read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Кризис приближался; монах, в таких случаях избравший правилом испускать из
себя жуткие вопли, издал такой громогласный, который сотряс своды; все еще
теснее обступили его, все поспешили ему на помощь, директриса заменила
Омфалу и начала сократировать распутника сразу пятью пальцами, а он в это
время впивался губами в клитор одной из прелестниц. Наконец наступил момент
оргазма, увенчавшего самые необыкновенные и извращенные эпизоды.
- Вот так, - удовлетворенно выдохнул Антонин и, обратившись к одной из
дежурных девушек, коротко приказал: - На колени... Соси мне член.
Когда этот предмет был отполирован до блеска, негодяй удалился,
чертыхаясь вполголоса.
Такие сладострастные сцены происходили очень часто. Как правило, когда
монах наслаждался подобным образом, его окружали несколько девушек с тем,
чтобы со всех сторон воспламенить его чувства и чтобы каждая его пора
сочилась похотью.
Между тем подали обед: Жюстина не хотела садиться за стол, тогда
директриса прикрикнула на нее, и она устроилась вместе с девицами своего
класса, но ела только для того, чтобы не вызывать более нареканий. Едва обед
закончился, вошел настоятель, его встретили теми же церемониями, что^и
Антонина, с той лишь разницей, что наложницы остерегались оголяться спереди
и представляли опытному взору святого отца только задницы. Завершив осмотр,
он поднялся.
- Надо подумать, как ее одеть, - проговорил он, пристально глядя на
Жюстину.
Затем, открыв шкаф, стоявший в большой зале, монах извлек оттуда
одежду, соответствующую классу, в который предстояло вступить Жюстине.
- Примерьте это, - сказал он, - а свое тряпье сдайте. Наша бедная
сирота повиновалась, не забыв предварительно спрятать в волосах свои деньги.
По мере того, как она снимала с себя одежду, глаза Северино останавливались
на обнажившейся части тела, и как только на ней ничего не осталось,
настоятель схватил ее и уложил лицом вниз на край софы. Жюстина попыталась
молить о пощаде, ее не слушали, шесть обнаженных женщин окружили двух
главных действующих лиц и подготовили для монаха алтарь, который его
возбуждал. Теперь его окружали только голые зады, его руки впивались в них,
его губы прильнули к ним, его взгляды их пожирали. Началась содомия; два
десятка задниц с непостижимой быстротой сменяли друг друга, на них
запечатлевались поцелуи распутника и следы его костлявых пальцев, его язык
не пропустил ни одно отверстие; скоро он кончил и продолжил обход с тем
счастливым спокойствием, которое дается порочным людям. Жюстина, одетая в
платье послушницы, предстала еще краше перед своим мучителем; он приказал ей
следовать за ним в другие помещения. В комнате, где жили содомитки, его
возбудила одна из девиц.
- Оголи-ка ее, - буркнул он Викторине. Директриса исполнила приказание.
На сей раз предметом его вожделения стала крупная восемнадцатилетняя
девушка, прекрасная как весна. Самый великолепный зад на свете, самый
белоснежный и самый круглый, тотчас оказался в распоряжении развратника,
который пожелал, чтобы ему помогала Жюстина; несчастная приступила к своим
обязанностям с великой неохотой и неловкостью, ее подруги быстро научили ее,
и ее руки, наконец, привели в боевое положение член, который совсем недавно
осквернил ее прелести; потом ей подсказали, что она должна подвести его к
отверстию, которое он будет пробивать, она подчинилась, орудие проникло
внутрь, и монах принялся сосредоточенно работать тазом, но в продолжение
операции захотел лобзать ягодицы Жюстины; остальные наложницы приняли
соответствующие позы, глаза настоятеля засверкали, казалось, он вот-вот
закончит акт, и он действительно закончил его, правда, воздержавшись от
оргазма.
- Довольно, - заявил он, приподнимаясь, - нынче вечером у меня много
дел. - И добавил, обращаясь к Жюстине: - Я очень доволен вашей попкой и
часто буду сношать ее; вы же будьте послушной и умной девочкой - это
единственный способ надолго остаться в этом доме.
И распутник вышел, взяв с собой двух тридцатилетних женщин, которых он
уводил на обед к директрисе и которые, согласно утреннему распоряжению, не
присутствовали за общим столом.
- Что он будет делать с этими созданиями? - спросила Жюстина у Омфалы.
- Будет с ними пьянствовать. Это профессиональные блудницы, такие же
распутные, как и он; они живут здесь лет двадцать и переняли все нравы и
обычаи этих негодяев. Ты увидишь, что они вернутся пьяные и покрытые
синяками, которыми наградит их это чудовище во время своей трапезы.
- Неужели и после этого он собирается развлекаться? - продолжала
Жюстина.
- Вполне возможно, что после обеда он пойдет в мужской сераль, где ему
подадут еще несколько жертв, и, уж конечно, он, возомнив себя женщиной,
получит удовольствие от пяти или шести юношей.
- О, какой ужасный человек!
- Ты не все еще видела: надо пожить вместе с ними столько, сколько живу
я, чтобы в полной мере оценить их.
Остаток дня прошел без событий. На ужин Жюстину не назначили.
- В таком случае, - сказала ей Омфала, - надо пойти к Викторине: ты
помнишь, о чем был разговор утром, поэтому, поскольку ты свободна,
воспользуемся моментом.
- Ага, вот и вы! - улыбнулась директриса, когда Жюстина вошла.
- Да, мадам, - ответила Омфала.- Она помнит, что вы пожелали видеть ее
сегодня вечером, и поспешила исполнить ваше желание.
- Прекрасно, - сказала Викторина. - Ты тоже оставайся, Омфала. Я буду
возбуждаться с твоей помощью, - продолжала лесбиянка, - пока эта красивая
девочка ублажает меня; мы позовем парочку юнцов, поужинаем впятером и
повеселимся на славу. На первый же звук колокольчика появилось два
очаровательных копьеносца двадцати и двадцати двух лет, и Викторина, после
того, как добрую четверть часа ласкала, целовала, обсасывала каждого,
заявила:
- Я отдаю вам, Августин и Нарцисс, этих двух красавиц, и вы вместе с
ними устроите спектакль, достаточно возбуждающий, чтобы пробудить меня от
летаргии, в которой я нахожусь уже несколько дней.
Пылкие любовники не заставили просить себя дважды. Тот, что помоложе,
овладел Жюстиной, другой Омфалой, и благодаря их искусству менее, чем за
полчаса, перед взором лесбиянки предстали, несколько самых разных сцен, а
она, распаляясь все более и более, в конце концов присоединилась к
участникам спектакля. После этого дела приняли более серьезный оборот: все
усилия направились на Викторину, все служило тому, чтобы увеличить
температуру ее экстаза. Блудница, обнаженная, сношаемая и спереди и сзади,
наслаждалась изысканным способом, который заключался в том, что она лобзала
одновременно и задний проход Омфалы и вагину Жюстины.
- Погодите, - неожиданно сказала она, беря в руку искусственный фаллос,
- мне надоела пассивная роль, я хочу поработать сама.
С этими словами распутница вонзила инструмент во влагалище Жюстины и
заставила старшего юношу сношать нашу сироту в зад, сама же, возжелав
испытать такое же ощущение, вставила в свой анус оставшийся член и прижалась
влагалищем к губам Омфалы.
- О сладкая дева! - вскричала через несколько минут директриса. - Как
приятно сношать тебя! О черт меня побери, как хотелось бы мне быть мужчиной!
Целуй меня, мой ангел, целуй меня крепче, сучка! Я кончаю...
И бедная Жюстина поспешила исполнить приказание, хотя так и не смогла
преодолеть отвращение и заглушить в себе угрызения. Между тем Викторина,
пресыщенная Викторина, не сдержала слова: природа, бессильная в данном
случае, отказала ей в своих милостях и вынудила ее предаться новым
мерзостям. Злодейка перевернула Жюстину и овладела ею сзади, продолжая
принимать в свои потроха юношеский член. Опять ничего у нее не получилось,
тогда она стала содомировать другого юношу и лизать -ягодицы Жюстины, а
Омфале было ведено возбуждать бедняжке клитор, чтобы ускорить извержение,
которое должно было наполнить Викторину радостью и, возможно, довершить ее
собственную кульминацию. И эта уловка увенчалась успехом. Жюстина
извергнулась помимо своей воли, Викторина самозабвенно сосала ее, трепеща
как вакханка и еще сильнее прочищая юноше зад, в то же время как другой
вставлял ей свой орган то во влагалище, то в задний проход, и вот
распутница, купаясь в волнах удовольствия, сбросила свое семя с криками,
ругательствами и конвульсиями, вполне достойными такой либертины, как она.
Все сели за стол; в продолжение всего ужина Викторина брала в рот
только кусочки, откусанные белыми зубками нашей героини, и когда она их
жевала, Омфала ласкала ей клитор.
- Я люблю совмещать оба этих удовольствия, - приговаривала она, - и не
знаю других, которые так бы сочетались друг с другом.
Она подливала Жюстине шампанского, заставляла ее пить и пыталась
извлечь из потрясения этой девочки то, чего ей никак не удавалось вырвать из
ее разума. Однако Жюстина оставалась непоколебимой, и Викторина, видя, что
та и после ужина не реагирует на ее натиск, отправила несчастную спать, с
досадой объявив, что такое поведение вряд ли сделает ее пребывание в
монастыре более легким.
- Что ж, мадам, - сказала Жюстина перед уходом, - я буду страдать,
потому что рождена для этого; я буду исполнять мое предназначение столько,
сколько угодно небу держать меня на этом свете. Но я никогда не оскорблю
Всевышнего, и эта утешительная мысль сделает мои страдания не столь
тяжелыми.
На ночь директриса оставила при себе Омфалу и обоих юношей. Наутро
Жюстина узнала, какие ужасы она бы испытала, если бы ее не выпроводили.
- Мне пришлось вытерпеть их вместо тебя, - сказала Омфала, но, к
счастью, привычка намного облегчает подобные обязанности, и мне приятно
думать, что я избавила тебя от стольких гнусностей.
Следующий день был кануном того дня, на который назначалась церемония
реформации. Появился Антонин, и начался обычный утренний ритуал; Жюстину
сотрясал страх: неужели ее сдержанное поведение за ужином у директрисы
сделает ее жертвой нынешней реформации? Она рассердила эту ужасную женщину,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 [ 60 ] 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.