read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ночи.
После чего он вздохнул и удалился.
На следующий день он снова сидел на палубе, закутавшись в коврик из
меха пумы, читал свою книгу и с прежним постоянством глядел на море. Ря-
дом не оказалось плачущих детей, но я заметил, что он то и дело оказыва-
ет мелкие услуги какой-то больной женщине. Ничто так не развивает подоз-
рительности, как слежка: стоит человеку, за которым мы наблюдаем, выс-
моркаться, как мы уже готовы обвинить его в черных замыслах. Я вос-
пользовался первым удобным случаем, чтобы пройти на нос и поближе расс-
мотреть эту больную. Она оказалась бедной, пожилой и очень некрасивой. Я
почувствовал угрызения совести, и мне захотелось как-то загладить несп-
раведливость, которую я допустил по отношению к Бэллерсу. Поэтому, заме-
тив, что он опять стоит у перил и смотрит на море, я подошел к нему и
окликнул его:
- Вы, кажется, любите море? - сказал я.
- Страстно, мистер Додд, - ответил он. - Я не устаю им любоваться,
сэр. Я в первый раз пересекаю океан, и, мне кажется, в мире нет ничего
великолепнее. - Тут он процитировал строфу из стихотворения Байрона.
Хотя это самое стихотворение я учил в школе, но я родился слишком
поздно (или слишком рано), чтобы любить Байрона, и звучные стихи, про-
декламированные с большим чувством, поразили меня.
- Так вы, значит, любите поэзию? - спросил я.
- Я обожаю чтение, - ответил он. - Одно время у меня была небольшая,
но хорошо подобранная библиотека, хотя потом я лишился ее. Но все же мне
удалось сохранить несколько томиков, которые были верными спутниками мо-
их странствий.
- Это один из них? - спросил я, указывая на книгу, которую он держал.
- Нет, сэр, - ответил он, показывая мне перевод на английский язык
"Страданий молодого Вертера". - Этот роман недавно попал мне в руки. Я
получил от него большое удовольствие, хотя он и безнравствен.
- Как безнравствен?! - воскликнул я, по обыкновению негодуя на подоб-
ное смешение искусства и морали.
- Право же, сэр, вы не станете этого отрицать, если он вам знаком, -
ответил Бэллерс. - В нем описывается преступная страсть, хотя изображена
она весьма трогательно. Подобную книгу невозможно предложить порядочной
женщине. О чем можно только пожалеть. Не знаю, как вы смотрите на это
произведение, но на мой взгляд - я говорю об описании чувств - автор да-
леко превосходит даже таких знаменитых писателей, как Вальтер Скотт,
Диккенс, Теккерей или Готторн, которые, по-моему, не описывали любовь
столь возвышенно.
- Ваше мнение совпадает с общепринятым, - сказал я.
- Неужели, сэр? - воскликнул он с искренним волнением. - Значит, это
известная книга? А кто такой Гете? Он был известным писателем? У "его
есть и другие произведения?
Таков был мой первый разговор с Бэллерсом, за которым последовало
много других, и в каждом проявлялись все те же его симпатичные и антипа-
тичные черты. Его любовь к литературе была глубокой и искренней, его
чувствительность, хотя и казалась наивной и довольно смешной, отнюдь не
была притворной. Я дивился моему собственному наивному удивлению. Я
знал, что Гомер любил вздремнуть, что Цезарь составил сборник анекдотов,
что Шелли делал бумажные кораблики, а Вордсворт носил зеленые очки, -
так как же я, мог ожидать, что характер Бэллерса окажется созданным из
одного материала и что он во всем будет подлецом?
Поскольку я презирал его ремесло, я думал, что буду презирать и само-
го человека. И вдруг оказалось, что он мне нравится. Я искренне жалел
его. Он был очень нервным, очень чувствительным, робким, но обладал
по-своему поэтической натурой. Храбрости он был лишен вовсе, его наг-
лость порождалась отчаянием, на подлости его толкала нужда. Он принадле-
жал к тем людям, которые готовы совершить убийство, лишь бы не приз-
наться в краже почтовой марки. Я был уверен, что предстоящий разговор с
Картью терзает его, как кошмар; мне казалось, что я замечаю, когда он
думает об этом свидании, - тогда по его лицу пробегала мучительная судо-
рога. И все же у него ни на секунду не появлялось желания отказаться от
своего намерения - нужда гналась за ним по пятам, голод (его старый зна-
комый) держал его за горло. Иной раз я не мог решить, презираю я его или
восхищаюсь этой робкой и героической готовностью совершить подлость. Об-
раз, возникший у меня после того, как он ко мне приходил, был вполне
справедлив. Меня действительно боднул ягненок. Человек, которого я сей-
час изучал, больше всего заслуживал названия взбунтовавшейся овцы.
Надо сказать, он прожил тяжелую жизнь. Он родился в штате Нью-Йорк;
его отец был фермером и, разорившись, отправился на Запад. Ростовщик-но-
тариус, который разорил этих бедняков, кажется, почувствовал в конце
концов некоторое раскаяние: выгнав отца на улицу, он предложил взять на
воспитание одного из сыновей, и ему отдали Гарри, пятого ребенка в семье
и к тому же очень болезненного. Мальчик начал помогать своему "благоде-
телю" в конторе, набрался кое-каких сведений, читал запоем, участвовал в
собраниях Христианского союза молодых людей и в юности мог послужить об-
разчиком для героя какого-нибудь нравоучительного рассказа.
Но, на беду, он влюбился в дочь своей квартирной хозяйки (он показал
мне ее фотографию, судя по которой она была высока, довольно красива,
вульгарна, глупа, зла и, как показали дальнейшие события, распутна).
Когда ей нечего было делать, она кокетничала с болезненным и робким
жильцом и всячески помыкала им, а он по уши влюбился в нее, мечтал о ней
днем и видел ее во сне ночью. Он весь отдавался работе, желая стать дос-
тойным своей возлюбленной, и даже превзошел своего "благодетеля" в крюч-
котворстве. Он стал старшим клерком и в тот же вечер сделал предложение,
но его только высмеяли. Однако не прошло и года, как "благодетель",
чувствуя приближение старости, взял его в компаньоны. Он снова предложил
своей красавице руку и сердце. На этот раз его предложение было принято.
Но не прошло и двух лет, как жена сбежала от него со щеголем-коммивояже-
ром, предоставив мужу расплачиваться с ее долгами. Судя по всему, именно
долги, а вовсе не чары коммивояжера побудили ее бросить мужа, который к
тому же ей надоел. Коммивояжер был для нее только средством. Бэллерс не
выдержал такого удара. Его компаньон к тому времени уже умер, и он дол-
жен был один вести дело, а на это у него не было сил. Долги жены съели
весь его капитал, он обанкротился и с тех пор переезжал из города в го-
род, берясь за все более и более сомнительные дела. Следует помнить, что
его учителем был ростовщикнотариус в маленьком городке и что он привык
смотреть на темные сделки как на основу всякой коммерции; не удиви-
тельно, что в омуте больших городов он окончательно пошел ко дну.
- Вам что-нибудь известно о дальнейшей судьбе вашей жены? - спросил
я.
Он смутился.
- Боюсь, вы будете дурно обо мне думать, - сказал он.
- Вы помирились? - спросил я.
- Нет, сэр, настолько-то я себя уважаю, - ответил он. - И, во всяком
случае, она сама этого не пожелала бы. Кажется, она питает ко мне глубо-
кую неприязнь, хотя я всегда старался быть хорошим мужем.
- Так, значит, вы все-таки поддерживаете с ней какие-то отношения? -
спросил я.
- Судите сами, мистер Додд, - ответил он, - в нашем мире жить нелег-
ко, я это знаю по своему опыту, но насколько же труднее приходится жен-
щине! Пусть она даже сама виновата в своей судьбе.
- Короче говоря, вы даете ей деньги? - спросил я.
- Не могу отрицать. Я помогаю ей по мере сил, - признался он. - Это
камень на моей шее. Но я думаю, что она благодарна мне. Вот судите сами.
Он достал письмо, написанное корявым, малограмотным почерком, однако
на прекрасной розовой бумаге с монограммой. Оно показалось мне глупым и,
если не считать нескольких приторно-льстивых фраз, бессердечным и ко-
рыстным.
Жена Бэллерса писала, что долго болела (чему я не поверил); утвержда-
ла, что все присланные деньги пришлось уплатить по счету доктора (вместо
"доктора" я взял на себя смелость подставить слова "портнихи" и "вино-
торговца"), и просила прибавки (которой я от всей души пожелал ей не по-
лучить).
- По-моему, она искренне мне благодарна? - спросил он с каким-то
страхом, когда я вернул ему письмо.
- Да, кажется, - ответил я. - А вы обязаны ей помогать?
- О, нет, сэр, что вы! Я развелся с ней, - объяснил он. - В подобных
вопросах я очень щепетилен и развелся с ней немедленно же.
- А какую жизнь она ведет сейчас? - осведомился я.
- Не стану вводить вас в заблуждение, мистер Додд, я не знаю. Я не
желаю ничего знать. Так, помоему, более достойно. Меня весьма сурово по-
рицали, - закончил он со вздохом.
Как вы, вероятно, замечаете, у меня завязалась бесславная дружба с
человеком, чьи планы я собирался разрушить. Меня по рукам и по ногам
связали жалость к нему, восхищение, с, которым он ко мне относился, и то
искреннее удовольствие, которое доставляло ему мое общество. Честность
заставляет меня признаться, что известную роль сыграл мой собственный,
не всегда уместный интерес ко всем сторонам жизни и человеческого харак-
тера.
По правде говоря, мы проводили вместе чуть ли не целые дни, и я бывал
на носовой палубе гораздо чаще, чем на прогулочной палубе первого клас-
са. И в то же время я ни на минуту не забывал, что Бэллерс - бесчестный
крючкотвор, собирающийся в недалеком будущем заняться грязным шантажом.
Сперва я убеждал себя, что наше знакомство - это ловкий прием и что тем
самым я помогаю Картью. Я убеждал себя, но не был так глуп, чтобы пове-
рить своим доводам даже тогда. Эти обстоятельства позволили мне пол-
ностью проявить два главных моих качества - беспомощность и любовь ко
всяческим промедлениям и отсрочкам. И в результате я предпринял ряд



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [ 56 ] 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.