read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



квадратный стол под цветастой скатертью, на нем глиняная вазочка без
цветов, у стены - буфет с посудой, у другой - диван с очень пестрой
обивкой, мягкие стулья вокруг стола, какая-то картинка и две-три
фотографии в рамке на стене. Словом, самая обычная обстановка.
Старушка указывает мне на стул и тяжело опускается на другой.
- Дочка-то на работе? - сочувственно спрашиваю я.
- Лидка? На бюллетень, дура, встала. Надумала! Вот уже, считай, четвертый
час в поликлинике трется. Очередища. Домой приползет больней, чем была.
Наша-то доктурша уволилась. Ну, и все подарки, ясное дело, прахом пошли.
Теперь новую обхаживай. Халаты ей дари, то да се.
- Какие халаты?
- "Какие, какие"! - недовольно скрипит старуха. - Известно какие.
Докторские. У Лидки в магазине бывают. Особые какие-то. Да нешто одними
халатами нонче обойдется? Я Лидке-то еще прошлый раз говорила: "Не слазь с
бюлетня. Сиди, пока держат". Нет, убежала. Ну, и вот обратно. А теперича
уже при чужой болеть-то. Ох, нешто они кого слушают... - Старуха умолкает
и пристально смотрит на меня, потом вдруг сердито спрашивает: - Ну, с чем
пришел, бессовестный? Чего тебе еще надо?
Я, опешив от неожиданности, не знаю, что ей ответить, и, на всякий случай
виновато опустив голову, молчу. Старуха, однако, мое молчание
истолковывает по-своему и все так же сердито продолжает:
- Прошлый раз я тебе чего сказала, забыл? Ленька сюда ни ногой, понял? Как
в тюрьму через тебя попал, так все. И твои бесстыжие глаза еще смотреть на
меня могут? Сына ты у меня отнял, погубитель! Глаза все за него
выплакала... А ты еще... вот...
Голос ее прерывается от сдерживаемых слез.
А у меня не хватает больше выдержки слушать ее, хотя в горе своем Пелагея
Яковлевна может упомянуть и что-то важное, и назвать какие-нибудь
интересные мне имена. Но горе, которым она охвачена, и мне переворачивает
душу. Поэтому я нарочито бодро говорю:
- С кем-то вы меня перепутали, Пелагея Яковлевна. Неужели еще один такой
длинный вам попался? Быть того не может.
- О господи! - испуганно отшатывается от меня старушка и машет рукой,
словно желая, чтобы я исчез с ее глаз. - Никак обозналась? Вот горе-то.
Ну, ничего не вижу. Уж ты, голубчик, меня, старую, извини. Не разглядела
сослепу. Кто ж ты такой будешь?
- Да вот насчет Лени как раз и зашел, - говорю я. - Неужели он у вас такой
уж пропащий... - я чуть не говорю "был", но вовремя останавливаюсь.
Если нарушить логику разговора, свернув вдруг на что-то очень больное,
человек легко следует в разговоре за вами.
- Да неужто не пропащий? - горячо откликается Пелагея Яковлевна. - А коли
он уже, почитай, год как вернулся и в одном со мной городе живет, а носа
не кажет, не нужна я ему, выходит.
- Да, может, он стыдится?
- Кого он когда стыдился, ты что?
- Так может, он встретил кого да влюбился? - осторожно спрашиваю я.
- Мать такой любви не помеха.
- Говорил, Зина какая-то у него есть.
- Вот! Хоть ее бы слушал. Хорошая девушка. На фабрике работает. Фруктовых
вод. Приходила ко мне. Поплакали вместе.
- Что ж она говорит?
- Ох, слушает он ее, как меня слушал. Ну, точно. Вот уже, считай, две
недели от нее скрывается. Ни слуху ни духу. А то явился к ней, подарки
всякие дорогие принес, серьги там бирюзовые, колечко тоже, денег оставил
много, говорит. Это что, я тебя спрашиваю? Это бессовестные деньги, вот я
тебе скажу.
- И Зина так считает?
- Ну, а как еще считать, скажи на милость? Вот работал он у Лидки в
магазине грузчиком. А ведь, считай, восемь классов окончил. Если бы не
злодейка эта, то кем бы он стать мог, соображаешь?
- Какая злодейка, Зина, что ли?
- Окстись! - машет на меня рукой Пелагея Яковлевна. - Водка - вот кто! От
нее все зло, все несчастья. Кругом же алкоголики, чтоб они все сгорели!
Ну, и здоровый человек им, конечное дело, глаз колет. Они его к себе
норовят. А Ленька-то наш слаб на это дело. От отца-покойника гниль-то эта
идет. Ох, грехи наши с нами родятся.
- Пелагея Яковлевна, а вы меня за кого же приняли? - спрашиваю я.
- Да за Славку, пропади он. Тоже верста коломенская. У-у... Ирод.
- А чего он делает, Славка этот?
- Славка-то? - Как-то неуверенно переспрашивает Пелагея Яковлевна. - С
Ленькой работал, в магазине. А потом уже и не знаю даже. Тоже через
водочку свихнулся. Общая она погубительница. Вот она и Славку... Ох, ох! А
ведь человеком был.
В это время хлопает входная дверь, в передней слышна возня, и через минуту
в комнату заглядывает молодая женщина, стройная, миловидная, со смущенной
улыбкой на пухлых губах, а на разрумянившихся щеках видны симпатичные
ямочки. Это, конечно, Лида. Она выглядит совсем юной, и я даже в мыслях не
могу назвать ее Лидией Васильевной. А ведь ожидал я увидеть бледную,
больную, замученную женщину.
- Кто это у нас, мама? - спрашивает она, заходя, и с любопытством чуть
смущенно смотрит на меня.
- Вот человек пришел, - объясняет Пелагея Яковлевна. - Насчет Леньки
говорим. Как да что. Ну, чего врач-то?
- А! - беззаботно улыбается Лида. - На работу выписала.
- Во-во. Катерина Дмитриевна, чай, не выписала бы.
- Да ладно, мама, - Лида поглядывает на меня. - А вы уже кончили говорить
или я помешала?
- Кончили не кончили, а устала я, - вздыхает Пелагея Яковлевна и
обращается ко мне: - Уж прилягу, как хочешь.
- Ну конечно, Пелагея Яковлевна. Отдыхайте, - подхватываю я и говорю Лиде:
- Мне бы и с вами, Лидия Васильевна, поговорить надо.
- А вы откуда? - строго спрашивает Лида.
- Из Москвы, - отвечаю я и протягиваю ей свое удостоверение.
Она рассматривает его с интересом и совсем безбоязненно, потом удивленно
спрашивает, поднимая на меня глаза:
- Это вы из-за Лени приехали?
- Ну, не только из-за него, конечно.
- Что ж, пойдемте ко мне, чтобы маме не мешать, - предлагает Лида и
обращается к матери: - Ты, мама, приляг пока. А через часок я обедом
займусь. И посуду не мой, смотри.
- Да уж помыла, - смущенно признается Пелагея Яковлевна. - Ну, ступайте,
ступайте. Полежу я.
Славные, видно, женщины, и нелегкой жизнью они живут.
Комната Лиды такая же скромная и чистенькая, как и та, где мы беседовали с
Пелагеей Яковлевной. Только она еще поменьше, вместо буфета стоит платяной
шкаф, вместо дивана низкая тахта с пестрыми подушками, над тахтой висит
пестрый коврик, а у окна стоит маленький письменный стол с одной
тумбочкой, над ним, сбоку, висит зеркало, а по стенам развешаны
фотографии, среди них, кажется, даже школьные. И еще висит книжная
полочка, я по корешкам читаю названия с детства знакомых книг. Возле
столика стоят два стула. На них мы и садимся.
- Вы старше Лени или моложе? - спрашиваю я.
- Погодки мы. Ему двадцать три, а мне двадцать четыре.
- И давно работаете бухгалтером?
Лида, кажется, не удивляется моей осведомленности:
- Как курсы окончила. Скоро четыре года.
- И все в одном магазине?
- Нет. Первый год в ателье работала. А потом уже перешла в магазин
мелкооптовой торговли. Здесь легче. Безналичный расчет.
- А директор хороший?
- Георгий Иванович? - Лида вздыхает. - Из-за него, наверное, уйти
придется. Пристает очень. Ну прямо прохода не дает. А у самого дочь старше
меня. Представляете? Рассказывать и то неудобно.
- Прежний директор не такой был?
- А вы Гвимара Ивановича знаете? - оживляется Лида. - Ой, совсем другой
человек! Культурный такой, вежливый. Правда, Леню нашего он уволил. Но я
вам скажу, Леня сам виноват. Нельзя так выпивать. Ну про все забывает. И
злой становится ужас какой. Другой хоть спать идет. Я ему сто раз
говорила: иди лечись, если сам бросить не можешь. И Зина ему то же
говорит. Ей он хоть обещает. Но все равно никуда не идет. Я даже замечаю,
что он Зину втягивать начал.
Да, никуда уже Леха не пойдет, и Зине ничего не грозит. Кончилась его
непутевая, неправедная, пустая жизнь. Хоть Зине этой самой жизнь не успел
искалечить. А вышла бы она за него замуж?..
- Скажите, Лида, вы среди знакомых Гвимара Ивановича такого Льва
Игнатьевича не знали?
- Льва Игнатьевича?.. - задумчиво переспрашивает Лида и смотрит куда-то
мимо меня, сложив руки на коленях. - А какой он из себя? Может, я вспомню.
- Такой низенький, плотный, с седыми усами щеточкой, лицо красное, мешки
под глазами. Пожилой уже.
Я сообщаю ей все эти приметы, а перед глазами у меня невольно возникает
московское кафе напротив Центрального телеграфа и мой собеседник там.
Прямо наваждение какое-то. Все ведь совпадает! Словно я сейчас не
какого-то неведомого Льва Игнатьевича описываю, а того типа из кафе. Но
прав, конечно, Кузьмич: не может один человек и квартирную кражу
организовать, и об экономике так рассуждать, да еще чье-то поручение по
этой части выполнять. Чушь какая-то!
- Нет, не знаю я такого, - вздохнув, говорит Лида.
Что ж это за таинственный Лев Игнатьевич, которого никто, кроме Чумы, не
знает? А ведь он, кажется, становится центральной фигурой в деле. Вот



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [ 59 ] 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.