read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



до колена, а кое-где и до пояса.
Сейчас было достаточно одного небольшого усилия, чтобы опрокинуть
шаткое равновесие боя, чтобы склонить заляпанную кровью и лошадиным
навозом чашу весов в ту или иную сторону - но у враждующих сторон больше
не оставалось ничего, кроме грязи, крови и горла врага...


8
Впервые за всю жизнь страстное желание стать богом охватило Алкида.
Сандалии-крепиды Гермия, легчайшая поступь речных наяд, неукротимый
мах Посейдоновых коней-Вихрей, косматые крылья северного ветра Борея -
все, что угодно, лишь бы попасть туда, на правый берег искалеченного
людьми Кефиса, ворочающего корявые стволы в клочьях ярящейся пены! Лучше
боль, лучше смерть под ногами озверевших людей, ежесекундно доказывающих
друг другу, что они смертны, чем беспомощное бешенство, когда ты готов
кусать локти, в отчаяньи стоя у разрушенной навесной переправы, столь
тщательно наведенной с вечера!
Тело немилосердно жгло, жирная грязь подсыхала, облепив кожу ломкой
глинистой коркой. Мышцы молили о пощаде, судорожно вспоминая о бессонной
ночи, когда под насмешливый шелест дождя три десятка молодых киферонских
пастухов, перебравшись вместе с Алкидом на левый берег, кормили объевшийся
ливнями Кефис валунами и стволами деревьев. В это же время семьдесят
присланных в помощь фиванцев во главе с Ификлом (иные были знакомы братьям
еще по палестре) сооружали косую и короткую насыпь в сорока локтях от
заблаговременно подрытого правого берега - потому что именно в этом месте
Кефис был значительно уже.
К рассвету Алкиду казалось, что стадо пьяных сатиров до полусмерти
истоптало его копытами. Пастухи же просто валились с ног, с суеверным
ужасом поглядывая на равномерно движущегося юношу с двумя углями,
нечеловечески горящими в провалах глазниц страшной глиняной маски.
Перед самым рассветом Ификл перебрался к брату по натянутым между
двумя деревьями веревкам и сообщил об уходе большинства фиванцев,
трудившихся под его началом. Те должны были присоединиться к ложному
авангарду, приманке для воинственных орхоменцев - в то время как заботой
оставшихся на правом берегу были подпорки, еще удерживающие искусственно
созданную осыпь.
Только выслушав измотанного не менее, чем он сам, брата, Алкид
позволил себе упасть и лежа приказал пастухам уходить по навесной
переправе.
Ификл собрался было остаться, чтобы помочь Алкиду в нужный момент
свалить в реку последнюю порцию валунов и бревен, запасенных на берегу -
подпорки якобы вполне могли выдернуть и без него. Некоторое время братья
спорили, пока не выяснилось, что спорят они молча, сберегая дыхание. Да и
спор их давно потерял всякий смысл, потому что веревки переправы лопнули,
пропустив двадцать киферонцев и отправив так и не вскрикнувшего двадцать
первого в желудок вздувшейся от дождей и насилия змеи Кефиса.
Девять пастухов и братья-Амфитриады оказались отрезаны от места
грядущего сражения - плыть через взбесившуюся реку было равносильно
самоубийству. Но сожалеть или радоваться не оставалось времени, потому что
орхоменские колесницы уже выстраивались для неудержимого удара; уже вовсю
визжали столбы подпорок, скользя по размокшей глине и заставляя берег
стать лавиной, так что надо было брать усталость за горло, чтобы вовремя
хлестнуть вздыбившимся Кефисом по долине!
Только потом девять пастухов ничком рухнули на безопасный левый
берег, мало чем отличаясь от трупов на той стороне, а проснувшееся
бессилие влепило каждому брату по обжигающей пощечине и хрипло
расхохоталось, видя землекопов вместо воинов.
Не сговариваясь, близнецы бросились в разные стороны. Ификл схватил
подаренный Ифитом-ойхаллийцем лук и три стрелы, случайно оказавшиеся под
рукой, и умчался вверх по течению, надеясь привлечь внимание фиванских
обозников и навести переправу. Алкид же понесся вниз, высматривая хоть
что-то - чудо, подарок судьбы, что угодно, лишь бы позволило перебраться
через Кефис.
Вот тогда он и захотел стать богом.
Дождь незадолго перед этим прекратился. Богиня облаков Нефела погнала
прочь своих небесных коров, в разрывах замелькал солнечный венец Гелиоса,
и Алкид сперва не поверил глазам, увидев впереди незнакомого воина,
сидевшего на краю боевой колесницы, запряженной парой вороных жеребцов.
Серебряные львиные головы на поножах и рукояти меча воина насмешливо
скалились, словно напоминая Алкиду о недавних подвигах на Кифероне. Даже
не видя скрытого под глухим конегривым шлемом лица незнакомца, юноша был
почему-то уверен, что тот улыбается.
- Радуйся, брат! - неожиданно звонко прозвучал из-под шлема ясный
голос воина.
- Кто ты? - выдохнул Алкид, шаря глазами в поисках чего-нибудь, что
могло бы послужить оружием, и не сильно доверяя странному чистюле-"брату".
- Я Арей, сын Зевса и Геры, - ответ был простым и недвусмысленным. -
Посмотри на себя и на меня, и ты сразу поймешь, что мы братья.
Ни тени насмешки не крылось в словах воина, как если бы он считал
свое сходство с обессиленным, покрытым чешуйчатой коростой Алкидом чем-то
само собой разумеющимся.
- Я бог войны Арей-Эниалий, - повторил воин, указав рукой в чеканном
наруче за реку, где зубами грызли друг друга Фивы и Орхомен. - А это мои
владения. Нравится? Хочешь туда?
- Хочу! А ты... ты можешь?!
Хохот воина заставил дрогнуть ребристое забрало его шлема.
- Могу ли я? Старый обожравшийся Кефис - не преграда для моих коней!
Дело не в том, смогу ли я - дело в том, захочешь ли ты?!
- Захочу - что?
- Захочешь ли ты взойти возничим на колесницу Арея-Неистового?!
Подумай, мальчик!
Все в Алкиде кричало "да!", но, загоняя рвущиеся наружу слова обратно
в глотку, по воздуху едва уловимо скользнул щекочущий ноздри запах...
запах плесени.
- Возничим? На твою колесницу? - недоверчиво переспросил Алкид,
стараясь не смотреть через Кефис, откуда взывала к нему жизнь и смерть
сородичей. Арей-Эниалий был не таким, как Гермий, Пан или веселый Дионис;
и уж совсем иным, чем Хирон - но понять, в чем же кроется различие, не
удавалось.
Арей расценил его колебания, как юношескую неуверенность.
- Да! Я сразу понял, что ты такой же, как я - еще там, на Кифероне,
когда ты, мальчик, с чужим мечом в руке плясал среди шестерых минийцев,
подобно богу продлевая экстаз наслаждения! Алкид, брат и возничий
Арея-Эниалия - тебе не придется ждать, пока дряхлый скряга Зевс
соблаговолит или не соблаговолит пожаловать тебя бессмертием! Герой, ты
станешь богом сам, вырвав желаемое у трусливой и подлой Семьи! Ты
промчишься рядом со мной через сотню, тысячу битв, солдаты станут
погружать копье в печень врага, взывая к тебе, девушки будут зачинать
мальчиков, взывая к тебе; вспомнив меня, седой ветеран и впервые надевший
панцирь юнец не преминут вспомнить и тебя... и наконец закончится мое
проклятое одиночество! Сейчас ты рвешься за реку, как усталый путник
стремится домой - соглашайся, Алкид, и война навсегда станет твоим домом,
любимым и желанным... богам приносят жертвы, мальчик - и это великое,
грандиозное жертвоприношение, которое смертные никогда не устанут
приносить мне, станет и твоим! Будь возничим Арея!..
Арей резко замолчал.
Он ожидал чего угодно, но только не выражения скорби на осунувшемся и
сразу постаревшем лице Алкида - словно последние слова Эниалия были
последней чашей цикуты, подносимой преступнику, осужденному на казнь.
- Мне жаль тебя. Ты безумен, как и я, - измученный и грязный юноша с
неподдельным сочувствием смотрел на воина в сверкающих доспехах, и Арею на
миг показалось, что забрало его шлема стало прозрачным. - Бедный мой...
брат - прости, но мне нужно искать другую переправу.
- Глупец! - Арей вскочил, заставив вороных жеребцов захрапеть. -
Щенок! Ты не хочешь быть моим возничим? Хорошо, ты будешь моим рабом! Ведь
ты же рожден героем! - копошась в грязи, подобной той, в которую
торопишься погрузиться, ты вспомнишь обо мне и о том, от чего отказался,
когда я со смехом промчусь мимо! Иди, герой, живи, воюй, грызи - во славу
Арея!
- Если тот, в кого вы превращали меня с детства, называется "герой" -
поверь, я не хочу быть им. Если не воевать - значит, не быть героем; если
не радоваться победе - значит, не быть твоим рабом, то я...
- Ах, так! - Арей уже стоял на колеснице, сжимая поводья. - Ну что ж,
я не стану пользоваться детским недомыслием. Стой здесь, герой, не
желающий быть ни героем, ни богом! Стой здесь и смотри за реку; и если ты
вдруг передумаешь - дай мне знак! Ах я дурак... не зря Семья называет вас
Мусорщиками! Смотри и думай!
Внезапно усилившийся ветер перешерстил гриву Ареева шлема, и бог
погнал колесницу через Кефис, туда, где в болоте копошились его жрецы и
жертвы.
Алкид смотрел ему вслед, не замечая бегущего к брату Ификла, так и не
сумевшего обнаружить на том берегу хоть кого-нибудь из фиванских
обозников.
- Мусорщик? - в горле словно застряла глиняная корка, и все не
удавалось заставить дрожащие руки забыть о валунах, бревнах и хлюпающей
грязи. - Ну что ж, это правда...




Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 [ 58 ] 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.