read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ости, да где он, труд-то и хлеб, легким бывает?
Может, пряники легкие, а хлеб...
Как ни отнекивались, как ни отказывались Хохлак, Шестаков и Васконян,
старики Завьяловы все-таки снарядили их в дорогу, набили съестным продуктом
холщовый мешок. Настасья Ефимовна поплакала, Корней Измоденович на нее
покрикивал, покашливал, кряхтел, пытался шутить.
-- Конь копытом бьет, удила грызет -- ох-хо-хо! Ничего, робятушки,
ничего. Главное дело, держитесь друг дружки да здоровье берегите, коли воин
занеможет, всяк его переможет, говаривали в старину, друг дружки держитесь,
еще раз говорю...
Особо трогательно прощались старики с Васконяном. После приезда его
матери они уяснили, что он не пролетарского полета птица, из "грамотеев" он,
к которым веки вечные была и пока не извелась почтительность в русской
деревне. Но после того как Валерия Мефодьевна приблизила к себе Васконяна,
поручила ему писать всякого рода бумаги, в основном квитанции, уважением
этим прониклась вся деревня. Васконян сперва путался в деловых бумагах,
цифирь у него не сходилась, но Завьяловы-то этого не знали. Да если б им и
сказали о том, не поверили б -- такой лютый книгочей в бумагах каких-то
конторских осиповских может дать промашку? Чепу-ха!
Сысподтиха подъехали они к постояльцу с просьбой написать командиру
части, в которой воевал с флота на сушу ссаженный и тут же запропавший
старший приемыш, да и самому приемышу написать с намеком, что-де война
войной, но родителей не следует забывать и хоть две строчки, хоть поклон...
На сколько хватило бумаги, на столько Васконян и размахнулся, была бы
длинная бумага -- длиньше бы написал. Вроде бы и диктовку-то рассеянно
слушал, но так проемисто, так складно, так жалостно все прописал, что
Настасья Ефимовна пускала слезу при слушании письма, за сердце держалась.
Вот что делает грамота! -- сраженно удивлялись старики, вот до чего может
дойти умная голова, ведь даже то, чего старики не умели сказать, лишь
подумали, и то обозначилось на бумаге, все вравноступ, все с ходом мыслей
наравне, с ладом деревенским, неспешным, всем во всем понятным. "Это-то вот
наше-то, деревенское-то, как постиг грамотей за шшытанные дни?" --
поражались старики. Улучив минутку, Настасья Ефимовна незаметной отмашкой
позвала Хохлака и Шестакова в куть, шепотом наказала беречь такого
редкостного человека, в обиду его не давать, на позициях остерегать от огня
и пуль. Ребята дружно сулились остерегать. Корней Измоденович выразил свое
напутствие более открыто и прямо, чем это свойственно бабам:
-- Тебе, Ашот, прямой путь в писаря. Служба, конешно, тоже не
подарошна, а все-ш-ки не всяка пуля твоя. Вы, робятки, Лешка, Гриша, коли он
по интеллигентной учености поскромничает, подскажите кому надо, в лазарете
или ишшо где, любу, дескать, бумагу в ладном виде и содержании может
составить человек, хоть на нашем, хоть на заморском языке.
Васконян от такого внимания оконфузился и на пути к конторе,
отворачиваясь от резкого навечернего хиуса, молвил:
-- Гебята! Надеюсь, вы всегьез не пгиняви стагика. Я едва ввадею
немецким, ну и немножко читаю по-фганцузски...
-- Ты?! Так че же ты молчишь-то? Че волов за веревки тягал? Тебя в
штаб, переводчиком, либо в отдел какой... секретный...
-- Да вадно вам! Чушь всякую бовтаете.
Разом обернулись, возле низеньких ворот рядышком стояли и смотрели
вослед им старики Завьяловы.
-- Такой нагод, такой нагод! За такой нагод и умегеть не стгашно...
-- Умереть, умереть... Не ляпал бы языком своим, да еще к ночи!

Войско выстроилось возле конторы. Все почти красноармейцы с мешками,
поставленными возле ног. А приехали-то с голыми руками. Вот будет работа в
казарме! Вот повеселятся зимогоры! Вот пошерудят котомочки доходяги-
промысловики.
Завязывая на ходу шаль, на крыльцо конторы вышла Валерия Мефодьевна, в
накинутой на плечи телогрейке, под которой белела кофточка, бугристо
округленная набрякшими грудями.
-- Ну, ребята! Ну, дорогие работники! Спасибо! Еще бы дней десяток вам
тут побыть, но и на том, что сделали, спасибо! -- Валерия Мефодьевна обвела
строй из глуби печально освещенными глазами, скользнула взглядом по
девчатам, сиротливой кучкой сбившимся в отдалении. -- Останетесь живы,
приезжайте! Крестьянская работа не кончится до тех пор, пока есть земля. Она
и войны не признает. Как мой папа говаривал: "Рать кормится, мир жнет". А
девочки наши будут ждать вас... Ну, с Богом!
-- Вещи на подводу! -- скомандовал Щусь и, когда снова сколотился
строй, звонко, отчетливо, стосковавшись, видать, по привычным командам,
почти как песню вывел: -- Нн-на-пр-рыв-во! Ш-го-ом... 3-за-певай!
Где подлый враг не проползет,
Там пролетит стальная рота.
Где танк железный не пройдет,
Промчится грозная пехота!
Умный парень, талантливый парень Гриша Хохлак понимал, какая тут песня
к месту -- боевая, грозная, надежду в мирное население, веру в
несокрушимость родного войска вселяющая.
Украина золотая, Белоруссия родная...
Рявкнула рота единой грудью, кто-то и подсвистнул, Коля Рындин рокоту
подбавил. Только вот Анька, семенившая за строем, петь ему мешала,
толкалась, обнимала при всем честном народе, губами шлепала куда попало.
Девушки не висли на войске, стеснялись, частью на почтительном расстоянии
тащились за строем, частью уж у конторы в кучу сбились да так и остались
закаменелые. Ребятишки малые спешили по обочинам, вязли, барахтались в
сугробах -- большенькие-то в школе, на центральной усадьбе, а этим,
сеголеткам, возбуждение, шум, праздник. Высыпавшие за ворота, прижавшие к
окнам расплющенные носы осиповские жители, крестясь, утирая слезы, все же
отрицательно влияли на песню. За околицей она начала разлаживаться, пока не
развалилась на отдельные голоса, а там и вовсе угасла.
Полководец, назначив старшим над войском комбайнера Васю Шевелева,
наказав не сбавлять темп движения, вернулся в деревушку, сказав, что нагонит
роту на подводе.
Тут уж воля вольная! Разломился солдатский строй, разбрелся. Шли кто
как, кто с кем, побоевитее и посмелее которые воины, среди них технический
спец и командир над машинами Вася Шевелев, -- в обнимку с зазнобами. До
комбайна дошли, замедлили шаг, останавливаться начали, поглядывая на кучи
соломы. Вася Шевелев, угадав здоровые намерения, повелительно крикнул:
"Отставить!"
Тоже еще один начальник выискался. Все так и норовят покомандовать, так
и лезут в руководящий состав. Скоро совсем некому воевать и работать будет,
совсем рядовых не останется.
Как ни отдаляй, но пришла, приспела пора прощаться среди широкой степи.
Шурочка приникла к Лешке, Дорочка -- ко Грише, все уединились парами. Анька
в замок взявши шею Коли Рындина, повисла на нем, плакала и за щеку воина
кусала. Он увертывался, пытался успокоить свою зазнобу, но она была
безутешна.
-- Так и не стали мы мужем и женой, -- сонно утопив в раскрылье
Лешкиной шинели лицо, Шурочка сдерживала слезы. -- Все некогда... Может, к
лучшему? Я буду тебя ждать. Ты адрес мой не забыл? Да как его забудешь? Одно
Осипово на свете! Пиши, ладно? И не обижайся на меня. В разлуке чувства
проверяются... Крепчают. Я глупая, глупая... Ты не слышишь меня? Вот она
какая, разлука-то...
Девушки остались средь белого широкого поля, на белой, едва накатанной
дороге. Красноармейцы спотыкались, оглядывались, махали нечаянным подружкам,
махали и они вослед, по пророчеству тетки Марьи, первым, кто знает,
возможно, и последним в жизни ухажерам. Бежала следом, голосила на всю степь
Анька. Коля Рындин отставал, прижимал ее к груди, гладил по спине, отпускал,
но через какое-то время Анька, неистовая женщина, снова припускалась вдогон,
волоча цветастый полушалок по снегу.
В виновато стихшей степи тоже умолкшие, поникшие, разбито убредали все
дальше и дальше молодые бойцы. Неубранная мертвая полоса поглотила наконец
нечаянных, негаданных тружеников своих, прикрыла их нищими лохмотьями.
Воронье, кормившееся зерном под комбайном и вокруг машины, клубясь и каркая,
катилось поверху вослед спугнувшему его войску. Что было в том крике:
сожаление, радость, торжество? -- пойми у воронья. Горластая стая начала
рассеиваться, отваливать в сторону березовых колков, только канюк, возникший
из неубранных хлебов, забравшись высоко, все валился и валился косо на
разбродно двигающееся воинство, и почти до станции Искитим сопровождала
ребят зловещая птица.
Пронзенный стрелой старообрядческого суеверия, потрясенный разлукой с
первой в жизни женщиной, Коля Рындин голосил про себя: "Не к добру так
визгливо вскрикивает пташка, ох не к добру!.. Пушшай безвредная, мышью
питающаяся пташка -- все одно не к добру, ох не к добру..." Правясь на почти
уже унявшийся огненный эакат, под которым и над которым властно, по-хозяйски
уверенно занимала земную и небесную ширь тяжелой мутью налитая темнота,
понуро бредущие парни думали и плакали всяк о своем. Недоброе, ввечеру
леденеющее небо еще и напоминало о том, что они, кто они, куда и зачем
двигаются. И каждый заключал, что та мраком налитая, огнем запекшаяся по
окоему даль -- и есть войной объятая, фронтовая сторона.

Глава пятнадцатая
По возвращении была суматоха.
Не успели вернуться и казарму, сразу баня, совсем не та баня, которой



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [ 59 ] 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.