read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Однако, у него явно была своя точка зрения по этому поводу.
- Ну ладно, - сказал Станислав. - У тебя, кажется, была просьба ко
мне?
- Да. Я хочу работать у вас.
- Вот как? И что ты умеешь?
Снова пожатие плеча - неопределенное и почти застенчивое. Но и
вызывающее одновременно.
- Убивать.
Станислав позволил себе тихонько присвистнуть.
- И где ты этому научился?
- Нигде. На улице.
- На улице ничему хорошему не научишься, - сказал Станислав.
(Он вдруг вспомнил маму - она стояла с мокрой тряпкой в руке - мыла
пол - и не пускала его во двор. Он сказал какую-то дерзость в ответ на эти
ее слова, она хлестнула его тряпкой по лицу и проговорила тихо: "Иди.
Ничтожество." Он пошел и до темноты торчал с огольцами в вонючем тоннеле
дворовой арки, но почему-то не было больше никакого удовольствия в этом
торчании. Что-то с ним произошло. Что-то изменилось решающе. Стало не
интересно. Улица перестала привлекать его... Он переменил друзей и вместе
с ними - систему ценностей. Он перестал курить и стал читать... Слова
оказывают на нас действие непредвиденное и непредсказуемое. Как и книги,
впрочем...)
- Прости, что ты сказал? - переспросил он.
- Я сказал, что я и не говорю, что это хорошо. Вы спросили, что я
умею, я - ответил.
- Да. Понимаю. Однако, я замечаю, что ты по-прежнему невысокого обо
мне мнения. Почему ты, собственно, решил, что мне понадобится умелый
убийца?
- Не знаю.
- Мне не нужны умелые убийцы. Я ведь сам - умелый убийца. Не так ли?
Ваня не ответил. Он кусал себе нижнюю губу и был пунцово-красен.
Странный мальчик. Похоже, у него - здоровенная дырка в душе. И не
заживает. Не рубцуется даже. Некроз души. Это мы понимаем...
- Я совсем не невысокого о вас мнения, - сказал Ваня. - Это все было
когда-то. Давно. Все с тех пор переменилось. Я же вижу...
- Ладно, - сказал Станислав. - Убедил. Я приму тебя на работу. Но при
одном условии. Ты отдашь мне недостающие страницы записок...
- У меня их нет....
- Причем - все. И те, что в самом конце, и те, которых не хватает в
середине.
- Нет у меня ничего... - Теперь он побледнел, даже губы стали у него
серо-голубыми, и только два пунцовых пятна остались на лице, почему-то -
на лбу.
- Я все понимаю, - сказал Станислав. - Отец наверняка там тебе пишет,
в самом конце, в постскриптуме: не показывай этих записок ЕМУ, незачем ему
знать, что тебе о нем известно, а что нет. Но ты рассудил по-своему. Тебе
показалось правильным, чтобы я знал, какие интересные вещи известны тебе
про меня... Но тут есть два обстоятельства.
Он замолчал и принялся раскуривать новую сигару. Ваня ждал.
Естественно. А что ему еще оставалось делать? Встать и гордо уйти? Нет,
это было исключено. Этого он позволить себе не мог.
- Первое, - сказал Станислав, затягиваясь. - Три четверти того, что
твой отец пишет про меня - не есть правда. Это не факты, это - артефакты.
Знаешь, что такое _а_р_т_е_ф_а_к_т_? Кое-что придумал он сам - у него была
богатая фантазия, он восхищал меня своей фантазией, честное слово...
Кое-что подкинул ему я, развлекаясь. Например, он пишет там, что к
старости я увлекся мальчиками... Пишет, пишет, не возражай мне!
Обязательно пишет. Он мне этих мальчиков сам почтительнейше поставлял, а
утром отправлял обратно, к месту прописки, как он любил говорить -
тихонько выпроваживал их из комнаты, чтобы не разбудить Хозяина. Он же был
уверен, что Хозяин дрыхнет без задних ног после бурной, не по возрасту,
ночки, а Хозяин в это время хихикал себе в подушку - свежий и хорошо
выспавшийся... У Хозяина много недостатков, это верно, но ЭТОГО - не было.
Хозяин вообще не сластена, а по запискам ведь выходит - сластена, а?
Признайся? Запивоха, Нерон, развратник, сатир, так?..
Ваня смотрел на него, набычившись. Надо было бы остановиться, юноша
был странный, явно и опасно непредсказуемый, но останавливаться не
хотелось. Какого черта?..
- Мне нравился твой отец. Я вообще люблю нестандартных людей. Он
развлекал меня. Он-то воображал, что необходим мне как советник и
помощник... Впрочем, так оно и было - он помогал мне жить. Без него мне
сразу стало скучно... тускло... И он был умен! Знаешь, почему он не
советовал тебе показывать мне эти его записки? Он знал, что меня НЕЛЬЗЯ
шантажировать. Лучше уж сразу застрелиться. Это - второе обстоятельство, о
котором я хотел бы тебе сообщить...
- Я сжег эти страницы, - сказал Ваня с трудом. - Там было много
дурного про вас. Мне стало стыдно. За отца.
- Вот как? И что же там было?
- Я не хочу об этом говорить. Зачем? Это все неправда... или
полуправда... Я знаю о вас вещи и похуже, но никогда и никому об этом не
сказал бы... и не скажу...
- Например?
И вот тут-то он и высказался по поводу того случая в лесу.
(...Когда зажигалка отказалась зажигаться. Сначала отказалась быть на
обычном своем месте, а когда он, весь изогнувшись, выволок ее из
необычного, - она отказалась зажигаться...)
Разумеется, он ничего не знал и знать не мог. Он сказал только то,
что думал об этом. То, что себе вообразил. Как сложилось все это в его в
воображении. Видимо, у него самого некогда имели место определенные
неприятности с "опусканием". Вероятно, в армии. Или, может быть, в
тюрьме?..
Кто его за язык тянул, дурака молодого? Ох уж этот пресловутый
синдром юношеской открытости... Все настроение испортил. Разговор сразу
потерял всякую привлекательность. Разговор оказался скомкан и кончился не
по-доброму.
- Завтра же принесешь недостающие страницы, - сказал ему Станислав на
прощанье. - Можешь оставить себе копии, если так уж хочется. Или наоборот:
копии - мне, оригинал себе. Но - завтра.

Однако, завтра Ваня не пришел. И послезавтра тоже. Он вообще не
пришел. Пришлось специально его, дурака, разыскивать, его искали и нашли,
- в Москве, уже после путча, в начале сентября, в какой-то окраинной
больнице. Он был сильно обожжен - руки, лицо, горло, - и правая ступня
оказалась прострелена. Около Белого дома его видели, он был там заметен и
себя не жалел. Странный юноша.
- Ты странный юноша, - сказал ему Станислав в конце концов. - Но ты
мне нравишься. Я и сам странный, согласен-нет? Ладно, ты меня окончательно
убедил. Иди сейчас к Крониду Сергеичу... да-да, прямо сейчас... он сделает
тебе документы.



ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. БОСС, ХОЗЯИН, ПРЕЗИДЕНТ

1
Уже последнее совещание закончили и уже сели ужинать.
Верхний свет выключили для уюта, остался только торшер возле стола, и
круг белого света под торшером: ослепительная скатерть, закуски,
запотевшие бутылочки тоников и снующие над всем этим руки в белых
манжетах.
Кузьма Иванович, для профилактики хвативши полстакана джина (водки в
доме не оказалось), моментально сделался потный и красный и пошел
наваливать себе на тарелку салата - первое, что на глаза попалось. Эдик
обеими руками пригладил рыжие свои жесткие волосенки, вовсе не нуждающиеся
ни в приглаживании, ни в причесывании, и близоруко навис над закусками,
придирчиво вынюхивая, чего бы такого-этакого позволить себе - он был
гурман и разборчив. Кронид, отложивши наконец блокнот в сторонку (но
недалеко, на журнальный столик, - чтобы можно было мгновенно подхватить),
аккуратно, но быстро ел: насыщался, пока не затребовали.
Он смотрел на них и пил степлившуюся минералку. У него был сегодня
разгрузочный день. Жрать хотелось невыносимо - кишки так и крутило,
солоноватая, слабо газированная вода урчала внутри, заполняя там какие-то
голодные зияющие пустоты.
Он устал. Он всегда уставал, когда после долгих разговоров, расчетов,
прикидок, внезапных перебранок и столь же внезапных примирений ни к какому
решению так и не приходили. Четыре утомительных часа - коту под хвост.
Бедный кот.
- Кинишко посмотрим? - вяло спросил он.
- Можно, - согласился Эдик, а Кузьма Иванович, с полным ртом, только
пунцовыми своими щеками помотал отрицательно - он никогда не задерживался
дольше необходимого, дела у него были. Всегда. И везде. Он и закусить-то
остался только потому, что там, куда ему сейчас надо было ехать, - не
очень-то закусишь. Тем более, на ночь глядя.
- Кузьма Иваныч, плюньте, ей-богу... - сказал он ему вяло. - Без вас,
что ли, не обойдутся.
Кузьма Иванович только саркастически перекосился: мол, как же,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [ 55 ] 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.