read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ночевал, - вселили в меня подозрение, что ему разрешается только бренчать
монетами в кармане, но отнюдь не тратить их. Позднее я убедился, что именно
так оно и было, или, во всяком случае, между ним и бабушкой существовало
соглашение, по которому он должен был давать ей отчет во всех своих
расходах. Поскольку же ему и в голову не приходило надувать ее и всегда
хотелось доставить ей удовольствие, то он весьма скупо тратил деньги. В этом
отношении, как и решительно во всех других, мистер Дик был убежден, что
бабушка является самой мудрой и самой удивительной женщиной на свете, о чем
он мне неоднократно сообщал под большим секретом и всегда шепотом.
- Тротвуд, - сказал как-то в среду с таинственным видом мистер Дик,
поделившись со мной этой своей уверенностью, - кто этот человек, который
прячется около нашего дома и пугает ее?
- Пугает бабушку, сэр? Мистер Дик кивнул головой.
- Я думаю, ничто не может испугать ее, так как она... - тут он
заговорил шепотом, - никому не передавайте... она самая мудрая, самая
удивительная женщина...
После этих слов он отступил назад, чтобы поглядеть, какое впечатление
произвело на меня его суждение о бабушке.
- Когда он пришел в первый раз, это было... - продолжал мистер Дик, -
это было... погоди... короля Карла казнили в тысяча шестьсот сорок девятом
году. Кажется, ты говорил, что в тысяча шестьсот сорок девятом?
- Да, сэр.
- Кто же это может быть? - Мистер Дик в явном замешательстве покачал
головой. - Не думаю, чтобы я был так стар.
- Этот человек появился в том году, сэр? - спросил я.
- Вот именно. Я не понимаю, как это могло быть. Ты узнал эту дату из
истории, Тротвуд?
- Да, сэр.
- А история никогда не лжет? - осведомился с проблеском надежды мистер
Дик.
- О, что вы! Конечно нет, сэр! - решительно ответил я, ибо я был молод,
простодушен и верил в это.
- Ничего не понимаю! - помотал головой мистер Дик. - Тут что-то
неладно. А все-таки этот человек пришел впервые вскоре после того, как
произошла ошибка и в мою голову попали заботы из головы короля Карла. В
сумерки я гулял после чая с мисс Тротвуд, и он появился около нашего дома.
- Он тоже гулял? - спросил я.
- Гулял? - повторил мистер Дик. - Погоди... я должен припомнить...
Н-нет. Нет! Он не гулял.
Чтобы поскорей добиться толку, я спросил, что же он делал.
- Да его сначала вовсе не было, и вдруг он появился за ее спиной и
что-то ей шепнул, - объяснил мистер Дик. - Тут она обернулась, и ей стало
дурно, а я стоял и смотрел на него, а он ушел прочь. Но вот что самое
удивительное: с тех пор он, вероятно, где-то прятался... должно быть, под
землей или где-нибудь в другом месте...
- Он и в самом деле прятался с той поры? - спросил я.
- Безусловно прятался! - заявил мистер Дик, важно кивая головой. - И не
показывался до вчерашнего вечера. Мы гуляли вчера вечером, а он снова
появился за ее спиной, и я его узнал.
- И он снова испугал бабушку?
- Она задрожала от страха. Вот так! - Мистер Дик изобразил, как она
задрожала, и заляскал зубами. - Ухватилась за ограду. Заплакала - И вот еще
что... Тротвуд, подойди поближе... - Он притянул меня к себе и чуть слышно
зашептал: - Почему, мой мальчик, она дала ему денег?
- Может быть, это был нищий?
Мистер Дик решительно покачал головой, отвергая такое предположение. И,
повторив несколько раз очень убежденно: "Нет, не нищий, сэр, нет, не нищий",
- рассказал еще о том, что поздно вечером он видел из своего окна, как
бабушка снова, при свете луны, дала этому человеку деньги за садовой
оградой, и он улизнул - должно быть, опять спрятался под землей, как полагал
мистер Дик, - и больше не показывался. А бабушка быстро, но стараясь не
шуметь, вернулась домой и даже сегодня утром была сама не своя, что весьма
волновало мистера Дика.
В начале этого рассказа у меня не было ни малейших сомнений в том, что
сей неизвестный является лишь плодом фантазии мистера Дика и подобен тому
злосчастному монарху, который причинял ему столько хлопот; но после
некоторых размышлений я стал опасаться, не пытался ли кто-нибудь дважды (пли
угрожал попытаться) вырвать бедного мистера Дика из-под защиты бабушки и не
вынуждена ли была она, питавшая к нему такую сильную привязанность, - о чем
я знал от нее самой, - откупиться деньгами, чтобы сберечь его мир и покой. К
тому времени я искренне привязался к мистеру Дику и был озабочен его
судьбой, а потому боязнь потерять его укрепляла такое предположение; и в
течение многих недель ни одна среда, когда он обычно приезжал, не проходила
без того, чтобы я не беспокоился, увижу ли я его, как обычно, на крыше
кареты. Но он неизменно оказывался там, седовласый, оживленный, сияющий, и
больше нечего было ему рассказать мне о человеке, которому удалось испугать
мою бабушку.
Эти среды были счастливейшими днями в жизни мистера Дика, и едва ли они
были менее счастливыми для меня. Скоро он перезнакомился в школе со всеми
мальчиками и хотя не принимал никогда деятельного участия в наших забавах и
только запускал с нами змей, но питал глубокий интерес к нашим играм -
ничуть не меньше любого из нас. Как часто он следил, не отрывая глаз и
затаив дыхание, за нашей игрой в кубарь или в шарики! Как часто, взобравшись
на какой-нибудь холмик, когда мы играли в зайца и гончих, он подбадривал нас
криками и размахивал шляпой над своей седой головой, совсем забыв о голове
короля Карла Мученика и обо всем, что с ней связано! Сколько летних часов
промелькнули для него на крикетной площадке, промелькнули как минуты!
Сколько раз в зимние дни, когда мальчики катались с гор, он стоял с
посиневшим от холода и восточного ветра носом и в восторге хлопал руками в
шерстяных перчатках!
Он был общим любимцем, и его умение делать разные мелкие вещицы
казалось непостижимым. Он мог разрезать апельсин так замысловато, как никому
из нас и в голову не приходило. Он мог сделать лодку из чего угодно, чуть ли
не из спицы. Он превращал коленные чашки животных в шахматные фигуры,
сооружал римские колесницы из старых игральных карт, мастерил из катушек
колеса со спицами и птичьи клетки из старой проволоки. Но, пожалуй, самое
замечательное мастерство он обнаруживал, когда брался за бечевку и солому,
из которых, по нашему общему убеждению, мог соорудить решительно все, на что
способны человеческие руки.
Слава мистера Дика недолго ограничивалась пределами нашего круга. После
нескольких сред сам доктор Стронг расспросил меня о нем, я ему сообщил все
сведения, полученные мною от бабушки, и это так заинтересовало доктора, что
он просил меня познакомить их в ближайшую же среду. Я совершил эту
церемонию, и доктор пригласил мистера Дика приходить в школу всякий раз,
когда я не встречал его в конторе почтовых карет, и отдыхать, пока мы не
кончим наших утренних занятий; скоро у мистера Дика вошло в привычку
направляться прямо к школе и, если мы задерживались, что случалось по средам
нередко, гулять по двору в ожидании меня. Здесь он познакомился с красивой
молодой женой доктора (теперь она была более бледна, чем раньше, менее
весела, но не менее красива; я, да, кажется, и все мы видели ее реже) и
постепенно все больше осваивался со школой, пока, наконец, не начал заходить
в класс, где и ждал меня. Он всегда усаживался в одном и том же уголке, на
одном и том же стуле, который прозвали в честь него "Дик"; здесь он сидел,
опустив седую голову и внимательно прислушиваясь ко всему, о чем бы ни шла
речь, с глубоким благоговением к наукам, которые никогда не мог постичь.
Это благоговение мистер Дик простирал и на доктора, которого он считал
самым глубоким и непревзойденным философом всех времен. Только спустя
некоторое время он решился разговаривать с ним, не снимая шляпы, но даже
тогда, когда они подружились и совместно прогуливались во дворе по боковой
дорожке, которая называлась у нас "Аллея доктора", - даже тогда мистер Дик
время от времени снимал шляпу, чтобы засвидетельствовать свое уважение к
мудрости и наукам. Не знаю, как случилось, что во время этих прогулок доктор
стал читать вслух отрывки из знаменитого словаря; быть может, сначала ему
казалось, будто это все равно, что читать самому себе. Но эти чтения вошли в
привычку, а мистер Дик слушал с лицом, сияющим от гордости и удовольствия, и
в глубине души твердо верил, что словарь - самая увлекательная книга на
свете.
Когда я думаю о них, прогуливающихся взад и вперед под окнами классной
комнаты. - о докторе, о том, как время от времени он помахивает листами
рукописи, сопровождая чтение любезной улыбкой или важным покачиваньем
головы, и о мистере Дике, который внимает чтению как зачарованный, тогда как
его бедный разум витает на крыльях непонятных слов бог весть где, - когда я
думаю о них, это зрелище представляется мне одним из самых умилительных,
которые я когда-либо наблюдал. Мне кажется, что, если бы они могли вечно
прогуливаться взад и вперед, мир стал бы лучше и что тысячи вещей, о которых
так много шумят, приносят меньше пользы и миру и мне, чем эти прогулки
мистера Дика и доктора.
Очень скоро и Агнес подружилась с мистером Диком; часто бывая у меня
дома, он познакомился и с Урией Хипом. Дружба между мной и мистером Диком
крепла, но зиждилась на довольно странных основах: считаясь моим опекуном и
приезжая в этом своем звании проведать меня, он всегда советовался со мной
по всем вопросам, которые его смущали, и неукоснительно следовал моим
советам, так как не только питал глубокое уважение к моей врожденной
рассудительности, но и полагал, будто я многое унаследовал от своей бабушки.
В один из четвергов, когда я собирался проводить мистера Дика из
гостиницы в контору наемных карет, а потом вернуться в школу (у нас был один
урок до завтрака), я встретил на улице Урию, который напомнил мне о своем
обещании зайти как-нибудь и выпить чайку с ним и его матерью, при этом он,
извиваясь, добавил:
- Но разве я могу надеяться, мистер Копперфилд, что вы исполните



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 [ 58 ] 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.