read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Напротив, Адольф. Здесь поневоле почувствуешь себя изгнанником Валгаллы. А это
- весьма комфортное чувство, - сочно, с легким берлинским акцентом проговорил
Сталин.
- Изгнанником? Не обитателем, а всего лишь изгнанником? - засмеялся Гитлер. - Ты
оценила, Ева, эту большевистскую иронию?
- Вполне, милый. Здесь я ощущаю себя кем угодно, только не небожительницей...
Nadine, дорогая, - Ева прикоснулась своей щекой к щеке Надежды, - ты
обворожительна!
Обе пары были "на ты" со времени Потсдамской конференции, положившей начало
великой советско-германской дружбы и новому переделу мира.
- Мы не виделись почти два года, друг мой, - Гитлер взял Сталина под локоть. - И
это плохо.
- Очень плохо, - согласился Сталин. - Не только для нас, но и для наших народов.

- Бог мой! - воскликнул Гитлер, заметив Весту. - Это твоя дочь, несравненная
Веста? Разрази меня гром! Я видел ее еще ребенком!
- Я тоже, - улыбался Сталин.
- Весточка и сейчас ребенок, - сказала Надежда. Веста сделала книксен.
- Русская красота! Настоящая русская красота! - Гитлер поцеловал руку Весты. -
Невероятно! Будь у меня такая дочь, я забыл бы про политику. Василий! Яков! - он
потрепал их по плечам. - Бог не дал мне детей, но наградил способностью любить
детей моих друзей, как своих. Пока вы здесь, вы все мои дети, помните это!
- Мы тоже любим вас, господин рейхсканцлер, - ответил Яков.
- Шампанского! - выкрикнул Гитлер, и слуги засуетились, поднося бокалы на синих
подносах.
- За великого Сталина, моего лучшего друга и неизменного соратника в нашей
героической борьбе по освобождению Человека! - провозгласил Гитлер.
Все выпили.
Сталин взял новый бокал:
- За Новую Германию, разбуженную гением Адольфа Гитлера!
Все снова выпили.
К Сталину подошли Геринг с супругой и Лени Рифеншталь.
- Рад приветствовать вас, господин генеральный секретарь, - склонил худощавую,
редковолосую голову двухметровый, тонкий как жердь Геринг.
- Здравствуйте, Геринг, - пожал ему руку Сталин. - Когда наконец ваши доблестные
"Люфтваффе" осыпят дядю Сэма атомным поп-корном?
- Не спрашивай Германа об этом, - притворно-страдальчески вздохнул Гитлер. -
Сейчас его больше заботит гражданская овиация.
- Правда?
- Да, да. Он проектирует пассажирский лайнер для охотников. Какой уж тут атомный
поп-корн!
Все рассмеялись, а Геринг дважды тряхнул своей вытянутой головой.
- Лени! - Сталин протянул руки к Рифеншталь.
- Мой дорогой, мой любимый Иосиф Сталин! - Лени поцеловала его в обе щеки. -
Атлас, держащий русское небо! Повелитель моей любимой страны!
- Любимой - после Германии, надеюсь? - Сталин с удовольствием разглядывал ее
маленькое, смуглое лицо с азиатскими раскосыми глазами.
- Не надейся, Иосиф, - вздохнул Гитлер. - Лени теперь больна русской темой.
- Это до тех пор, пока она не сделает фильм о России! - усмехнулся Сталин.
- Я готова хоть сейчас! - воскликнула Рифеншталь. - Но где идея? Где импульс? Я
не могу снимать просто Россию! У меня так всегда, - она взяла Сталина под руку и
быстро заговорила: - Я снимаю то, что меня потрясает. В "Триумфе воли" это был
Гитлер, в "Олимпии" - спорт, в "Атомной эре" - ядерный гриб над Лондоном. Но в
России меня потрясает все! А мне нужен конкретный импульс.
- Он стоит перед тобой! - Гитлер указал бокалом на Сталина.
- Сталин запрещает снимать себя, тебе это известно, Адольф, - нервно тряхнула
прямыми черными волосами Лени.
- Это правда, - чокнулся с ней Сталин.
- Сделай фильм о внутренней свободе в России, - серьезно проговорил Гитлер. -
Это и будет первый документальный фильм о Сталине.
- Хватит о вождях, давайте о народе, - Сталин взял с подноса бокал, протянул
Лени. -В "Триумфе воли" вы потрясли трон великого Эйзенштейна. Ни в одном фильме
народные массы не источают такую сильную любовь.
- В "Броненосце Потемкине" они источают потрясающую ненависть! - сверкнула
глазами Лени.
- А от любви до ненависти - народу один шаг, - с идиотской улыбкой заметил
доктор Морелль - Поэтому оба фильма великие. Они как... два сапога какого-то
страшного Гулливера. Два сапога! А уж он-то в них так и шагает, так и шагает!
Айн-цвай! Айн-цвай!
- Я жду inspiration, Иосиф, - произнесла в бокал Лени, не обращая внимания на
Морелля.
Оркестр играл Моцарта.
Вдруг бокал с шампанским выскользнул из рук фюрера и громко разбился об пол.
Гитлер посмотрел в дальний конец зала, присел и хлопнул себя ладонями по
коленям:
- Блонди! Мальчик мой!
Огромный лимонно-белый дог кинулся через весь зал к своему хозяину. Две другие
собаки - французский бульдог Негус и мопс Штази флегматично дремали на бархатных
подушках.
- Я тебя еще не трогал сегодня, - Гитлер опустился на колено и сделал знак
оркестру.
Музыканты прекратили играть.
Подойдя к коленопреклоненному хозяину, дог лизнул его в бледную щеку. Гитлер
плавно поднял свои бессильно висящие вдоль тела руки.
Дог вздрогнул и оцепенел.
В зале наступила абсолютная тишина. Ладони Гитлера зависли над головой дога и
раскрылись длинными пальцами, как раскрываются диковинные тропические цветы.
До этого мгновения руки фюрера были руками обыкновенного человека, сейчас же они
преобразились и стали теми самыми Великими Руками Гитлера, от которых трепетал
весь мир.
Собака стояла словно чучело под сенью этих необыкновенных рук. Незримое
напряжение пошло от них, все присутствующие замерли.
- Я тебя еще не трогал сегодня, - снова произнес Гитлер.
Вокруг его рук возникло слабое зеленоватое свечение и синие искры задрожали на
кончиках пальцев. Пальцы сжались, разжались и окостенели в каноническом
положении "рук Гитлера", словно сжимая два невидимых шара. Концы пальцев сильнее
заискрили синим.
Сталин улыбнулся.
Это были руки Гитлера, руки его друга, разделившего с ним послевоенную
старушку-Европу. Руки, на силе которых держался Третий Рейх.
Собака стояла, не шелохнувшись. Ее желто-белая голова, освещенная сине-зелеными
всполохами, казалась отлитой из неземного стекла. Черные влажные глаза
остекленели.
- Мне надо учиться у тебя, мой друг, - произнес Гитлер бесцветным голосом,
прикрыв веки, - многому, многому учиться.
Руки его переливались сине-зеленым огнем.
Искры впервые вспыхнули на этих юношеских, грязных, исцарапанных руках в 1914
году в окопах под Верденом после прямого попадания французского снаряда в
блиндаж, где сидело поредевшее отделение ефрейтора Гитлера вместе со своим юным
командиром. После страшного грохота и ослепительной вспышки Адольф очнулся в
центре большой земляной воронки, по краям которой громоздились изуродованные
бревна и тела солдат. Руками Адольф страшно сжимал свою голову. Тогда
собственные руки показались ему корнями двух исполинских дубов, кронами уходящих
в небесную твердь. Могучие корни их впились в полушарии мозга Адольфа с
божественной беспощадностью, словно дефлорировав его сознание. Зажмурившись, он
закричал от ужаса.
А когда открыл глаза, мир был уже другим. В нем не было страшно. Он стал родным,
как тело Адольфа, и понятием, словно таблица умножения. Адольф отпустил голову и
посмотрел на руки. В них была такая мощь, что он заплакал от восторга...
А через несколько стремительно промелькнувших лет Адольф Гитлер стоял на столе в
переполненной мюнхенской пивной "Хофбройхауз", готовясь впервые в жизни
применить свою чудесную силу.
Большой прокуренный зал был переполнен и нестерпимо вонял пивом, вкус которого
Адольф не переносил с детства.
Перед Гитлером выступал коммунист Эрнст Тельман - бодрый, чернобородый,
раскрасневшийся толстяк, более часа сотрясавший аляповатые люстры "Хофбройхауза"
своим рокочущим басом. Он говорил блестяще, доведя публику до исступления,
выкрикнул:
"Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", сунул в рот два пухлых коротких пальца и
грозно переливчато засвистел, вызвав шквал овации. Мюнхенцы подхватили его на
руки и стали бережно передавать по залу, словно копченый окорок священной
свиньи.
Друзья Гитлера - одноногий Рудольф Гесс и маленький черноволосый Альфред
Розенберг подтолкнули Адольфа к столу, но он инстинктивно попятился.
- Адольф, ты должен! - закричал ему в ухо Розенберг.
- Сейчас или никогда! - хрипел Гесс. Они помогли Гитлеру вскарабкаться на стол.
Он выпрямился и огляделся.
На нем был сине-зеленый мундир с белой свастикой на рукаве.
Кругом сидели и толпились эти жирные, потные баварцы в кожаных штанах, столь
ненавистные ему, венскому аристократу. От них так несло мочой и пивом, что у
Адольфа помутнело в глазах. Он понял, что его сейчас обильно вырвет на этот
залитый пивом дубовый стол.
- Ну, а ты что нам скажешь, синий глист? - выкрикнул усатый бюргер в шляпе с
кисточкой, и зал засмеялся. Подавив приступ тошноты, Гитлер сглотнул и произнес
хриплым слабым голосом:
- Добрый вечер, соотечественники. Дружный хохот сотряс пивную.
- Вот образ настоящего наци! - пророкотал из своего "красного" угла Тельман, и
люстры снова закачались от хохота.
- Наци - свиньи! Наци - свиньи! - стал скандировать краснощекий Тельман, стуча
по столу ополовиненной кружкой.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 [ 57 ] 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.