read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



понимаешь, дорогой Амфитрион, и вообще - как себя чувствует прекрасная
Алкмена в качестве бабушки?.. ну, тогда все в порядке, передавай ей привет
от моей Навсикаи.
В-четвертых же, доблестному Амфитриону, блистательному полководцу и
опытному воину, надлежит на тот случай, если поступок Алкида окажется
все-таки богоугодным, продумать план военных действий, а также
заблаговременно отправить гонцов к покинувшим Фивы Автолику Гермесиду и
Кастору Диоскуру, с целью привлечения последних в качестве союзников;
Ифита же Ойхаллийского привлекать, к сожалению, не следует, потому что
басилей Эврит отзывает наследника на Эвбею, о чем и уведомил с посланцем.
На этом аудиенция была закончена.
И вот сейчас Амфитрион стоял, ожидая, пока слепой рапсод допоет
очередной панегирик Гермесу-Психопомпу, чтобы опустить в его щербатую
миску две вяленые (непременно вяленые, а не сушеные или, допустим,
жареные) рыбешки.
Дождался.
Опустил.
И пошел домой, спиной чувствуя взгляды толпы: восхищенные - молодежи,
раздраженные - стариков, сомневающиеся - людей среднего возраста,
испуганно-ненавидящие - женщин.
Все они были фиванцы.
Да и сам Амфитрион давно уже чувствовал себя фиванцем, почти забыв
родные Микены.

...Рыбы сработали безотказно - Килленец поджидал Амфитриона на пороге
своего ничуть не изменившегося дома; да и сам Гермий выглядел абсолютно
прежним.
Вот только разве что не улыбался, как обычно.
- Радуйся, Гермий, - устало произнес Амфитрион, садясь рядом и
стараясь не опуститься на край Гермесова хитона понтийского полотна.
"Интересно, кто ему одежду стирает?" - мелькнула совершенно дурацкая
мысль.
- Радуйся, Амфитрион, - серьезно ответил вечно юный бог, и Амфитриону
вдруг показалось, что в углах чувственного рта Гермия залегли горькие
складки, а от внимательных глаз - единственного, что выдавало возраст
Лукавого - разбежались и почти сразу скрылись предательские морщинки.
- Радуйся, Амфитрион, хотя радоваться нам особо нечему - ни тебе, ни
мне.
После этих слов оба некоторое время молчали.
- Что с мальчиками? - выдавил наконец Амфитрион.
- С ними-то как раз все в порядке, чего не скажешь о минийцах. Только
вот... уж больно много здесь совпадений. Сели мы втроем - я, Дионис и Пан
- решили это дело обмыть... сам понимаешь, не каждый день братья
Киферонских львов убивают (Амфитрион вскинулся, даже как-то сразу
помолодел, но перебивать Гермия не стал), только-только первый бурдючок
приговорили после ухода наших героев, как прибегает к нам старый знакомец
- колчеухий сатир Фороней. И кричит, что видел на Кифероне моего любимого
братца Арея! Ни мало, ни много!
- Эниалия? - не выдержал Амфитрион. - Бога войны?! Он действительно
был на Кифероне?!
Гермий развел руками.
- Не знаю. Хотя, с другой стороны - с чего бы Форонею врать? Тем
более, что гордиться такой встречей глупо. Фороней Арею: "Радуйся, великий
Арей-шлемоносец!" - а тот Форонею пинка в зад дал и исчез. Небось, открыл
Дромос и ушел. Короче, выслушал я Форонея, взяло меня беспокойство, допили
мы второй бурдючок...
Красноречивый взгляд Амфитриона привел к невозможному - Лукавый
смутился.
- Да сам теперь вижу, что поздно спохватился... ну, не люблю я Арея!
Вот и решил с Паном в укромном месте пересидеть, чтоб лишний раз не
встречаться! А к вечеру по лесу уже шум пошел, о побоище; я сразу на
пастушью стоянку, смотрю - нет братьев! К утру лишь явились, бледные,
глаза в землю... Приступ, говорят, у Алкида был не вовремя, а тут -
минийцы, как назло!
- Значит, все-таки приступ, - обреченно прошептал Амфитрион, и всю
его ложную молодость как ветром сдуло.
Пятьдесят лет, год в год, полголовы в седине.
- А Ификл, Ификл где же был?!
- Вот и я на него набросился: где ты, подлец, был, почему
проворонил?! Я на него, а он на меня... - Гермий отчего-то завертел
головой, словно разминая затекшую шею, и глаза Лукавого потемнели от
воспоминаний. - В общем, уел меня твой Ификл. Никто вроде бы не виноват: и
приступ неожиданный, и Ификл по делу вперед побежал, и минийцы, как дождь
на голову, и Арей чуть ли не пролетом по своим делам - а уж больно все
сложилось не по-доброму. Не верю я таким совпадениям!
- Никто не виноват, - словно и не слыша последних слов Гермия,
медленно повторил Амфитрион. - Послы искалечены, война на носу, и никто,
кроме Алкида, не виноват...
- Не совсем так, почтенный лавагет, - впервые за весь разговор чуть
улыбнулся Лукавый. - Не совсем так. Сосланный из Фив Алкид - то есть не
совсем полноправный фиванец - встретил орхоменцев на нейтральной
территории, где они, в свою очередь, еще не являлись для него
полноправными послами (Амфитрион резко вскинул голову, жадно впитывая
слова юноши-бога, как сухая губка - влагу). Шестеро вооруженных минийцев,
повстречав одного безоружного Алкида, пренебрегли приличиями и стали
оскорблять нашего героя - зарвавшись и в конце концов оскорбив его отца!
- Ну и что? - не понял Амфитрион. - Тоже мне повод для войны: минийцы
меня оскорбили!
- При чем тут ты? - очень искренне удивился Гермий. - Я ж тебе
говорю: оскорбили Алкидова Отца! Дошло - или повторить?
- А... приступ? - растерялся Амфитрион, никогда раньше не
задумывавшийся, за что Лукавый получил свое прозвище.
- Какой приступ? Приступ праведного гнева, охвативший героя, когда
тот услышал богохульства в адрес самого Громовержца?!
- Они... они действительно оскорбляли Зевса?
- А какое твое дело? Достаточно того, что так считает сам Зевс.
- Значит, Алкид невиновен?
- Значит, невиновен. И как раз сейчас делегация знатных граждан Фив
во главе с самим басилеем Креонтом возвращается от прорицателя Тиресия,
который сообщил им все необходимое.
- Это хорошо... Гермий, это очень хорошо! То, что мы будем правы в
глазах ахейцев - это просто здорово! Я сегодня же приму полномочия
лавагета и...
- Вы собираетесь наступать или обороняться?
- Я не перебивал тебя, Гермий! - жестко отрезал Амфитрион. - Но
отвечу: мы вынуждены наступать. Войну с Орхоменом поддержит в основном
молодежь, а молодые не умеют защищаться, они перегорят, ожидая за
стенами... да и стены наши обветшали. Я сам поведу фиванцев на Орхомен!
- Тогда Алкид и Ификл присоединятся к тебе на Восточном перевале.
- Ладно. Но сперва мне хотелось бы знать - на чьей стороне будете вы,
боги? Плох тот лавагет, который не пытается выяснить планы всех
участвующих сторон... потому что иначе не определить возможных союзников и
противников.
- И ты, смертный, спрашиваешь это у меня?! У меня, одного из
двенадцати Олимпийцев?!
- Да, спрашиваю. Я бы спросил у других - но у кого? Не в храм же
идти, или к гадателю... Итак?
И Гермий заговорил - медленно, запинаясь, удивляясь самому себе.

...тогда он успел вовремя. От него, легконогого Гермия, узнал грозный
Дий-Отец о послах-богохульниках и каре, постигшей минийцев от руки героя.
Так что когда явилась встревоженная Семья на Олимп - лишь усмехнулся
Громовержец, ибо знал больше других.
Или думал, что знает.
Не посмели боги перечить Крониду - чист перед Семьей оказался его сын
от Алкмены. Но когда захотел Зевс возлюбленного сына избавить от тягот и
опасностей войны, дабы сберечь для дел грядущих - возроптали боги, даже
те, кто всегда был послушен слову Дия.
Не было на Олимпе лишь кровавого Арея, но кому не известно мнение
Эниалия по поводу любой войны и участия в ней героев? Не явился и Владыка
Гадес (по-земному - Аид), передав через Гермия: "Нет мне дела до войн
живых. Тени же мертвых - приму."
И сказала Гера, Супруга Державного: "Начал герой богоравный войну -
что ж, посмотрим, на что он способен!"
И молвил Сотрясатель Земли Посейдон: "Согласен я с Сестрою. У меня
самого сыновей-героев - хоть море пруди. Поучиться хочу я у Зевса, каких
надо героев зачинать!"
И поддержали их сребролукий Феб-Аполлон, сестра его
Артемида-девственница, и Афина-Тритогенейя, Защитница Городов, и Гестия, и
другие.
Когда же спросили Вакха-Диониса о его мнении, и высказал мнение свое
кудрявый бог - взашей прогнал его Зевс-Отец, вместе с булькающим мнением
его, ибо грозил Семейный совет превратиться в очередную попойку.
"Быть посему, - решил Громовержец. - Примет участие сын мой в войне
между Фивами и Орхоменом. Но и Семья пусть стоит в стороне, не участвуя в
распре! В деле увидеть героя хотели - смотрите, но горе тому, кто
вмешается в схватку! Все свободны."
И поклялись собравшиеся на Олимпе боги черным Стиксом, что будут лишь



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [ 55 ] 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.