read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Нет, вы послушайте, послушайте! - настаивал Муха.
Мы послушали.
- И в самом деле, - озадаченно согласился Боцман.
И как бывает всегда, когда в чернильном пятне человек увидел какой-то
рисунок и после этого ничего другого больше не видит, так и мы ничего больше
не слышали в пронзительных криках этой вороны.
Док не звонил. На мои звонки отвечал приятный женский голос:
- Сожалеем, но абонент временно недоступен.
Тюрин сидел возле поста на Дмитровке и звонил каждые полчаса. Я отвечал
ему, как справочное аэропорта:
- Ждите.
Док прорезался только в пять пятьдесят утра.
- Выезжаем, - сказал он.
- Почему не звонил?
- Не мог.
- Почему отключил мобильник?
- Там, где я был, мобильными телефонами не пользуются.
- Где ты был?
- В коридоре реанимации.
- О Господи! - сказал я. - Сомов?
- Да. Галя и Игнат со мной.
- Двести?
- Да.
"Груз двести"!
Есть ли сейчас хоть кто-то в России, кто не знает, что это значит?
- Могу я рассказать им все? - спросил Док.
- Да.
Мамаеву осталось жить два часа.
В шесть сорок позвонил Тюрин:
- Встретил. Едем.
Час двадцать осталось Мамаеву. Час. Сорок минут.
Я набрал номер мобильника Тюрина.
- Вы где?
- Проскочили Шереметьевку.
Не успеют.
- Пойдемте, - сказал я Артисту, Мухе и Боцману.
Мы вошли в дом.

V
Посередине просторного зала, обшитого светлым деревом, на светлом
паркете стояло красивое мягкое кресло с высокой спинкой и резными
деревянными подлокотниками в виде каких-то морских чудищ. В нем сидел
Мамаев. Он был ничем не привязан, но сидел прямо, откинувшись к спинке,
положив руки на подлокотники, держа колени вместе и глядя перед собой. Его
грубое, бледное в свете туманного утра лицо было исполнено отрешенности.
Полосатая пижама делала его похожим на узника тюрьмы Синг-Синг, ожидающего
казни на электрическом стуле.
И это было не так уж далеко от истины.
В глубине зала, в нише-алькове, стояла необъятных размеров кровать со
смятыми простынями. Рядом с креслом, в котором восседал Мамаев, на большом
круглом столе в живописном беспорядке лежала еда, фрукты, стояли бутылки.
Калмыкова я увидел не сразу. Он сидел у стены в углу зала, как бы
слившись со светлым деревом панелей. Сидел так, как сидят на Востоке: в позе
терпеливого ожидания, привалившись к стене, обняв руками колени. Он был в
сером костюме, крахмальная рубашка без галстука, расстегнутая на груди,
светилась в сумраке белизной, подчеркивая серость его сухого лица.
На наше шумное появление он никак не прореагировал. Не прореагировал и
Мамаев. У меня появилось ощущение, что мы вошли в музей восковых фигур,
исполненных с жутковатой натуральностью.
В доме было тепло. После многочасового дежурства в сыром тумане,
пронизавшего нас до костей, оказаться в сухости и тепле было верхом
блаженства. Этим и воспользовался Артист.
- Тепло-то как! Как тепло! - восхищенно проговорил он. - Я уже и забыл,
что может быть так тепло!
На актерском языке, как объяснял нам Артист, это называеится
пристройкой. Пристроиться к партнеру, чтобы общение было естественным. Или
выглядело естественным, что на сцене, да и в жизни, значит практически одно
и то же.
- Здорово, Константин, - обратился он к Калмыкову так, будто видел его
только вчера и в нашей сегодняшней встрече нет ничего необычного. - Доброе
утро, господин Мамаев.
Мамаев не шевельнулся.
- Он не отвечает на приветствия, - бесстрастно объяснил Калмыков. - Он
отвечает только на прямые вопросы.
- Это удобно, - оценил Артист. - У меня есть к нему пара вопросов. Но
разговаривать на голодный желудок... Красота-то какая! - воскликнул он,
окинув взглядом стол. - Господин Мамаев не будет возражать, если мы слегка
обедним этот натюрморт?
- Он не будет возражать, - подтвердил Калмыков.
- Я хотел бы получить разрешение от него.
- Спроси прямо.
- Пожалуй, воздержусь. Поверю тебе. А то вдруг он не разрешит? А жрать,
если сказать по правде, охота. Бананы. Это хорошо. Киви. Тоже хорошо.
Ананас. Замечательно!.. А это что за фрукт? - изумился Артист и обернулся к
нам. - Вы только посмотрите!
В руках у него была зеленая ребристая граната Ф-1, именуемая в народе
"лимонкой".
- Что это такое, господин Мамаев?
- Граната, - последовал ровный, как бы синтезированный на компьютере,
ответ.
- Вам подсунули ее вместе с киви? Что делается на наших рынках, что
делается! Как здесь оказался этот симпатичный фрукт?
- "Лимонка" была у него под подушкой, - ответил Калмыков.
- Ну и нервы у человека! Спать с гранатой под подушкой! Нет, на такое я
не способен. Банан я, пожалуй, съем, а этот фрукт возьму с собой. Позже его
употреблю. Налетайте, джентльмены! - радушно предложил Артист и взялся за
банан, как бы давая понять, что свою роль он исполнил и пора бы поработать
языками и нам.
- Он отвечает на все вопросы? - спросил Боцман.
- На все, - кивнул Калмыков.
- В чем, по-вашему, смысл жизни, господин Мамаев?
- На такие вопросы он не отвечает.
- А на какие отвечает?
- На конкретные. Если ты хочешь узнать у него что-то конкретное,
спрашивай.
- Как ни странно, но ничего конкретного я узнать у него не хочу, -
подумав, сообщил Боцман. - А ты? - спросил он у Артиста.
- Как ни странно, но я тоже.
- А у меня есть вопрос, - вмешался Муха. - Конкретный. Господин Мамаев,
вы слышите, как кричат за окном птицы?
- Слышу.
- Что это за птицы?
- Вороны.
- Что, по-вашему, кричит эта? Вот эта, эта!
- Блядь, блядь.
- А вы говорите, что у меня извращенный слух! - укорил Муха. -
Нормальный у меня слух!
- И долго он будет в таком состоянии? - поинтересовался Артист.
- Уже недолго, - ответил Калмыков и посмотрел на часы.
Семь тридцать.
- Ты ждешь восьми? - спросил я.
- Да.
- Ждешь, не поступит ли отмена приказа?
- Да.
- Она не поступит.
Я ожидал вопроса "Почему?", но Калмыков молчал.
- Приказ не будет отменен, потому что его некому отме- нить, - объяснил
я. - Сегодня утром Буров был убит в своем кабинете. Через двадцать минут
после того, как сбросил на твой пейджер приказ "Приступайте".
- Приказ отдан.
- Что ты будешь делать после этого?
- Не имеет значения.
- Тебя поймают. Рано или поздно.
- Не имеет значения.
- Для кого?
- Для меня.
- А для твоей жены? Для твоего сына?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.