read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



обойдутся они, держи карман шире. Подразумевалось: они-то без меня.
Конечно, обойдутся, но потом мне все сначала начинай и переделывай, чтобы
ты же мне головы не отвинтил своими упреками... Обмен этот репликами был
старинный и носил скорее ритуальный характер.
- Есть очень приличный "ужастик", - подал голос Кронид. - "Хохот
оттуда" называется. И есть новая картина Гаранина. "Тысяча девятьсот
девяносто третий"...
- Нет! - вскричал Эдик. - Только не это! Не надо Гаранина. И без него
жить тошно. Давайте уж лучше про покойников...
- Там не покойники, там - ДЕМОНЫ АДА.
- Тем более! Персильфанс! Обожаю демонов!
- В кино, - вставил сейчас же Кронид.
- Разумеется. Еще чего.
- Договорились, - решил он. - Смотрим про демонов... - Кронид
мгновенно дернулся - обслужить, но он остановил его. - Да куда вы, Кронид
Сергеевич, в самом деле! Поешьте спокойно. Куда нам спешить теперь? Это
только Кузьма Иваныч у нас вечно куда-то спешит...
- И поэтому - ТАКОЙ КРАСИВЫЙ, - сейчас же добавил Эдик. Все
заулыбались. В том числе, слава богу, и сам Кузьма Иваныч. (Когда-то в
хорошую минуту Кузьма Иваныч рассказал им из своего детства, как его,
маленького, лупоглазого, деревенского, тетка перед гостями спросила - в
насмешку, конечно: "Кузя, а Кузя! А почему это ты у нас такой красивый?" И
он ответил - от обиды басом: "Бог дав!")
Телефон за спиной у Кронида тихонько пиликнул, Кронид - словно его
ветром сдуло - тут же оказался за своим столом, в закуточке у себя, в тени
абажура, и заговорил там вполголоса. Голубоватые блики экрана заплясали в
глазах его, и белые зубы блеснули.
Он вдруг поймал себя на том, что, оказывается, задерживает дыхание,
ожидая чего-то срочного и внезапного. Неприятного. Он ждал быстрого
невольного взгляда Кронида - из редкого сумрака, подсвеченного огоньками
пульта и телефонных экранов, - но взгляда не было, Кронид, не отрываясь,
смотрел на своего собеседника, и он тихонечко перевел дух. Политика,
подумал он привычно и с облегчением. Никогда не бывает так, как ты этого
ожидаешь. И всегда бывает НЕ ТАК...
- А помните, - сказал он неожиданно для себя, - как ему плохо стало
на Альбертовых поминках?.. Он ведь любил нас. Всех. Я это точно знаю.
- Ну хорошо, ну хватит... - проворчал Кузьма Иванович сквозь салат. -
Ну, любил... Мало ли. Он еще и песни хорошо спивал...
- И анекдоты рассказывал, - добавил Эдик с энтузиазмом.
- И бесстрашный был, дьявол. И добрый... Мало ли... Зря вы опять все
это затеваете, Станислав Зиновьевич. Чего об этом сейчас говорить? Враг!
- Был друг, стал враг... - он и сам не понимал, что он, собственно,
хочет сказать. И зачем.
Эдик раздраженно отбросил вилку так, что она лязгнула по блюду с
мясом.
- Господин Президент, - сказал он с нажимом. - Если у вас, все-таки,
появилось, наконец, какое-то конкретное и ясное предложение, я очень рад
этому и покорнейше прошу вас...
- Нет, - сказал он смиренно. - Нет у меня конкретного предложения.
По-прежнему. Просто я никак не могу привыкнуть, что все и всегда в этой
долбаной политике происходит НЕ ТАК! Не могу привыкнуть! - он, не глядя,
сунул бутылку в центр стола и поднялся. - И не хочу привыкать! Вот в чем
дело. Вы привыкли вот, молодые, а я, старый хрен, не могу и не хочу.
- Что значит: привыкли? - Эдик воинственно пожал плечами. - Просто мы
не даем себе воли, вот и все. Просто все, что было когда-то, теперь уже
несущественно. Теперь он уже не тот, теперь он предатель и враг, и надо
только ясно понять, как с этим быть. А если мы начнем вспоминать и
расслабляться...
- Согласен, - сказал он со всей возможной кротостью. - Вы правы,
Эдик. Не будем расслабляться. Виноват, расслабился! Это у меня - от
невозможности придумать выход...
- Положим, выход - он всегда есть... - проворчал Кузьма Иванович,
обтирая салфеткой не только губы, но и все свое обширное багровое чело:
щеки, залысый лоб, уши.
- Это не выход, - сказал он ему резко. - Это - выкидыш.
- Ну, это мы теперь уже с вами по второму кругу пошли... - проворчал
Кузьма Иваныч, а Эдик поправил:
- По третьему.
И тогда он сказал вслух то, о чем думал уже несколько дней:
- Он филателист.
Оба они уставились на него, не понимая.
- Старые конверты собирает, - пояснил он. - Большой знаток почтовых
штемпелей восемнадцатого века.
- Ну? - сказал Кузьма Иванович.
- Ладно. Не будем больше. Хватит, - он отмахнулся от их ожидающих
взглядов, выбрался из кресла и прошелся по комнате, прислушиваясь, не
болят ли колени. Колени, тьфу-тьфу, вроде бы не болели. Раздавленные
колени мои, подумал он.
("Послушайте, Хозяин, какой у вас вес?" - спросил с веселым
раздражением Николас. "Ну, большой..." "Так чего же вы хотите от своих
коленей? Это же почти медицинский термин - РАЗДАВЛЕННЫЕ КОЛЕНИ." Разговор
пятилетней давности. Разговор врача и пациента. Николас был врачом по
образованию. Терапевтом, и притом очень недурным... А я был тогда крепким
пожилым человеком, но колени у меня уже болели как проститутки. И вообще
все тогда уже было, все, что есть сегодня. И уже модно было использовать
на все случаи жизни всего два сравнения: "как проститутка" или "как
собака". Только никто тогда не называл меня Президентом - звали Хозяином,
Боссом, Шефом звали очень многие, Командиром, даже - Тренером... И Николас
был тогда не предателем и перебежчиком, а - другом, личным врачом и
начальником группы по связи с прессой.)
- А филатэлыст он - что? - сказал Кузьма Иванович с
кавказско-турецким акцентом. - Как слон кюшает: хвостом загрэбает и сует
сэбэ прямо в жопу? А головы нэт, и нэ надо? - он сам тут же над своим
анекдотом со вкусом засмеялся и, не переставая смеяться, принялся
натягивать пиджак. Из карманов посыпалась всякая мелочь, закачалась
задетая рукавом люстра. Это было сильное зрелище: Кузьма Иванович,
напяливающий на себя пиджак. Огромный (как слон) Кузьма Иванович, и
титанический, застилающий все горизонты и интерьеры, пиджак, всегда
траурно-черный и лоснящийся.
- Ну ладно, - объявил он по своему обыкновению. - "Не сыт, не
голоден, тольки бодрый", как бабуля говорила, царство ей небесное...

(Кузьма Иваныч был человек простой, военный. Еще десять лет назад он
служил летчиком: штурман морской авиации, Северный флот, майор, или
капитан третьего ранга, как вам будет угодно. Он был странный. И чувство
юмора у него было странное. "Здесь вам не тут! - любил он провозгласить
самым грозным образом. - Здесь вам быстро отвыкнут водку пьянствовать!"
"Сапоги надо чистить с вечера, - это было его любимое поучение. - Чтобы
утром надеть их на свежую голову..." Он был буквально набит подобными
перлами сержантско-старшинского, а также мичманского творчества. "Сейчас я
с вами разберусь как следует и накажу кого попало!" Забавно, что многие
самым серьезным образом полагали его тупым бурбоном. Они заблуждались, а
когда выходили из этого своего заблуждения, было уже, как правило, поздно.
Он отнюдь не был тупым бурбоном, он был психолог и проницатель в души
людей. Говорят, знаменитый Бурцев был таким же специалистом по
провокаторам. А Кузьма Иваныч, побеседовав с человеком десять минут, уже
знал, НАШ он, или не совсем, или же - совсем НЕ. Про Николаса он сразу же
сказал ему - причем одному только ему и никому больше: "Этот у нас не
задержится. Он - сам по себе. Мы ему не нужны. Ему вообще никто не нужен".
Однако Николас задержался на целых пять лет. Кузьма Иваныч молчал, правда,
но, видимо, все это время оставался при своем мнении, и последние события
его, в отличие от всех прочих, ничуть не удивили и не озадачили).

- Я знаю пару-другую филателистов, - сказал Эдик раздумчиво. -
По-моему, они все ненормальные.
Он посмотрел на него с удовольствием.
- О том и речь, - произнес он очень довольный, что семя, им
брошенное, уже дает всходы и ничего не надо формулировать самому.
- За старый конверт - жену отдадут, причем со слезами радости на
глазах, - продолжал Эдик, развивая тему.
- Умгу... - он подошел к огромному окну и уперся лбом в ледяное
стекло. За окном была ледяная сырая мутно подсвеченная туманная мгла.
Ничего не было видно, кроме этого неподвижно подсвеченного тумана, - ни
города, ни залива, - и вдруг все там озарилось красным, а потом зеленым -
это реклама на крыше переменила текст.
- Два вопроса, - сказал Эдик. - Неужели это правда? И второй: где
взять кучу старых конвертов?
- Очень старых: сто, двести лет, - он снова повернулся лицом в
комнату.
Кузьма Иванович осознал, наконец, что разговор идет вполне серьезный,
прекратил процедуру надевания и присел на краешек своего стула. Спросил с
огромным сомнением:
- Перекупить его за кучу старых конвертов хотите? Да вы сдурели. Или
это я сдурел?
Он поправил его:
- Не перекупить. ОТКУПИТЬСЯ!
- Да уж, - сказал Эдик злобно. - Перекупать его еще - зачем он нам
теперь нужен?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.