read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



обещание, - ведь мы люди ничтожные, смиренные.
Я все еще не мог решить, приятен мне Урия, или противен; колебался я и
тогда, остановившись на улице и глядя ему в лицо. Но мне показалось очень
обидным, как это он мог заподозрить меня в гордыне, и я ответил, что
дожидался только приглашения.
- О! Если дело только за этим? мистер Копперфилд, и наше ничтожество и
смирение не мешает вам нас посетить, милости прошу пожаловать сегодня
вечером. Но если наше ничтожество является для вас препятствием, мистер
Копперфилд, надеюсь, вы не будете это скрывать? Ведь мы прекрасно понимаем
свое положение...
Я сказал, что поговорю с мистером Уикфилдом, и если он возражать не
будет, в чем я не сомневаюсь, то я с удовольствием приду. В тот же вечер, в
шесть часов, - это был один из тех вечеров, когда работа в конторе кончалась
раньше, - я заявил Урии, что готов идти.
- Моя мать возгордится. Вернее, она возгордилась бы, не будь это
грешно, юный мистер Копперфилд, - сказал Урия, когда мы отправились в путь.
- Однако сегодня утром вы преспокойно решили, что я могу возгордиться,
- заметил я.
- О нет, мистер Копперфилд! Поверьте мне, нет! Такая мысль даже не
приходила мне в голову! Я и не думал бы, что вы возгордились, если бы вы
считали нас слишком ничтожными для себя. Ведь мы и в самом деле люди
маленькие и смиренные.
- Вы давно изучаете юридические науки? - спросил я, желая переменить
разговор.
- Что вы, мистер Копперфилд! Разве можно назвать изучением чтение книг!
- потупившись, сказал Урия. - Часок-другой я иногда провожу по вечерам с
мистером Тиддом, вот и все.
- Трудновато приходится? - спросил я.
- Для меня он иногда бывает трудноват. Но не знаю, каким показался бы
он способному человеку, - ответил Урия.
Тут он отбарабанил на ходу двумя пальцами скелетообразной руки по
своему подбородку несколько тактов какой-то песенки и добавил:
- Знаете ли, мистер Копперфилд, там, у мистера Тидда, есть латинские
слова и термины, которые очень затруднительны для читателя с такими
ничтожными познаниями, как у меня.
- Вам хотелось бы научиться латыни? - живо спросил я. - Я с
удовольствием научил бы вас тому, что я сам знаю.
- О, благодарю вас, мистер Копперфилд! - сказал он, помотав головой. -
С вашей стороны очень любезно сделать такое предложение... Но я человек
слишком маленький, чтобы принять его...
- Какой вздор, Урия!
- О! Прошу прощения, мистер Копперфилд! Я бесконечно вам благодарен,
это было бы таким для меня удовольствием! Но я человек слишком ничтожный и
смиренный... И без того есть немало людей, которые не прочь попирать меня
ногами в моем ничтожестве, а тут я еще буду оскорблять их чувства своей
образованностью. Образование не для меня. Такому, как я, лучше не заноситься
высоко. Добиваясь чего-нибудь в жизни, мистер Копперфилд, он должен всего
добиваться смирением.
Я никогда еще не видел, чтобы рот у него был так растянут, а складки на
щеках так глубоки, как в эти минуты, когда он излагал свои убеждения,
покачивая все время головой и униженно извиваясь.
- Мне кажется, вы не правы, Урия, - сказал я. - Уверен, что я мог бы
вас кое-чему научить, если бы вы захотели учиться.
- О! Я в этом не сомневаюсь, мистер Копперфилд. Ничуть не сомневаюсь! -
ответил он. - Но вы занимаете такое положение, что не можете судить о
маленьких, ничтожных людях. Нет, благодарю вас, я не смею оскорблять своим
образованием тех, кто выше меня. Для этого я слишком ничтожный и смиренный
человек. А вот и мое убогое жилище, юный мистер Копперфилд!
Мы вошли прямо с улицы в низкую, старомодную комнату, где находилась
миссис Хип, которая являлась точной копией своего сына, но была ниже его
ростом. Она встретила нас с чрезвычайным смирением и, целуя сына, принесла
извинения, добавив, что, хотя они люди ничтожные, но и им свойственны
родственные чувства, которые, как они надеются, никого оскорбить не могут.
Комната, - не то гостиная, не то кухня, - была вполне приличная, но
неуютная. На столе стоял чайный прибор, а над огнем камелька закипал чайник.
Был там комод с пюпитром для Урии, на котором он мог читать и писать по
вечерам, на полу валялся синий мешок Урии, изрыгавший документы, лежала
стопка книг Урии во главе с мистером Тиддом; шкаф для посуды стоял в углу; в
комнате находилась и кое-какая другая мебель. Я не помню, чтобы отдельные
предметы казались жалкими, негодными к употреблению и заявляли о скудости
средств, но помню, что об этом свидетельствовала вся обстановка в целом.
Траур, который до сей поры носила миссис Хип, должен был возвещать о ее
смирении. Несмотря на длительное время, протекшее со дня кончины мистера
Хипа, она еще не сняла траура; мне показалось, что она сделала только одну
уступку - надела другой чепчик, но в остальном ее траурное одеяние не
претерпело никаких изменений с первых дней вдовства.
- Этот день, Урия, когда мистер Копперфилд нас посетил, должен быть нам
памятен, - сказала миссис Хип, приготовляя чай.
- Я говорил, мамаша, что вы так и подумаете, - произнес Урия.
- Если бы от моего желания зависело продлить жизнь твоего отца, -
сказала миссис Хип, обращаясь к сыну, - я хотела бы, чтобы сегодня ради
такого гостя он был с нами.
Я был смущен этими комплиментами, но вместе с тем польщен, что меня
принимают как почетного гостя, и миссис Хип показалась мне очень приятной
женщиной.
- Мой Урия давно мечтал об этом, сэр, - продолжала миссис Хип. - Но он
боялся, как бы вас не остановило скромное наше положение, и я разделяла его
опасения. Мы люди маленькие, ничтожные, такими мы всегда были, такими и
останемся.
- Мне кажется, у вас нет никаких оснований считать себя маленькими и
ничтожными, разве что вам это нравится, - сказал я.
- Благодарю вас, сэр, - отозвалась миссис Хип. - Мы ведь понимаем наше
положение и умеем быть благодарными.
Постепенно миссис Хип придвинулась ко мне поближе, а Урия постепенно
передвинулся к стулу напротив меня, а затем они оба начали почтительно меня
угощать, предлагая самое вкусное, что было на столе. Впрочем, надо сказать,
на столе не было ничего особенно вкусного, но важно благое намерение, и я не
остался равнодушен к их вниманию. Беседа зашла о бабушках; тут я рассказал о
своей; перешли на родителей; тут я рассказал о своих; затем миссис Хип
заговорила об отчимах; тут я стал говорить о своем, но осекся, вспомнив, что
бабушка советовала мне об этом молчать. Но слабенькая пробочка так же могла
устоять против двух пробочников, детский зуб - против двух дантистов и
крохотный волан - против двух ракеток, как мог устоять я против Урии и
миссис Хип. Они делали со мной все, что хотели, они вытягивали из меня то, о
чем я решительно не желал говорить, и проделывали это с легкостью, о которой
мне стыдно вспоминать, - тем более, что в своей детской наивности я ставил
себе в заслугу такой доверительный тон и почитал себя патроном обоих
почтительных моих собеседников.
Несомненно, они очень любили друг друга. И эта любовь производила на
меня впечатление, так как была безыскусна; но та ловкость, с какой один из
них подхватывал брошенную другим нить разговора, была столь искусна, что
перед ней я оказывался еще более беспомощным. Когда уже больше ничего нельзя
было вытянуть из меня обо мне самом (о своем пребывании у "Мэрдстона и
Гринби" и о своем бегстве оттуда я все-таки не проронил ни слова), разговор
перешел на мистера Уикфилда и Агнес. Урия швырял мяч миссис Хип, миссис Хип
ловила и посылала назад Урии, Урия задерживал его на некоторое время и потом
бросал снова миссис Хип, и они перебрасывались им до той поры, покуда я
перестал соображать, у кого этот мяч, и совсем растерялся. Да и сам мяч все
время менялся. То это был мистер Уикфилд, то Агнес, то достоинства мистера
Уикфилда или мое восхищение Агнес, то деловой размах мистера Уикфилда и его
доходы или наше времяпрепровождение после обеда, то вино, которое пьет
мистер Уикфилд, причина, почему он пьет, и сожаление, что он пьет так много,
- словом, говорили то об одном, то о другом, то обо всем сразу; и все это
время, как будто мало участвуя в разговоре и только подбадривая их из
беспокойства, как бы они не сникли от сознания своего ничтожества и той
чести, какую я им: оказывал своим присутствием, я без конца выбалтывал то, о
чем не следовало болтать, и наблюдал последствия своей болтливости, глядя,
как раздуваются и сжимаются ноздри Урии.
Мне становилось не по себе и хотелось положить конец этому визиту, как
вдруг какой-то человек, шедший по улице, - погода стояла теплая не по
сезону, и дверь была открыта, чтобы проветрить душную комнату, - прошел
мимо, вернулся, заглянул в комнату, затем вошел с громким возгласом:
- Копперфилд! Да может ли это быть!
Это был мистер Микобер! Это был мистер Микобер со своим моноклем,
тростью, высоким воротничком, мистер Микобер, изящный, с благосклонно
журчащим голосом - словом, он сам, собственной персоной!
- Дорогой мой Копперфилд! - воскликнул мистер Микобер, протягивая мне
руку. - Вот поистине встреча, которой надлежало бы внушить нашему разуму
мысль о неопределенности и превратности всего человеческого... одним словом,
замечательная встреча! Я иду по улице, размышляю о том, улыбнется ли счастье
(как раз в данный момент у меня есть основания надеяться на это), и вот
внезапно счастье улыбнулось - я натыкаюсь на юного, но дорогого мне друга, с
которым связан наиболее чреватый событиями период моей жизни, смею сказать -
поворотный пункт моего бытия! Копперфилд, дорогой мой, как вы поживаете?
Я отнюдь не мог сказать, что встреча здесь с мистером Микобером меня
обрадовала, но я также был рад его видеть, от всей души пожал ему руку и
осведомился, как поживает миссис Микобер.
- Благодарю! - произнес мистер Микобер, помавая, как и в былые времена,
рукой и погружая подбородок в воротничок сорочки. - Она набирается сил.
Близнецы уже не получают пропитания из источников Природы, - сообщил мистер



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [ 59 ] 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.