read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Калмыков не ответил.
- Ты считаешь, что не можешь разрушить их жизнь, - сказал я. - Ты
ошибаешься. Ты ее уже разрушил.
Он посмотрел на часы и встал.
- Вам лучше уйти.
- Никуда мы не уйдем! - заявил я. Но тут же почувство- вал, как
какая-то сила, как течение сильной реки, оттесняет меня к выходу. И тогда я
заорал, понимая, что это последняя возможность исправить огромную,
чудовищную жизненную несправедливость, которая совершалась на наших глазах:
- Ты уже разрушил их жизнь! Ты уже разрушил ее! Два часа назад Юрий
Сомов умер в реанимации!
Словно бы остановилась река.
- Это правда? - спросил Калмыков.
- Правда.
Он вернулся на свое место у стены, сел, но обнял руками не колени, а
голову.
- У них больше никого нет. У них есть только ты, - сказал я, хотя
говорить этого, возможно, было не нужно.
Восемь десять.
Мамаев жил уже лишние десять минут.
- Приехали, - сказал Муха.
Калмыков спросил:
- Они?
-Да, - сказал я. - Они.
Он встал и так и стоял с безвольно опущенными руками, с выражением
растерянности на лице. Он стоял и смотрел, как вошли Тюрин и Док и
расступились, пропуская Галину и Игната. Он стоял и смотрел на Галину и
сына.
Она подошла к нему и положила руку на его плечо.
- Мы все знаем, Костя, - негромко сказала она. - Доктор нам все
рассказал. Он рассказал нам все. Не нужно его убивать. Бог ему судья, Костя.
Бог всем им судья. Ты вернулся. Не уходи от нас снова.
Игнат стоял у порога, и руки его были так же безвольно опущены, как у
отца.
- Это твой отец, Игнат, - сказала Галина.
- Я знаю, - ответил он. - Я знаю! Я это знал еще там, в Сокольниках! Я
кричал тебе! Я тебе кричал! Ты слышал?
- Да, - сказал Калмыков. - Я слышал.
- Спасибо вам, ребята, - проговорила Галина. - А теперь мы пойдем.
- Я отвезу вас, - предложил Док.
- У меня есть машина, - отказался Калмыков. - Там, в поселке.
- А что будет с этим? - спросил Артист, кивнув на Мамаева, сидящего в
кресле с тем же торжественно-отрешенным видом.
- Ничего. Отойдет.
- И все забудет?
- Нет.
Мы стояли у просторного, во всю стену окна и смотрели, как по туманной
дороге, подсвеченной снизу осенней листвой, идут, уходят, скрываются в
тумане трое.
Святая троица.
Док неожиданно повернулся, сгреб Мамаева за шиворот и подтащил к окну.
- Смотри на них, мразь! Молись на них!
Швырнул Мамаева обратно в кресло, долго вытирал платком руки, а потом
бросил платок на пол.
- Джентльмены, у меня такое ощущение, что нам здесь нечего больше
делать, - сообщил Тюрин.
Мы вышли. Туман осел. Засияла последним золотом осени березка у дома.
Но едва мы спустились с крыльца и сделали с десяток шагов, как звон стекла
заставил нас обернуться.
В окне второго этажа двигался Мамаев и крушил креслом стекло. Его
мотало из стороны в сторону, но он делал свою работу с целеустремленностью
пьяного, который движется на автопилоте. При последнем ударе кресло
вывалилось у него из рук, полетело вниз, а сам он повалился грудью на
подоконник. Но с тем же упорством поднялся, оперся руками в остатки рамы.
- Вы! - произнес он. - Вы. Все. Тюрин. Гнида. Раздавлю. Всех. Прирежут.
Всех. Никаких. Бабок. Не. Пожалею. Всех!
- Не стоило ему этого говорить, - осуждающе заметил Боцман.
- Не стоило ему этого думать, - поправил Муха.
Сверху неслось:
- Вас. Всех. Ваших. Короедов. Всех. Баб. Ваших. Всех. На хор. На хор.
На хор. На хор.
- По-моему, пластинку заело, - прокомментировал Артист и обратился к
Тюрину, перебрасывая из руки в руку "лимонку". - Вы уверены, что станете
несчастней, если не получите полмиллиона баксов?
- Несчастней? - высокомерно переспросил Тюрин. - Я не стану богаче. А
несчастней не стану. Потому что не в бабках счастье!
- Мы думаем точно так же, - с удовлетворением кивнул Артист и взялся за
чеку.
- Отставить! - приказал я. - Дай сюда! Дай сюда "лимонку"!
- Пастух! Ты злоупотребляешь властью, данной тебе нашим маленьким
демократическим коллективом!
- Да, злоупотребляю, - сказал я. - Власть для того и существует, чтобы
ею злоупотреблять. А иначе на кой черт она нужна?
А сверху все неслось:
- На хор! На хор! На хор! На хор!
Я выдернул чеку, выждал полторы секунды и отправил "ли- монку" туда,
вверх, в обшитый светлым деревом зал.
Где ей и было самое место.
Долго-долго кричали вороны, поднятые с сосен взрывом, а особенно
надрывалась матершинница.
Долго-долго кружились в воздухе листья березы.
Уличного музыканта одаряет золотыми червонцами осень.
Он богат уже, скоро зима.
Это я, это я, Господи!
Имя мое - Сергей Пастухов.
Дело мое на земле - воин.
Твой ли я воин, Господи, или царя Тьмы?

















































Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 [ 57 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.