
начнется через десять лет? Ведь вы же немолоды, биил Бэрсар, в отцы мне
годитесь. Сумеете ли вы через десять лет сесть на коня и вынести этот
труд? А если не вы - то кто сможет это сделать?
- Мой мальчик, - сказал я ему, - нельзя этому учить. Наука
невозможного должна умереть вместе с Огилом и со мной. Но есть другая
наука, и она важней. Она может сделать так, чтобы это не повторилось ни
через десять, ни через сотню лет.
- Какая?
- Наука равновесия. Вы правы, Ланс: война - ремесло, полководец
подобен лекарю, который взрезает нарыв. Но умелый лекарь может вылечить и
без ножа, главное, вовремя заметить болезнь и вовремя дать лекарство.
- Вот с лекарем меня еще не ровняли! И ваша наука...
- Трактат о лечении стран. Смотрите, - сказал я ему, - вот карта, и
на ней нарисован наш материк. Огромный Кеват, не очень большой Квайр,
Лагар еще меньше, а Тардан - совсем пустячок. Бассот мы пока не будем
считать. Что будет, если мы сбросим с карты хотя бы одну страну? Ну, хотя
бы Тардан, раз он так мал.
Лагар останется хозяином побережья, единственным владельцем заморских
путей. Он устанавливает цены и, конечно же, богатеет, но только на пользу
ли это ему? Вот Квайр - производитель товаров, а вот Кеват - производитель
сырья. Не усмехайтесь, Ланс, мы все благородные люди, а торговля - низкое
ремесло, но она то кровь, что питает страны. Квайр не обеспечивает себя
хлебом и шерстью, Лагар может себя прокормить, но одет он в квайрские



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [ 55 ] 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.