read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Керенского и Чхеидзе судьба привела в Женеву, как раз когда после
мытарств в немецкой тюрьме туда вернулся Ленин. Но они не встречались,
потому что совершенно по-разному смотрели на возможности и перспективы
русской революции.
Вскоре морскому министру Колчаку было предложено выйти в отставку. Он
сделал свое дело. Колчак покинул Россию - он доживал свои дни в
Филадельфии.

Ахмет не приехал к Лидочке, как обещал, не по своей вине - после
разгрома его убежища отрядом полковника Баренца он ушел в горы. Не иначе
как по возвращении в Севастополь, Коля Беккер доложил в контрразведку о
том, где лагерь Керимова. Поэтому Ахмет был зол на Колю, и злость эта,
смешанная с горем из-за гибели двух его товарищей, распространялась на
всех русских, и даже на Лидочку и покойного Андрея Берестова.
Но, уйдя горами за Байдарские ворота и далее - почти до Бахчисарая,
Ахмет не знал о быстро развернувшихся событиях в Дюльбере.
И уж, разумеется, его отряд никак не принимал участия в убийстве
Джорджилиани и насилии над Великой княжной. Это были выдумки реакционных
газетчиков и тех патриотов, что требовали выселения татар из Крыма.
Правда, безрезультатно, потому что умные и трезвые головы в Петрограде
(вновь переименованном в Петербург в 1918 году) понимали, что, выслав
татар, вы тут же подрубите сук крымской экономики. Крым освоен татарским
земледельцем и погибнет без татарина.
Только через две недели, приехав тайком в Симферополь, чтобы увидеть
родных, Ахмет узнал все новости сразу - столько новостей, что можно сойти
с ума от их разнообразия и невероятности.
Ахмету рассказали о воцарении Марии Федоровны, о взятии Стамбула, что
лишало татар всяческих надежд на успешную борьбу за автономию, о
капитуляции Австро-Венгрии.
Ахмета искали по горам жандармы, которые вернулись в свои кабинеты и
разгоняли Советы и редакции социалистических газет, так что ему пришлось
вскоре распустить отряд, как распущены были и другие татарские отряды в
Крыму. Ахмет, зная, что в Симферополе на него могут донести, решил
скрыться на время у дяди в Алуште.
Он попал в Ялту лишь в середине июня, когда весь мир торжествовал по
поводу победы над грубыми и невежественными тевтонами, которые
вознамерились покорить цивилизованные страны. Со смерти Беккера прошел
месяц, месяц с той ночи, когда они виделись с Лидочкой.
Вся злость Ахмета на предательство Беккера, на русских угнетателей и
даже на Лидочку давно уже растворилась, ибо полная безнадежность борьбы
чаще всего заставляет борца искать иных путей самоутверждения. Ахмет не
знал еще, какой он изберет путь, но желание увидеть Лидочку, вина перед
ней все росли. Ведь, в сущности, Лидочка - единственная, кто связывал
теперь Ахмета с таким недавним и таким светлым прошлым.
Правда, надежды увидеть Лидочку почти не было - зачем ей ждать месяц
обещанной встречи? Она уже уехала, может быть, отыскав могилу Андрея
Берестова, а может быть, решив не искать ее.
Зная, что шансов у него почти нет, все же с утра, как приехал в Ялту,
Ахмет отправился к гостинице <Мариано>.
Было жарко - один из первых по-настоящему жарких дней, когда море
замирает, будто в него налита не вода, а густое масло, когда море и небо
сравниваются цветом и потому теряется линия горизонта, а рыбацкие лодочки
кажутся черными жучками, неподвижно повисшими в воздухе.
Публика на набережной была оживлена и криклива - еще не уморились от
жары, еще приветствовали ее. Среди гулявших было немало военных -
выздоравливающие отпускники, а то и те, кого революция сорвала с мест, а
возобновленный порядок еще не вернул на положенное место.
Ахмет остановился перед стеклянной дверью в гостиницу, разглядывая
свое отражение, - вроде бы он одет соответственно месту и времени. Был
Ахмет в плотно посаженном на голову канотье, чесучовом костюме и легких
белых ботинках. Для убедительности он крутил в руке тросточку. Дымчатые
очки завершали его туалет.
Он толкнул дверь. Зазвенел колокольчик.
Стоявший за стойкой худой пожилой портье с желтой лысиной,
напоминавшей бильярдный шар, сказал:
- Простите, но все номера заняты.
- Я хотел бы повидать госпожу Иваницкую, - сказал Ахмет. - Возможно,
она остановилась у вас под фамилией Берестова.
- Как? - Портье вздрогнул. - Вы господин Берестов? Вы пришли?
- Нет, я его друг, - сказал Ахмет. - Я его друг по гимназии. А где
госпожа Берестова?
- Вы господин Керимов? - сказал портье. - Заходите, пожалуйста. Она
вас давно ждет.
В голосе портье был укор человека, который знает о тебе куда больше,
чем тебе бы хотелось.
- Я не мог раньше, - сказал Ахмет. - Я был далеко.
- Я представляю, - сказал портье. - Если вы тот Керимов, которого до
сих пор ищет полиция.
- Нет, - сказал Ахмет. - Конечно же, я не тот Керимов.
- Впрочем, мне это не важно. Даже если вы Джек-потрошитель.
- Я и не Джек-потрошитель, я совсем не говорю по-английски, - сказал
Ахмет. - Но могу ли я понимать вас так, что Лидочка Иваницкая все еще
здесь?
- А куда ей деваться, - сказал портье, - если она до сих пор не
верит, что Андрей Сергеевич умерли? А вы мучаете ее - нельзя целый месяц
подряд питать ложные надежды.
- Она у себя? - спросил Ахмет.
- Поднимитесь. Комната четырнадцатая.
Ахмет всей спиной чувствовал недобрый взгляд портье - будто тот был
обманутым юнцом соблазненной девицы.
<Я тут совершенно ни при чем!> - хотелось крикнуть Ахмету, но он,
разумеется, не крикнул - поспешил по лестнице на второй этаж.
Лидочка открыла дверь и встретила его обыкновенно, словно он отходил
за папиросами, но задержался. Ни трагедий, ни слез - ничего, что так
пугало Ахмета в женщинах.
- Здравствуй, Ахмет, а я уж боялась, что ты не придешь.
- Я понял по поведению цербера внизу. Он много знает.
- С кем-то надо разговаривать, - сказала Лидочка. - А я здесь уже три
месяца живу. Сначала мне казалось, неделя - невыносимо долго. А теперь я
не могу тебе сказать, что давно сюда приехала.
- Тебе, наверное, деньги нужны!
- Ты заходи, Ахмет, заходи. Я, честное слово, рада, что ты обо мне
вспомнил.
Ахмет снял канотье и хотел было ловким движением закинуть шляпу
куда-нибудь, как положено при светском визите. Но в этой скудной комнатке
некуда было кидать канотье.
Лидочка села на кровать - та устало заскрипела, как голодная
медведица. Показала Ахмету на стул напротив. Ахмет наконец-то разглядел ее
- Лидочка была в скромном коротком, до половины икр, сером платье.
Единственное украшение на нем - белый кружевной воротничок. Волосы строго
забраны назад - никогда не догадаешься, что Лидочке чуть больше двадцати
лет - не из-за морщинок или ввалившихся глаз, - но в позе, походке,
движениях рук Лидочки появилось что-то старческое, как у монашки, которая
подолгу остается наедине с собой и уже не хочет иного общества.
- Ты болел, да? - спросила Лидочка. Она будто сама не верила в
уважительную причину исчезновения Ахмета, но давала возможность ему спасти
лицо.
- Нет. - Ахмет разгадал эту беспомощную деликатность слабого
человека. - Я был совершенно здоров, как адмирал Петров. Что станется с
татарином, а?
- Ахмет, я же ничего от тебя не требую и ни в чем тебя не виню.
- Я сам себя виню. Только, честное слово, Лидочка, я к тебе пойти не
мог. Нас сильно расколошматили - еле ноги унесли в горы. Там сидели.
Совсем недавно я в Симферополь вернулся, там тоже носа не покажи. Потом у
дяди прятался, в Алуште. Я и здесь незаконно.
- Прости, я совсем забыла, что тебе нельзя! - Лидочка даже
покраснела, испугавшись, что Ахмет сочтет ее слишком требовательной.
С улицы донеслись медные, начищенные звуки духового оркестра.
- Что за праздник? - спросил Ахмет.
- Сегодня должны прибивать щит.
- Что? - не понял Ахмет.
- Сегодня цесаревич Алексей вместе с адмиралом Колчаком будут
прибивать красный щит к воротам Константинополя. Бред какой-то. Ты
думаешь, они будут его гвоздями прибивать?
- Это плохо, - сказал Ахмет. - Каждый обыватель тычет пальцем: <Ты
татарин, ты предатель, ты неверный>. Чувствую себя как еврей, пересекший
черту оседлости.
- Глупый, - сказала Лидочка, - это же твоя земля.
- Это раньше Крым был татарской землей, но мы отдали его вам,
русским, не потому, что хотели, а потому, что были слабее. Значит, вы
ничем нам не обязаны. Можете выгнать всех татар в Сибирь.
- Ты с ума сошел!
- Ты не слышала, какие разговоры ведут русские патриоты.
- Хочешь, пойдем вниз, я тебя чаем напою. У меня в кафе все знакомые.
- Нет, мне нельзя.
- Ты рискуешь, что сюда пришел?
- Когда мы с тобой в последний раз встретились, была, если ты
помнишь, революция и свобода. Сейчас нами правят Романовы - только не тот
недотепа, что раньше был, а железная старуха и ее адмирал. Нам, бандитам,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.