read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Ты подглядывал? Ты никогда не видел голых женщин?!
Мой сын кивает, щелкает застежкой медальона и идет по
коридору, оставив за спиной покои с вернувшейся женщиной в смятых
простынях.
Я - внутри.
Я перебираю, словно четки, слова Самаэля, того гордого
Малаха, чья власть зиждется на силе.
"Мне, сподвижнику Габриэля, князю из князей Шуйцы, не раз
закрывавшему Рубеж собственным свечением, по-прежнему нужно от тебя
одно. Чтобы ты привела отпрыска Блудного Малаха туда, откуда ты родом.
Именно потому, что время жизни Сосуда, который ты зовешь родиной,
взвешено, сосчитано и измерено. Именно потому, что радуга уже не
первый год висит в вашем небе; и не только после дождя. Значит,
договор расторгнут, и заступника нет..."
Сын мой, похоже, мне теперь надо выжить не ради себя одного.
Не смешно ли?
Старый, очень старый человек сидит в саду на каменной скамье,
бездумно вертя в пальцах сухую веточку жимолости. Я сижу напротив, на
бортике фонтана.
- Почему? - спрашиваю я. - Почему ты не приказал ему встать и
идти?! "Мой правнук умер", - молчит в ответ скорбь на скамье.
- Но ведь ты мог бы?..
"Мой правнук умер, - отвечает молчание. - И какое теперь
имеет значение: мог я или не мог?!"
Не понимаю.
Когда я могу - это значит, я делаю.
"Глупый, глупый каф-Малах... Ты полагаешь, свобода - это
действие? Ты полагаешь, скрытое непременно должно проявляться? Так
однажды уже считал пылкий сын Иосифа и Марьям, когда ушел из
Санхедрина, дабы открыто воспользоваться знанием Каббалы: "Постигающий
Меня ради Меня зовется Сыном Творца, достойным слов: "Се Человек!".
Ради этой истины он кормил тысячи людей пятью хлебами и заставлял
мертвых восставать из погребальных пелен! Ради этой истины он бросался
Именами направо и налево, как неопытный пахарь швыряет семена в
иссохшую землю, не знавшую плуга! Тщетно наставники говорили ему:
"Лишь в 5755-м году от сотворения мира, лишь через два тысячелетия без
пяти лет после твоего рождения, о сын Иосифа и Марьям, когда лицо
поколения станет подобно морде собаки, знание Каббалы откроется
многим!" Он же отвечал наставникам: "Не заботьтесь о завтрашнем дне,
ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня
своей заботы". И что? Кто увидел смысл за покровами всех этих чудес,
творимых им? Единицы, как всегда и везде, единицы... Слово "Каббала"
означает "Получение", и получивший не имеет права слепо раздавать
полученное, словно безумец, дающий золотушным лекарство от боли в
суставах! Приведет ли это к свету?! Нет - такие дары приводят лишь к
Хлебу Стыда..."
Молчу.
Он плачет без слез, а я молчу.
Я хотел заставить небосвод пролиться цветами над погребальным
шествием правнука рав Элиши, но старик запретил мне это. Он сказал,
что ему достаточно слов, которыми ответил мудрый учитель Торы на
вопрос своего собственного сына.
Сын спросил:
- Будут ли надо мной скорбеть столь самозабвенно, как над
правнуком этого еретика?
- Нет, - ответил учитель Торы. - Потому что ты лев, сын
лисицы, а он - лев, потомок многих львов.
Сале Кеваль, прозванная Куколкой
Если б еще Сале понимала... Но нет. Ничего она не понимала,
ровным счетом ничего; и меньше, чем ничего, - откуда, из какой грязной
клоаки взялся этот кошмар.
Поначалу все складывалось славно.
Выйдя из транса и брезгливо прогнав из коморы дерзкого урода-
ребенка, гораздого подсматривать за бабьей щедрой плотью, измученная
женщина сразу рухнула обратно, на перину, и провалилась в сон. В
обычный, несущий силы и успокоение сон. Как правило, после визитов в
Порубежье она спала без видений, но сейчас, впервые в жизни, после
злой Самаэлевой шутки с трясиной вместо простого возвращения, все
вышло совсем иначе: приснились руки. Теплые руки, до боли похожие на
руки Клика, - невидимые, они легко касались нагого тела, и смазанные
бальзамом ладони бродили в самых потаенных местах лепестками роз.
Истомная нега охватывала Сале, погружая в пушистый мех блаженства, в
грезу забытья, а руки все двигались, ласкали, истекали благовонной
жидкостью - треск оконной рамы, порыв свежего воздуха, и Сале не
удивилась, обнаружив, что летит.
Купаясь в звездах.
Снаружи, в небесах, вместо рассвета царила непроглядная ночь.
"У снов свои законы и свое время", - успела лениво подумать
Сале, прежде чем отдаться бродяге-ветру, кружившему ее над сонной
землей. Она скучала по рукам, звала их, но те исчезли, а вскоре тишина
раскололась вдали гомоном сотен голосов, и еще почему-то - отчетливым
хрюканьем свиньи. "Не хочу! - капризно подумала Сале, упрекая сон в
явной безвкусице. - Не хочу! не надо свиньи! шума не надо..."
Увы, сон упрямился, сворачивая по своему усмотрению и длясь
дальше.
Небеса болезненно сменились землей, холодной и каменистой, а
покой в свою очередь сменился неистовством шутовского карнавала. Сале
несколько раз доводилось вместе с мастером участвовать в стихийных
оргиях ради обретения силы, но здесь, в проклятом сне-мороке,
творилось нечто уж вовсе непотребное, и главное - совершенно
бессмысленное. Вокруг без числа роились всякие смазливые рожи, и
такие, что в другое время чего только не дашь, лишь бы ускользнуть от
этого знакомства; над самым ухом кто-то ухарски свистнул в кулак и
дробно расхохотался. "И без твоих лап холодно, слякоть ты эдакая!" -
взвизгнул совсем рядом молодой девичий голос. "Ишь, занозистая! - был
ответ. - А на рога, егоза?!" Сале вздрогнула и почти сразу больно
споткнулась об охапку ухватов, отчетливо заговоренных в три слоя,
потому что прикосновение к ним отдалось колотьем в боку. Из черной
пасти небес один за другим вывалились, лопаясь и распадаясь, сразу три
гроба:
"Новенькая? колбасы Хозяину принесла? гляди, чтоб несоленая!"
- наскоро поинтересовался у Сале один мертвец широкоплечий и звякнул
кольцами оков, мимоходом огладив живот своей собеседницы. "Ну-ка,
девка, подыми мне веки!" - коренастый, почти квадратный урод, похожий
на страдающего ожирением карликового крунга, сунул Сале в руки
цельнометаллические грабли и в ожидании подставил бельмастую морду.
Крутанув грабли способом "Могучая белка ворует орех Йор", женщина
отшвырнула нахала прочь и принялась вовсю расталкивать толпу, истово
мечтая проснуться, проснуться немедленно, - но вдруг оказалась на
пустом пространстве.
Одна-одинешенька. Прямо перед ней возвышалось кресло с
высокой спинкой, сделанное если не из червонного золота, то уж
наверняка из красной меди, ярко начищенной до почти нестерпимого
блеска. Поставив копыта на маленькую красную скамеечку, в кресле
развалился здоровенный рогач, надменно разглядывая Сале умными,
пронизывающими насквозь глазами.
Поверх мохнатой груди рогача висела цепь с блюдом из олова,
на котором был вычеканен какой-то герб; какой именно, Сале не успела
разобрать.
- Подарки! подарки давай! - засвистел прямо в ухо неожиданно
знакомый тенорок. - Горелку давай! кендюх с луком! колбасу! галушек
миску на складчину! да кланяйся, кланяйся! Ишь, дурна баба, не взяла
ничего!
Рогач ждал, лениво пощипывая козлиную бороденку. Наконец ему
ждать прискучило; и он притопнул копытом о скамеечку. Сильные руки
вцепились в женщину со всех сторон, поволокли за спинку кресла; потная
ладонь с силой надавила на затылок, пинок под коленки - и Сале с
ужасом обнаружила, что стоит нагая на четвереньках, а насильники
толкают ее головой вперед, подсовывая под сидение кресла. "Целуй! ну
целуй же, кошачье отродье!.. - бормотал рядом советчик-тенорок,
брызгал слюной в щеку и заводил наново. - Целуй, дура!" Крик застрял в
горле Сале, когда она рванулась вьюном, попытавшись вывернуться:
сверху, в специальном вырезе кресла, вместо мерзкой козлиной задницы
на женщину холодно смотрело ее же собственное лицо, и из приоткрытого
рта слегка тянуло сивухой.
Мокрые губы надвинулись, и больше Сале ничего не помнила.
* * *
- ...Бовдуры! Йолопы, три сотни чертей вам в печенку! Где
пан Мацапура, спрашиваю?!
Кричат. Громко кричат; непонятно. Это снаружи. А что внутри?
Внутри бродило жалкое эхо кошмара, наполняя все тело отвратительной
слабостью. Сале открыла глаза и некоторое время лежала без движения.
Тишина. Отчего-то подумалось: "Если милейшему Стасю ночами
всегда снится подобная пакость, то неудивительно, что он предпочитает
отсыпаться днем!"
Мысль мелькнула и исчезла, оставив привкус непроходимой
глупости. Уксусный привкус.
- Да чтоб вам в башке клепки поразбивало, бурлаки чортовы!
Бежите за паном, говорю!
"Важно бранится! - чуть слышно булькнуло снаружи у самого



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 [ 60 ] 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.