read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



казалось, что он спит или грезит. Со всех сторон высились остроконечные
пики, громадные и поменьше, то одинокие, как часовой, то по нескольку
сразу, точно титаны, которые сошлись на совет. И над каждой горной
вершиной реяли, развевались на многие мили, полыхали в лазурном небе
гигантские снежные знамена, молочно-белые, туманные, переливающиеся светом
и тенями, пронизанные серебром солнечных лучей.
- "Я ныне господа узрел, грядущего во славе", - запел Смок, глядя на
эти полотнища снежной пыли, развеваемые ветром, точно шелковые небесные
стяги, излучающие свет.
Он смотрел и смотрел, а увенчанные знаменами снежные вершины не
исчезали, и все же ему казалось, что это только сон, но тут Лабискви
поднялась и присела.
- Я сплю и вижу сны, Лабискви, - сказал он. - Посмотри. Может быть, и
тебе снится тот же сон?
- Это не сон, - ответила она. - Старики рассказывали мне и об этом.
Значит, скоро подует теплый ветер и мы не погибнем, мы пойдем на запад - и
дойдем.


15
Смок застрелил овсянку, и они разделили ее. Потом в долине, среди ив,
на которых, хоть они и стояли в снегу, уже набухали почки, он подстрелил
зайца. И наконец однажды он убил тощую белую ласку. Но больше дичи им не
попадалось - ни одного живого существа, только раз высоко над головой они
увидали стаю диких уток, летящих на запад, на Юкон.
- Ниже, в долинах, уже лето, - сказала Лабискви. - Скоро лето
настанет и здесь.
Лицо ее исхудало, но большие, сияющие глаза стали еще больше, сияли
еще ярче, и вся она светлела при одном взгляде на Смока, поражая его
какой-то дикой, неземной красотой.
Дни становились длиннее, снег начал оседать. Каждый день покрывавшая
его ледяная корка таяла, каждую ночь его вновь схватывало морозом;
беглецам приходилось пускаться в путь с рассветом и идти до поздней ночи,
а среди дня, когда подтаявший наст проваливался, не выдерживая их тяжести,
делать привал. Смока временно поразила снежная слепота, и Лабискви,
обвязавшись ремнем вокруг талии, повела его за собой, точно на буксире. А
когда она сама ослепла от сверкающего снега, уже он повел ее за собою,
обвязавшись ремнем. Полумертвые от голода, они все глубже погружались в
какой-то сон наяву и все шли и шли по этой воскресающей после зимы, но
пустынной земле, где они были единственными живыми существами.
Как ни изнурен был Смок, он теперь засыпал со страхом, - горькие и
страшные сны преследовали его в этом безумном сумеречном краю. Вечно ему
снилась еда, вечно она была перед ним, у самых губ, - и в последний миг
коварный властитель снов отнимал ее у него. Он задавал обеды своим старым
сан-францисским друзьям и сам жадно и нетерпеливо следил за всеми
приготовлениями, сам украшал стол гроздьями винограда с багряными осенними
листьями. Гости запаздывали, и, пока он здоровался с ними, смеялся,
отвечал шутками на шутки, его терзало одно желание - скорее сесть за стол.
И вот он крадется к столу, никем не замеченный, хватает пригоршню черных
спелых маслин - и, обернувшись, видит перед собою нового гостя. Остальные
окружают его, и снова смех, шутки, остроты, и все время его сводит с ума
мысль о спелых маслинах, которые он зажал в кулаке.
Он давал немало таких обедов и всякий раз оставался ни с чем. Он
посещал пиршества достойные Гаргантюа, где толпы гостей поедали без счета
целые туши зажаренных быков, выхватывая их из огромных жаровен и острыми
ножами отрезая сочные ломти дымящегося мяса. Он стоял, разинув рот, и
смотрел снизу вверх на длинные ряды индеек, - их продавали лавочники в
белых фартуках. И все покупали их, кроме Смока, а он никак не мог перейти
оживленную, людную улицу и все стоял, как прикованный, и смотрел разинув
рот. Вот он снова ребенок, он сидит на слишком высоком стуле, размахивая
ложкой, а перед ним в больших мисках - молоко и хлеб, и ему никак до них
не дотянуться. То он гнался по горным пастбищам за пугливыми телками и
долгие века мучился в тщетном усилии поживиться молоком, то в зловонных
подземельях дрался с крысами за объедки и отбросы. Любая пища сводила его
с ума, и он бродил по просторным конюшням, где на целые мили тянулись
стойла, в них стояли откормленные кони, и он искал, где же ведра и
кормушки, куда им насыпают отруби и овес, - искал и не находил.
Только один-единственный раз сон не обманул его. Он спасся от
кораблекрушения, или, быть может, его высадили на необитаемый остров, и
вот, изголодавшийся, он борется с грозным тихоокеанским прибоем, отдирает
от скал двустворчатые раковины и тащит их на отмель, где вдоволь сухих
водорослей, выброшенных волнами. Он разводит костер и кладет свою
драгоценную добычу на уголья. Из раковин бьет пар, створки раскрываются,
видна мякоть, розовая, точно лососина. Теперь они готовы, и здесь некому
выхватить кусок у него изо рта. Наконец-то, думает он сквозь сон,
наконец-то сон сбывается. На этот раз он поест. Он был так уверен в этом -
и все же сомневался и уже готов был к неминуемому разочарованию: вот
сейчас видение исчезнет... Но наконец нежно-розовая мякоть, горячая,
сочная, у него во рту. Он вонзил в нее зубы. Он ест! Чудо совершилось! Это
разбудило его. Он проснулся во мраке, лежа на спине, и услышал, что
бормочет, и взвизгивает, и мычит от радости. Челюсти его двигались, он
жевал, во рту у него было мясо. Он не шевельнулся, и скоро тонкие пальцы
дотронулись до его губ и в рот ему проскользнул новый крохотный кусочек
мяса. Но теперь он не стал есть - и больше от этого, чем от того, что он
рассердился, горько заплакала Лабискви и еще долго всхлипывала в его
объятиях, пока наконец не уснула. А он лежал без сна, изумляясь, как чуду,
силе женской любви и величию женской души.

И вот кончились их последние припасы. Неприступные вершины остались
позади, уже не так круты были невысокие перевалы, наконец-то открывался
перед ними путь на запад. Но и силы их пришли к концу, еды не осталось ни
крошки, и однажды, проснувшись поутру, они не смогли встать. Смок кое-как
поднялся на ноги, упал - и уже ползком, на четвереньках стал разводить
костер. Но все попытки Лабискви оказались тщетными, - всякий раз она снова
падала, совсем обессиленная. Смок упал подле нее, слабая усмешка тронула
его губы, - зачем же он как заведенный, старается разжечь никому не нужный
костер? Готовить нечего и греться не надо - тепло. Ласковый ветерок
вздыхает в ветвях елей, и отовсюду из-под исчезающего на глазах снега
доносится звон и пение невидимых ручейков.
Лабискви лежала неподвижно, почти без дыхания, и минутами Смоку
казалось, что она уже мертва. К концу дня его разбудило беличье цоканье.
Волоча за собой тяжелое ружье, он потащился по талому, размякшему снегу.
Он то полз на четвереньках, то вставал и, шагнув к белке, падал и
растягивался во всю длину, а белка сердито цокала и неторопливо, словно
дразня, уходила от него. У него не было сил быстро вскинуть ружье и
выстрелить, а белка ни минуты не сидела спокойно. Не раз Смок падал в
снежную слякоть и плакал от слабости. И не раз огонек жизни готов был
угаснуть в нем и на него обрушивалась тьма. Он не знал, сколько времени
пролежал в обмороке в последний раз, но когда очнулся, был уже вечер, он
весь продрог, и мокрая одежда, заледенев на нем, примерзла к насту. Белка
исчезла, и, усталый, измученный, он все же кое-как приполз назад к
Лабискви. Он так ослабел, что проспал всю ночь мертвым сном и никакие
сновидения не тревожили его.
Солнце уже поднялось, все та же белка стрекотала в ветвях, когда он
проснулся оттого, что рука Лабискви коснулась его щеки.
- Положи руку мне на сердце, любимый, - сказала она ясным, но еле
слышным голосом, прозвучавшим словно издалека. - В моем сердце - любовь,
моя любовь в твоей руке.
Казалось, прошли часы, прежде чем она снова заговорила:
- Помни, на юг дороги нет. Олений народ хорошо это знает. Иди на
запад... там выход... ты почти дошел... ты дойдешь...
Смок забылся сном, похожим на смерть, но еще раз Лабискви разбудила
его.
- Поцелуй меня, - сказала она. - Поцелуй, и я умру.
- Мы умрем вместе, любимая, - ответил он.
- Нет! - Чуть заметным, бессильным движением руки она заставила его
замолчать.
Слабый голос ее звучал едва слышно, и все же Смок расслышал каждое
слово. С трудом дотянувшись до капюшона своей парки, она вытащила из его
складок небольшой мешочек и вложила ему в руку.
- А теперь поцелуй меня, любимый. Поцелуй меня и положи руку мне на
сердце.
Он прижался губами к ее губам, и снова тьма нахлынула на него, а
когда сознание вернулось, он понял, что теперь он один и скоро умрет. И он
устало обрадовался тому, что скоро умрет.
Он ощутил под рукой мешочек и, мысленно посмеиваясь над своим
любопытством, потянул завязки. Из мешочка посыпались крохи съестного. Он
узнал каждую крошку, каждый кусочек - все это Лабискви украла сама у себя.
Тут были остатки лепешек, припрятанные давным-давно, когда еще Мак-Кен не
потерял мешка с мукой; надкусанные ломтики и обрезки оленьего мяса и
крошки оленьего сала; задняя нога зайца, даже не тронутая; задняя ножка
белой ласки и часть передней ножки; лапка овсянки и ее крылышко, которое
Лабискви надкусила, но не стала есть... жалкие огрызки, трагические
жертвоприношения: она отдавала свою жизнь, эти крохи отнимала у нее,
терзаемая голодом, безмерная любовь.
С безумным смехом он отбросил все это на лед и снова забылся.
Ему приснился сон. Юкон пересох. Он бродил по обнажившемуся дну,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 [ 58 ] 59
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.