read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



любите его и, у вас хватит жалости сказать ему об этом, он не позволит
себе умереть. В противном случае я ни за что не ручаюсь.
Карл ушел улыбаясь. Он не разделял страха Консуэло, так как видел,
что удушье рыцаря уже проходит. Но перепуганная Консуэло, думая, что
присутствует при последних минутах этого великодушного человека, обвила
его руками и покрыла поцелуями его высокий лоб - единственную часть ли-
ца, не закрытую маской.
- Умоляю вас, - сказала она, - снимите это. Я не буду на вас смот-
реть, я отойду, а ты по крайней мере сможете вздохнуть свободно.
Незнакомец взял обе руки Консуэло и прижал их к своей вздымающейся
груди. Ему хотелось ощутить их нежную теплоту и вместе с тем заставить
молодую девушку отказаться от мысли открыть его лицо. В эту минуту вся
душа Консуэло вылилась в этом чистом объятии. Ей вспомнились слова Кар-
ла, не то насмешливые, не то ласковые.
- Не умирайте, - сказала она незнакомцу. - Ни за что не позволяйте
себе умереть. Разве вы не чувствуете, что я люблю вас?
Не успела она произнести эти слова, как ей почудилось, что она сказа-
ла их в каком-то забытьи. Они вырвались у нее почти против воли. Но ры-
царь услышал их. Он немного приподнялся, стал на колени и обнял ноги
Консуэло, а та, сама не зная почему, залилась слезами.
Пришел Карл со своей фляжкой. Рыцарь оттолкнул это излюбленное ле-
карство дезертира и, опираясь на его руку, дошел до кареты. Консуэло се-
ла с ним рядом. Ее очень тревожило, как бы рыцарь не продрог в холодной
и мокрой одежде.
- Не беспокойтесь, синьора, - сказал Карл. - Господин рыцарь не успел
простудиться. Сейчас он наденет мой плащ, - я позаботился спрятать его в
карету, когда начался дождь, - ведь мне ясно было, что кто-нибудь из вас
да промокнет. Когда на мокрую одежду накинешь что-нибудь плотное и су-
хое, тепло можно сохранить довольно долго. Сидишь, как в ванне, а это не
вредно для здоровья.
- Тогда и ты, Карл, сделай то же, - сказала Консуэло. - Вот, возьми
мою мантилью - ведь ты промок, чтобы уберечь нас.
- Со мной ничего не сделается, - возразил Карл. - У меня кожа потолще
вашей. Накиньте на рыцаря еще и мантилью. Закутайте его хорошенько. А я
живо довезу вас до подставы, даже если мне придется загнать эту бедную
лошадь.
В течение целого часа руки Консуэло обвивали незнакомца, и ее голова,
которую он привлек к своей груди, влила в него жизнь и тепло лучше, чем
все рецепты и предложения Карла. Изредка она касалась губами его влажно-
го лба и согревала его своим дыханием. Когда карета остановилась, рыцарь
прижал ее к сердцу с силой, свидетельствовавшей о том, что он чувствует
себя здоровым и счастливым. Затем он поспешно опустил подножку и скрыл-
ся.
Консуэло очутилась под каким-то навесом, а перед ней стоял старый,
похожий на крестьянина, слуга с потайным фонарем в руке. По окаймленной
изгородью тропинке он провел ее мимо какого-то невзрачного домика, дошел
до флигеля и, впустив ее, оставил там одну, заперев за ней дверь на
ключ. Увидев вторую дверь, она вошла в маленькое, чистое и скромное по-
мещение, состоявшее из двух комнат: хорошо натопленной спальни с удоб-
ной, уже постланной постелью и другой комнаты, где горела свеча и был
приготовлен отличный ужин. Консуэло с грустью заметила, что на столе
стоял только один прибор. И когда Карл принес ей вещи и сказал, что бу-
дет прислуживать ей, она не решилась ему ответить, что за ужином ей нуж-
но только одно - чтобы рядом сидел ее покровитель.
- Добрый мой Карл, - сказала она, - поешь сам и ступай спать, мне ни-
чего не нужно. Ты, конечно, больше устал, чем я.
- Я устал не больше, чем если б прочитал молитвы, сидя у очага с моей
бедной женушкой, - упокой господи ее душу! С какой радостью я поцеловал
землю, когда увидел, что мы еще раз выбрались из Пруссии. Хотя, по прав-
де сказать, я не знаю, где мы - в Саксонии, в Чехии, в Польше или в "Ки-
тае", как говорили в Росвальде у графа Годица.
- Возможно ли. Карл? Неужели, сидя на козлах, ты среди бела дня не
узнал ни одного их тех мест, которые мы проезжали?
- Да ведь я никогда прежде не ездил по этой дороге, синьора. А потом
я неграмотный и не мог прочитать то, что написано на стенах и на придо-
рожных столбах. Кроме того, мы не останавливались ни в одном городе, ни
в одной деревне, а лошадей меняли всегда в лесу или во дворе какого-ни-
будь дома. Наконец, есть еще и четвертая причина - я дал господину рыца-
рю честное слово, что ничего не скажу вам, синьора.
- Вот с этого тебе бы и следовало начать, Карл, и я не стала бы воз-
ражать. Но скажи мне - рыцарь не кажется тебе больным?
- Ни капельки, синьора. Он разгуливает по всему дому, хотя, на мой
взгляд, ему там совершенно нечего делать - ведь там нет ни души, если не
считать старого, неразговорчивого садовника.
- Ступай же к нему, Карл. Предложи ему свои услуги. Беги, оставь ме-
ня.
- Что вы, синьора. Он отказался от моих услуг и велел заботиться
только о вас.
- В таком случае позаботься о себе, мой друг, и постарайся увидеть во
сне свободу.
Консуэло легла, когда начинало светать, а когда она встала и оделась,
было уже два часа. День, видимо, был солнечный и ясный. Она попробовала
распахнуть решетчатые ставни, но оказалось, что они заперты на секретный
замок, как это было и в почтовой карете. Попыталась выйти, но двери были
заперты на задвижку снаружи. Она снова подошла к окну и увидела первые
ряды деревьев скромного фруктового сада. Ничто не указывало на соседство
большого города или оживленной проезжей дороги. В доме царила полная ти-
шина, и извне доносилось лишь жужжание насекомых, воркование голубей под
крышей, да время от времени раздавался жалобный скрип тачки где-то в ал-
леях, недоступных ее взору. Она бессознательно воспринимала все эти зву-
ки, приятные для ее слуха, так давно уже лишенного отголосков деревенс-
кой жизни. Консуэло все еще была пленницей и, несмотря на все старания
окружающих скрыть от нее ее положение, испытывала некоторую тревогу. Од-
нако она решила пока терпеть неволю - она оказалась не такой уж страш-
ной, а любовь рыцаря отнюдь не внушала Консуэло того отвращения, какое
внушала любовь Мейера.
Хотя верный Карл и предлагал вызвать его звонком, как только она
встанет, ей не захотелось его беспокоить - ведь он нуждался в более дли-
тельном отдыхе, нежели она. А главное - она боялась разбудить другого
своего спутника, без сомнения крайне утомленного. Она прошла в комнату,
примыкавшую к спальне, и на том столе, где накануне был сервирован ужин,
- его убрали так тихо, что она и не заметила, - увидела книги и все при-
надлежности для письма.
Книги не вызвали у нее особого интереса: она была чересчур возбужде-
на, чтобы заняться ими. Посреди своих тревог и волнений она ощущала неп-
реодолимую потребность вновь и вновь перебирать в памяти события прошлой
ночи, и ей не хотелось думать ни о чем другом. Так как, несмотря ни на
что, она все еще была пленницей, ей пришло в голову вновь взяться за
свой дневник, и она написала на отдельном листке такое вступление:
"Милый Беппо, для тебя одного возобновляю я рассказ о моих необыкно-
венных приключениях. Привыкнув говорить с той откровенностью, на какую
вдохновляет соответствие нашего возраста и общность взглядов, я смогу
открыть тебе мои переживания, которые остальные мои друзья, пожалуй, не
поняли бы и, вероятно, осудили бы строже, чем ты. По этому предисловию
ты догадаешься, что и я не свободна от вины. Да, я чувствую, что, быть
может, вела себя не так, как должно, но пока и сама не понимаю ни всего
значения моих поступков, ни их возможных последствий.
Иосиф, прежде чем описать тебе мое бегство из Шпандау (которое, по
правде говоря, представляется мне почти пустяком по сравнению с тем, что
занимает меня теперь), надо тебе сказать, что я... что у меня... Не
знаю... Быть может, мне приснилось все это? Но я чувствую, что голова
моя горит, сердце трепещет, словно хочет выпрыгнуть из моей груди и пе-
реселиться в другую душу... Скажу тебе просто, ведь все это можно выра-
зить одним словом: мой милый друг, мой верный товарищ, я люблю!
Люблю незнакомца, человека, лица которого не видела, голоса которого
не слышала. Ты скажешь, что я безумна, и будешь прав: ведь любовь - это
и есть безумие. Выслушай меня, Иосиф, и не сомневайся в моем счастье -
оно превосходит все мечты моей первой любви в Венеции. Это счастье столь
упоительно, что даже мешает мне ощущать стыд, когда я думаю, что приняла
его так быстро, так бездумно, мешает ощущать страх, когда я думаю, что
могла ошибиться в своем выборе, больше того - что, быть может, моя лю-
бовь безответна... Но нет, я любима - я чувствую это. Уверяю тебя, тут
нет ошибки, на этот раз я люблю по-настоящему, посмею ли сказать? - люб-
лю страстно. А почему бы и нет? Любовь приходит к нам от бога. Не в на-
шей власти зажечь ее в своей груди, как зажигают светильник на алтаре.
Все мои старания полюбить Альберта (рука моя дрожит, когда я пишу это
имя) не помогли мне раздуть в душе священный и жгучий пламень. Потеряв
его, я полюбила память о нем больше, чем любила его самого, живого. Как
знать - быть может, я смогла бы полюбить его совсем по-иному, если б он
был возвращен мне..."
Едва успев написать последнюю фразу, Консуэло поспешно зачеркнула ее
- пожалуй, не такой уж жирной чертой, чтобы совсем нельзя было ее разоб-
рать, но все же зачеркнула, и это немного облегчило ее душу. Она была
сильно взволнована, и лихорадка любви невольно поднимала со дна ее су-
щества самые сокровенные мысли. Тщетно пыталась она продолжать письмо,
стремясь лучше уяснить себе самой тайну собственного сердца. Желая выра-
зить тончайшие оттенки своих чувств, она нашла только эти страшные сло-
ва: "Как знать - быть может, я смогла бы полюбить Альберта совсем
по-иному, если б он был возвращен мне".
Консуэло не умела лгать. Прежде ей казалось, что чувство, которое она



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.