read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Зачем ты ТАК сделал? Ведь достаточно было оглушить...
- Ах, Павла... "Достаточно", - он передразнил ее интонацию. - Может быть,
мне достаточно было переспать с тобой, а потом со спокойной душой подписать
приказ о твоей ликвидации?!
Павла сглотнула комок горькой слюны. Хруст, кровь и неподвижные тела
поперек садовой дорожки;
- Ты нужна им, Павла, нужен химический состав твоего мозга. Нужно
материальное воплощение твоего везения... на продажу. Ты хочешь, чтобы я их
щадил?!
- Но ведь и ты тоже изучал химический состав моего мозга, - сказала она,
глядя ему в глаза. - Искал материальное воплощение моего везения. Кстати, ты уже
отказался от этих попыток? Совсем?
И тогда он сделал то, чего не делал за всю историю их знакомства,- встал,
повернулся и молча вышел.
Гастролеры вернулись на день раньше - загорелые, разомлевшие, слегка
спившиеся. Вояж прошел не без приключений - декорации то и дело опаздывали,
приходилось спешно делать замену спектаклей, а то и играть в чужой, наспех
подобранной выгородке. Все измотались и рассчитывали на немедленный отпуск.
К моменту возвращения основной части труппы Кович пребывал уже в состоянии
озверения.
Инспектора из Управления бесчинствовали. В театре обнаружились нарушения
техники безопасности, противопожарных правил и санитарных норм. Ежедневно тот из
проверяющих, что был подчеркнуто вежлив, приносил ему на подпись кучу каких-то
протоколов; декорации музыкальной комедии, которую осенью должен был выпустить
выкормыш Рамана Дин, приказано было разобрать из-за того, что крепления летающих
домиков исполнены не по технологии и не из того материала. Переделка декорации
означала срыв премьеры мюзикла; Раман говорил с проверяющими, оттопырив губу.
Хрен он их боится. Все их протоколы пригодны исключительно для сортирных нужд.
Отставить, что ли, важные дела и позвонить все-таки Второму советнику?!
Театр лихорадило, уборщицы нервно оглядывались, главный бухгалтер,
несгибаемая дама средних лет, прятала подозрительно красные глаза. Вся
постановочная часть бранилась черными словами, однако ни один человек в театре
не допустил по отношению к ревизорам ни тени подхалимажа. Все чуяли поддержку
Ковича и свято верили в его оттопыренную, все презирающую губу.
Мелкая возня с инспекцией выдергивала Рамана с репетиций, отвлекала,
царапала, будто камешек в ботинке. Он позвонил-таки Второму и не застал его, а
потом снова не застал, а потом поговорил наконец, но разговор вышел скомканный -
Второй обещал разобраться, но как-то неуверенно обещал, без рвения. "Погодите, -
думал Раман, наливаясь желчью по самую макушку. - Я тебе покажу премьеры. Я тебе
покажу коньяк. Я всем вам покажу, подождите до осени..."
Он уже знал, что спектакль будет. У парнишки, подобранного в цирковом
училище, у этого желтоволосого Алериша, не было ни техники, ни опыта, ни
навыков. Ничего не было, кроме обаяния- и еще феноменальной, почти инфантильной
искренности.
- Органика,- бормотал Раман, сидя в темном зале перед огоньком
режиссерского пульта. - Черт...
Алериш вел себя естественно, как ведут себя на сцене кошки. Говорят, кошку
невозможно переиграть; Лица никак не могла приноровиться к новому партнеру.
- Он же умственно отсталый,- не выдержав, призналась она однажды Раману. -
Он же, как ребенок...
- Актеры - дети на сцене, - сообщил он, назидательно поднимая палец. -
Детская вера в предполагаемые обстоятельства... И потом. Лица, я и не требую от
него слишком многого. Он на своем месте; у нас, как ты уже поняла, спектакль не
актерский...
Раман Кович в жизни не поставил ни одного актерского спектакля. Как писали
в свое время газеты: "триумф режиссерского театра".
Теперь он репетировал большими кусками. Теперь он устраивал прогоны; каждая
репетиция начиналась с накачки- он снова и снова подхлестывал актеров своей
бешеной энергией. Естественно, все в театре давно знали, какие такие "Песни о
любви" самозабвенно репетирует главный. Раман подозревал, что и инспектора это
знают, и потому особенно въедливо роются в позапрошлогодних накладных.
Предстояли самые сложные репетиции, со сценами из жизни Пещеры, Раман знал, как
это должно выглядеть, Раман похудел на пять килограммов и, освобождая себя от
лишних хлопот, отправил вернувшихся гастролеров прямо с колес - в отпуск.
На скамейке под окнами его кабинета молодежь распила традиционное
шампанское. Тут же явились инспектора, стали неподалеку, подозрительно глядя на
мелкое нарушение дисциплины; специально, чтобы доставить им удовольствие, Раман
спустился вниз, подставил пластиковый стаканчик под пенную струю из бутылки и,
на радость актерам, выпил вместе с ними. Пожелал счастливого отдыха, улыбнулся
инспекторам- им вина не предлагали- и отправился репетировать в наглухо
закрытом, душном зале.
Ему и в голову не могло прийти, что длинный, подозрительный, ревнивый
взгляд Клоры Кобец будет иметь в этот вечер странное, скандальное продолжение.
О подробностях происшествия ему донесли потом. Разогретая шампанским Клора
минуту полюбезничала с радистом - и, игнорируя строжайшее распоряжение главного
режиссера, залезла через радиорубку в зал. Ее бесила тайна. Ей хотелось знать,
чем занимается Кович "с этими сопляками".
То, что она увидела, произвело на нее немалое впечатление. Клора сидела за
стеклянной стенкой радиорубки, сидела, выпучив свои выразительные глаза и
полуоткрыв чувственные губы; однако не шокирующий мотив Пещеры, а именно работа
выскочки Лиды травмировала ее душу более всего.
Возможно, ей хватило бы ума промолчать. Возможно, она нашла бы для своих
эмоций другой, более безопасный выход, - но добряк радист имел несчастье
угостить Клору коньяком, а сочетание коньяка с шампанским всегда оказывало на
прекрасную блондинку непредсказуемое действие.
Возвращаясь с репетиции, ничего не подозревающая Лица получила сильнейший
стресс. Неподалеку от служебного входа ей случилась встреча с ведущей актрисой
режиссера Ковича, Клора курила в компании троих молодых актеров и одного
помрежа, и четверо мужчин стали свидетелями дружеской беседы двух коллег.
Потом говорили, что Клора якобы била Лицу по щекам,- это были чистейшей
воды враки, Клора была интеллигентной девушкой, для изъявления самых сильных
эмоций ей вполне хватало слов и даже голоса не пришлось повышать. Сочувственного
в общем-то голоса.
Лице вменялись в вину главным образом бесстыдство и бездарность.
Бесстыдством было "показывать на сцене ЭТО", бездарностью было все остальное-
чуткая Клора безошибочно поймала все ошибки этой, в общем-то неудачной,
репетиции и с фактами в руках заверила Лицу, что с ее данными ей лучше всего
поступить на филфак и стать учительницей или, раз уж она так любит театр, найти
себе место буфетчицы или билетерши.
Будь Лица саажихой- Клоре пришлось бы плохо. Будь она схрулихой покрупнее -
ответила бы соответственно, а потом плюнула и забыла; к несчастью, Лица был
сарной, а сарнам, как верно заметил в свое время Кович, в театре мало что
светит.
Четверо свидетелей с любопытством наблюдали, как уходит краска с лица
обомлевшей девушки. Как моментально увлажняются глаза, и тогда собеседница
ласково советует ей не плакать, потому что слезы все равно ничего не изменят;
свидетели хмыкают. Лица ревет в голос и бросается прочь, а Клора добивает ее
словами в спину - ничего не значащими словами, зато много значит тон, каким они
были произнесены...
Раман узнал обо всем на другой день. Злые языки утверждали, что Лица
прибежала к нему жаловаться, - ничего подобного. Лица явилась на репетицию
вовремя и стойко смотрела в сторону, - но вот когда она вышла на сцену, Раман
понял, что дело неладно.
- Лица, в чем дело? Почему не готовы к репетиции?
Обаятельный Алериш хлопал светлыми ресницами и покорно ждал, когда режиссер
закончит разбираться с его партнершей и можно будет спокойно повторить сцену. И
те из актеров, что вызваны были на сегодня, переминались в кулисах с ноги на
ногу, ежились от ледяного Раманова тона и ждали.
- Лица, соберись. Сначала.
Все повторилось снова; эпизода, вчера уже в общем-то выверенного, сегодня
как не бывало, В кулисах шушукались; Раман, которого с раннего утра накрутили
сволочи-инспектора, не счел нужным сдерживаться:
- Ты издеваешься? Измываешься, Лица? Следовало сразу предупредить, что у
тебя критические дни цикла, и на фиг приносить на репетицию свои...
Он добавил несколько физиологических подробностей. Лица, как слепая, слезла
со сцены и побрела вглубь зала, забыв, что двери закрыты, а подергав ручку,
беззвучно опустилась на пол.
Даже беззаботный Алериш обеспокоился. Раман скверным голосом скомандовал
перерыв и, ни на кого не глядя, ушел к себе. Через минуту к нему в кабинет
поскреблись - разведка спешила донести обстоятельства вчерашнего происшествия.
Ярость Рамана была холодной и страшной. Он наперед знал, что сделает то,
чего делать не следует. И снова-таки знал, что не отступит.
Перепуганная секретарша позвонила Клоре- ее отзывали из отпуска, ей
предписано было явиться лично к главрежу и немедленно. Вероятно, Клора почуяла
запах жареного- потому явилась покаянная, бледная, почти без косметики и в очень
красивом, романтического покроя платье.
Раман не стал объясняться. Клора выслушала приказ о собственном увольнении,
Раман подписал его в ее присутствии и тут же отдал секретарше. И велел Клоре
спуститься в бухгалтерию, где ее ждет расчет. Блондинка не поверила.
Никто не поверил; весть пожаром пронеслась по театру, на скамейке под
Рамановыми окнами собралась молчаливая, окутанная табачным дымом толпа.
Раман и сам до конца не верил, что делает это собственными руками. Клора
была ЕГО актрисой, он сам ее вырастил и воспитал, Клора нужна была театру, одна
из тех, на ком держался репертуар; ее уход оставлял после себя дыру, которую еще
предстоит заклеивать и замазывать, но Раман знал, что обратного хода не будет.
Если бы Лица была мстительной, - что ж, это был ее день и зрелище как раз
для нее. Клора Кобец ревела белугой на глазах у всех, и даже сволочи-инспектора
явились посмотреть на столь живописное зрелище: господин Кович, а как у вас в
театре с моральным климатом?..
Клора рыдала. И, обливаясь слезами, обещала Раману вскорости покончить с



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [ 59 ] 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.