read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



пулей ранен солдат из конвоя, вторая была его. Будь с ним Дибар, он бы его
прикрыл, и забрал бы себе его пулю, но Дибара он отослал в Согор. И кто-то
успел прикончить убийцу, потому что мертвые не болтают.
В Касе объявлен траур. Я хочу, чтобы Кас плакал о нем, и Кас о нем
плачет.
Разбитая пополам несуразная жизнь. Я слишком давно быль готов, и это
почти облегченье. Боль легче, чем ожидание.
А в Квайре уже началось.
Лесная граница пока не закрыта, и новости в полном объеме приходят ко
мне. Три дня опоздания - по местным понятиям сразу. Как жаль, что Зелор
так сурово отверг передатчик...
День первый. Растерянность, страх - и внезапные беспорядки. Квайр
отдан взбесившейся черни. Подонки врываются в дома горожан, грабят,
убивают и жгут. В предместьях молчанье, городские ворота закрыты, гарнизон
безмолвствует.
День второй. Войска подавляют бунт. Тадас Таласар объявляет себя
акихом, приводит к присяге войска и клянется перед народом раскрыть
заговор убийц и безжалостно покарать тех, кто лишил нас Спасителя Квайра.
Первый - убийства, третий - аресты. Опустел для меня Квайр. Все, кого
мы с Баруфом прежде считали друзьями, кто был прозревающий совестью этой
страны. Их не в чем было бы обвинить. Те, кого можно, сейчас в дворцовых
подвалах.
День пятый. Преждевременное восстание каларов. Смерть Баруфа сорвала
их планы, и они пропустили свой шанс. Все. Калар Эсфа, прославленный
победитель Кевата, уже подводит к Назеру войска. Бойня. Квайрцы против
квайрцев. Дожили!
Суды казни. Гарнизоны во всех замках. И - тишина.
Прекрасная режиссура; знакомый почерк, я и сам недавно сыграл в
поставленной им пьесе. Пришел на подготовленную сцену и отыграл свой акт.
Теперь играет Таласар. Фанатики и подлецы насилуют историю без страха. Но
виноват-то ты, Баруф. Ты ведал, что творишь.
Теперь я знаю, что тебя сгубило. Олгон. Та самая порядочность, что не
в рассудке, а в крови. Ты _э_т_о_г_о_ не смог. Спасибо и на том.
Суды, аресты, казни; казни без судов, убийства без арестов - наш
святой Баад при деле! Убийца за работой. Хороший аргумент нашел ты в нашем
споре!
Прости меня, Баруф! Не мне тебя винить, ведь сам я убежал, удрал, как
трус, чтобы не брать на душу эту мерзость. Но ты был прав. Все верно, нет
других путей.
Все ложь. Я не хочу поверить в эту правду и в эту правоту пути по
трупам. История рассудит? Нет. Она беспамятна или продажна. Мы не войдем в
историю, Баруф, и это правильно. Неправильно лишь то, что ты ушел, и я
один. Один - чтобы доделать. Один - чтобы спасти все то, что ты сумел, от
самого тебя и от себя. От нас.
Мне стыдно. Ты подобрал меня в лесу, заставил выжить - сделал
человеком - а я тебя покинул и позволил, чтобы тебя убили. А я? Кто будет
знать всю правду обо мне? И кто меня осудит?


3. ПРОЩАНИЕ
Почтенные люди не разъезжают весной. Они подождут, пока не просохнут
дороги, а после спокойно и чинно отправляются по делам. Меня же весна
обязательно сдернет с места, и я тащусь, ползу, утопаю в грязи на топких
лесных путях - как видно, не стать мне почтенным.
Я даже люблю эти хлопоты и неуют, живую тревогу весеннего леса, его
особенный детский шумок. А можно и проще: терпеть не могу засад. Засад,
перестрелок, потерь. Я лучше съезжу весной.
Весенняя синева сквозь черную сеть ветвей и запахи, звонкие, как
свобода. Моя коротенькая свобода от дома до цели, длинною ровно в путь.
Будем довольны и малым: я в пути, я свободен, со мною Эргис и десяток
надежных ребят - только парни Эргиса без соглядатаев Братства. Словно я
вылез из панциря и покинул просторный тапас.
Нет. Я все равно не свободен. Я поехал с Эргисом не потому, что хотел
с ним побыть. Я просто не мог бы оставить его в Малом Квайре. Сейчас у
него и у Сибла поровну сил, и я не хочу вместо Каса найти пепелище.
И в путь я отправляюсь не от тоски по грязи, а чтобы как следует
образумить Асага. Асаг - есть Асаг, и его достоинства равны недостаткам -
он видит лишь то, что ему достаточно видеть. Пока управляю я, он держит
сторону Братства, дадим же ему Малый Квайр - пускай он увидит все. Асагу
придется утихомирить Братство. Как только все поползет у него в руках, он
сразу затянет подпругу. Это мне не следует быть жестоким - Асагу дозволено
все...
Деревья чуть разошлись, и можно догнать Эргиса. Мы едем с ним рядом,
и нам не хочется говорить. Нам просто хочется ехать рядом, взглянуть,
улыбнуться - снова молчать. И вдруг:
- А ко мне давеча Ларг приходил. Урезонивал: чего, мол, с Сиблом не
лажу. Братьев, мол, не выбирают, всяких любить должно.
- А Сибла он урезонил?
- Его урезонишь! Ему господь на двоих отвалил: ума - палата, а норова
- хлев.
Асаг управится, думаю я. Мы с тобой добрячки, Эргис, мы не прожили
жизнь в Садане.
- А как с выкупными землями?
- Подерутся, - отвечал Эргис спокойно. - Пирги землю продали, а талаи
не признали - угодья-то спорные. Ничего, - говорит он, - пирги сильней. А
ежели талаи на юг пойдут, мы им, глядишь, против олоров поможем.
Все правильно, мне уже не нужны олоры. Кеват окончательно выведен из
игры.
- Никак не привыкну, что нет Тибайена, - говорю я Эргису: кому еще я
могу такое сказать? - Мне его не хватает.
- Горюешь?
- Не очень. Просто пока был жив Тибайен, мы могли не бояться Квайра.
Он нахмурился и подогнал коня, потому что деревья опять сошлись, и
теперь можно ехать только гуськом и вертеть в голове невеселую мысль,
которую я не доверяю даже Эргису.
В прошлом, описанном Дэнсом, Тибайен скончался бы через пять лет.
Умер, добравшись до берегов океана и посадив на престол младшего из
двоюродных внуков - в нарушение всех законов. Арт Каэсор оказался достоин
деда, но сейчас ему только семнадцать лет, и он третий из сыновей.
Первое изменение, которое можно считать закрепленным. Лучше теперь не
заглядывать в книгу: мы уже в неизведанном - и куда мы идем?
Нет, мне не в чем особенно себя упрекнуть. Когда я вступал в игру,
ставка была ясна: жизнь живущих рядом со мной людей - единственно живущих,
потому что те, другие, которых я знал, еще не успели родиться.
А теперь другая игра, и снова все ясно до тошноты: по Дэнсу
завоевание региона обошлось бы примерно в сто тысяч жизней. А победа
Квайра без всяких "бы" обошлась примерно в сто тысяч жизней. И еще ничего
не исключено, даже если маятник теперь качнется из Квайра, даже если это
начнется через десяток лет. И снова та же цена?
Что же делать бедному игроку? Драться с историей, выдирая из глотки
сотни тысяч единственных жизней, что она норовит сожрать. И зачеркивать
других - еще не рожденных. Полтора миллиарда Олгонцев, треть населения
всей планеты. Мои современники - друзья и враги, просто прохожие, лица из
хроники, кто-то или никто - но их не будет, даже если они родятся. Это
будут совсем другие люди - пусть даже лучше или счастливей - но все равно
не они. Где грань: которая определяет убийство: те мои современники - эти
тоже, я жив в двух веках - они каждый в своем, но разве это значит, что
один живее других и можно кого-нибудь предпочесть?
В тоске моей давно уже нет остроты, вполне умеренная тоска; наверное,
я так усердно жую эту мысль всего лишь для оправдания перед собой: я этим
мучился, я думал об этом.
Я этим мучился - но я не выскочу из игры. Как я могу выскочить из
игры, если я - рулевой, который ведет свой корабль через забитое скалами и
минами море? Если все, что я сделал, погибнет, выскочи я из игры? Если так
хочется посмотреть, что же из этого выйдет.
Но детский лепет весеннего леса, и птичий гомон, и запахи, звонкие,
как свобода. Мне вовсе не хочется ковыряться в душе, расчесывая ее
болячки. Есть день, который я вырвал у Каса, и, может быть, хоть раз этим
летом я увезу с собой Суил, и мы побудим с нею вдвоем - она и я, свободные
люди, принадлежащие только себе.
Я не смогу увезти Суил. Гилор слишком мал для таким путешествий, а
Суил не оставит его одного. Она права - мы не можем доверить ребенка
Братству. Оно уже предъявляет права на Гилора и ждет - не дождется, когда
же сумеет его отнять.
В такие минуты я ненавижу Братство. Мало ему меня самого - оно лезет
в каждую щель моей жизни, заставляет меня притворяться, становится между
мной и Суил. Бедная девочка, ей еще хуже, чем мне. Я хоть уехать могу,
затеряться в дороге, ненадолго исчезнуть в лесу, а она на виду под
назойливым взглядом Братства и ревнивыми взорами женщин - страшной силы
Малого Квайра. И если эта сила пока помогает мне, в том заслуга только
Суил...
- Эй, Тилар! - говорит Эргис. - Ты чего смурной? Не отпускает?
- Не отпускает, - отвечаю уныло. - Слушай, Эргис, с Угаларом ты связь
держишь?
- Ну, не то, чтобы связь...
- Мне надо бы с ним повидаться на обратном пути.
- А чего не с Криром?
- Хорошо бы ему навестить Исог.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 [ 58 ] 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.