read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



махал ей с берега рукой, удерживая в поводу двух так выручивших их дракхов,
как хлопали наполняющиеся ветром широкие, спешно поднятые командой судна
паруса. И как Тай, заперев дверь, с остро ноющим от беспокойства сердцем,
скинув сапоги и ксомох, легла на топчан к за-сфернику, укрывшись его плащом,
захваченным из трактира вместе с башмаками в походной сумке, и тесно
прижалась к нему всем телом, с отчаянным и твердым намерением его отогреть.
Последняя ее мысль была о том, что теперь она уже точно не уснет и будет так
мучиться, ворочаясь с боку на бок, пока засферник не придет в себя... Если
вообще придет, если уже не поздно... Но спасительный сон пришел и смежил ей
веки, избавив на время от душевных терзаний и тяжких забот, так неожиданно
свалившихся на ее хрупкие плечи.
17. Недоброе утро на пристани
Светало медленно, как всегда, но тумана над водой сегодня не было. Сквозь
щели дощатого настила было видно, как внизу об опоры лениво плещутся мелкие
волны, образуя вокруг них узкую коронку мутной белой пены. Вдали, в серой
утренней дымке, тихо таяло небольшое приземистое судно - это плоскодон
удалялся от недавно покинутой пристани Было холодно
Михкай сдернул шлемник и ожесточенно почесал нестерпимо зудевший затылок,
бормоча под нос ругательства. Летом он любил плескаться в теплой прибрежной
воде Великого озера, но зимой его в ледяную темную воду и палкой не
загонишь, от одного вида в зябкую дрожь бросало. Посещение бани же, по его
мнению, стоило слишком дорого, и он бывал там не чаше раза в две-три декады,
предпочитая мучиться от чесотки, как сейчас, но не тратить с трудом
заработанные на этой проклятой работе маны. Михкай работал смотрителем
пристани уже много лет и каждое ночное дежурство не переставал клясть свою
незавидную долю - только ради того, чтобы занять чем-то голову, не
обремененную особыми умственными усилиями. Особенно сильное словоизвержение
случалось тогда, когда кругом царила тьма, разгоняемая лишь факелами, и
где-то рядом бродили разные страхи. Но сейчас, слава Создателю, уже
наступило утро.
Снова нахлобучив шлемник на нечесаные космы волос, Михкай поддернул вечно
сползающие штаны, глянул на далекую уже корму уплывающего "Висельника",
бегло осмотрел широко разбросанные портовые постройки, посторонних не
обнаружил и решил, что можно пойти погреться в свою любимую будку, что
одинокой свечой торчала на левом конце пристани. Над короткой, черной от
сажи трубой вился легкий дымок - дрова еще не прогорели, в будке сейчас
должно быть тепло и уютно. Кому эта пристань нужна, чего за ней смотреть?
Ну, уплыли эти ранние пташки и уплыли, так нет, по правилам надо проводить,
последить за порядком, а чего следить? Воровства в Абесине не водится, как в
макоре у кордов, приезжих нынче мало, по трактирам гостят да в подушку
сопят... Нормальные люди сны сладкие досматривают, вот а он бродит тут,
словно лысун.
Зябко передернув плечами, Михкай побрел к своей будке. Не к добру
поминать этих тварей ночных, злобных и до кровушки живой охочих. Хоть здесь
в его работе смотрителя какой-то прок - в городе, бывает, по улицам лысуны
всю ночь шастают, до самого утра, чтоб после в свой поганый лес убраться,
жрут всякий мусор да разных животных домашних, за коими хозяева
недоглядели... бывает, и хозяев, за которыми недоглядели хозяйки... Вот, а
на пристани ни разу не показывались. Воды не любят, от запаха воды у них в
чутком носу свербит. Прям как у нубесов, хотя те вроде как без носов...
Михкай остановился возле будки, чихнул, кляня про себя сырость, взялся за
ручку двери.
Сзади неторопливо забухали копыта, глухо тараня доски причала.
Вот утро беспокойное, кого там еще несет? Михкай недовольно обернулся. И
враз забыл о своем беспокойстве. Потому как обомлел. К краю каменитового
настила, где плескалась темная зимняя вода, медленно двигался громадный
всадник, словно собирался пуститься вплавь. Черный великан на огромном
черном дракхе. Тело скрывал плащ, голову - капюшон. Но было в его облике,
пусть и скрытом одеянием, что-то непередаваемо жуткое. Инстинктивно
чувствуя, что его появление не к добру, Михкай замер, где стоял, словно
норогрызка, почуявшая парскуна. Рука так и прилипла к дверной ручке.
Всадник остановился. Замер громадной темной глыбой прямо напротив будки
Михкая, шагах в десяти. И в десяти шагах от края причала. Остановился и
вместе со своим зверем, словно думали заодно, уставился вслед кораблю,
еле-еле карабкавшемуся вдали по водной глади. По крайней мере, Михкай
подумал, что вслед кораблю, лица-то чужака он не видел. Опоздал, с
неожиданным злорадством подумал про себя Михкай. Раньше надо было приезжать,
а теперь жди следующего плоскодона...
Всадник шевельнулся. Мощные, словно нижние ветви старого камнелюба руки
вывернулись из-под плаща и откинули капюшон. В неверном утреннем свете слабо
блеснул сталью черный шлем, выкованный в форме звериного черепа, почти
полностью охватывавший голову гостя, но не скрывавший лица. Серокожего лица
с крупными, сильно выдающимися вперед челюстями, с тяжелым каменным
подбородком, с узким, но до жути длинным, нечеловеческим разрезом глаз,
заворачивавшихся на висок, для чего в шлеме имелся специальный боковой
вырез, чтобы не мешать обзору. Такие глаза могут увидеть даже то, что
находится сзади.
Дал-рокт. Вестник Тьмы.
Перепуганный до смерти, Михкай вытаращился на дал-рокта. Ему тут же
захотелось сделаться как можно меньше, незаметнее, слиться с отбрасываемой
будкой тенью, превратиться в саму тень. Или в норогрызку. И юркнуть в любую
подходящую щель. Первая лихорадочная мысль о том, что надо куда-то бежать,
кого-то предупредить, сбежала сама раньше него. Куда там бежать, он не то
что шевельнуться, дыхание и то затаил. Лишь бы не заметил... Лишь бы этот
жуткий дал-рокт не обратил на него, маленького и незаметного смотрителя,
своего жуткого гибельного внимания...
Но Вестник прибыл явно не для того, чтобы забрать душу Михкая, - он
продолжал смотреть в водную даль. Михкай чуток осмелел и позволил себе
несколько дерзких мыслей. Что ему тут понадобилось? Как он посмел явиться
сюда, в землю своих страшных, кровных врагов, нубесов, беспощадных и
неукротимых в своей мести, как рушащаяся с гор лавина? Стоит нубесам учуять
его, и дал-рокту придет конец! Быстрей бы уж учуяли... Но в Абесине ни
одного кланта, насколько Михкай знал, вчера не появлялось - как назло Да и
обычных, людских стражников, чтоб их всех до одного причастило, тоже
поблизости не было, даже самых завалящих. О-ох, пропадет он тут, бедный
смотритель, геройской смертью... Почему геройской, Михкай и сам бы не смог
объяснить. Но так хотелось иной раз совершить в жизни что-либо значительное
без всяких усилий со своей стороны...
Тут до Михкая дошло, что Вестник уже начал колдовать. Руки поднял,
поганец, выше головы, когтями в сонное небо уперся, словно собрался ему
кровь выпустить, клыки страхолюдные оскалил, что зверь, глаза красным
пламенем зажег, будто угли, выхваченные из очага и вставленные в проклятые
Светом глазницы. Ой, не зря Вестниками детей пугают, со страхом убедился
Михкай. Что тут сейчас будет...
А было вот что. Воздух вокруг Вестника как бы сгустился, потемнел,
заколыхался, словно студень, вывернутый из миски на стол. Меж белых клыков
мага просочился тихий рык - то ли слово неведомое, заклятием связанное, то
ли вздох такой, силу приумножающий, - то Михкаю было неведомо, в магии он ни
уха ни рыла. Маг вдруг выбросил руки ладонями вперед, словно резко оттолкнул
что-то от себя, и что-то темное вырвалось из ладоней. Вырвалось, прыгнуло на
воду и понеслось, вытягиваясь длинным сгустком, словно огромный слизень, что
любят в трухлявом дереве да в трупном мясе ковыряться, понеслось, ощутимо
сгущаясь на ходу, тяжелея, оседая в воду. Вот уже и волны побежали в
стороны, отбрасываемые мерзкой тяжестью, а скорость не замедлилась, даже
выросла. Что-то в том колдовстве было непередаваемо страшное. Михкай
судорожно вздохнул, не в силах более сдерживать дыхание. Тут, как назло, в
животе громко заурчало, как иногда случается с перепугу, от нервного
расстройства, сперло газом, и Михкай аж зажмурился от усилия, сдерживая
окаянный порыв. Да что ж он такого съел вечером? Рыба, наверное, порченая
была, теперь наружу просится... Живот снова заворчал, еще громче прежнего,
казалось - на всю пристань. Пылающий раскаленным углем зрачок дал-рокта
сместился в глазнице вбок, с ледяной нечеловеческой злобой уставившись на
смотрителя Живот сразу успокоился - от страха Михкая мгновенно пронесло, и
теперь он стоял ни жив ни мертв, обильно потея в томительном смертном
ожидании, что Вестник Тьмы сейчас просто оторвет ему голову.
Пылающий зрачок сместился обратно. Магу было явно не до него. Заклятие
требовало сосредоточения, а посторонние звуки, помешавшие ему, прекратились
Слава Истинному Свету! А штаны, если жив останется, и постирать можно...
Только бы запах дал-рокту не помешал, смердит-то как, ну точно - рыба плохая
была...
Михкай снова распахнул глаза во всю ширь, устремив взгляд на озеро
Направляемое волей мага, заклятие перло неудержимо и напористо, быстро
поглощая расстояние. В двух сотнях шуггов от пристани на воде болтался буй
из простого, легкого дерева - плавняка, не подверженного окаменению, как
древесина камнелюбов. Буй отмечал мель, чтоб какое судно сдуру на нее брюхом
не село. Так вот, потемневший уже до полной черноты сгусток таранным бревном
прошел сквозь буй и унесся дальше. Буй несколько мгновений качался на воде
как ни в чем не бывало, а потом рассыпался прахом, исчез без следа, без
звука.
Глаза Михкая чуть не вылезли из орбит, когда он сообразил, что та же
самая жуткая участь ожидала и плоскодон, и его команду из трех палубников со
знакомым лоханщиком, Уленгриком Белым, во главе. И двух пассажиров, чем-то
не угодивших Вестнику, крупно не угодивших, если ради них маг решился в
макор своих исконных врагов забраться, считай, со своей смертью играл, за
чужой гоняючись... Страсть-то какая! Что же делать? Делать-то что? Мысли
Михкая лихорадочно заметались в поисках выхода. Люди же погибнут!
Тут он ощутил, что ему снова стало трудно дышать, хотя теперь и не
сдерживался. От мага по пристани растекалась дурная мощь, пропитывая воздух,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.