read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Прошу вас считать меня добровольной узницей, верной своему слову.
- Так я и думал. Мне еще ни разу не приходилось служить особам, кото-
рые жили бы здесь на других условиях. Однако мне часто приходилось ви-
деть, как узники, верные своему слову, плакали и терзались, словно сожа-
лея о том, что дали его. А ведь бог свидетель, им было здесь хорошо! Но
в таких случаях им всегда возвращали слово по первому требованию - здесь
никого не держат насильно. Сударыня, ужин подан.
Предпоследняя фраза дворецкого в ливрее оранжевого цвета чудо-
действенным образом вернула аппетит его новой госпоже, и ужин показался
ей таким вкусным, что она расхвалила повара. Последний был весьма
польщен тем, что его оценили по заслугам, и Консуэло заметила, что заво-
евала его уважение, хотя это не сделало его ни более откровенным, ни ме-
нее подозрительным. Это был прекрасный человек, наивный и в то же время
с хитрецой. Консуэло быстро разгадала его характер, видя, как добродушно
и ловко он предупреждает ее вопросы, чтобы не попасть впросак и успеть
обдумать свои ответы. Таким образом она узнала от него все, о чем спра-
шивала, и все-таки ничего не узнала. "Его господа - люди богатые, могу-
щественные, щедрые, но весьма строгие, особенно, когда речь идет о соб-
людении тайны. Этот домик составляет часть прекрасного имения, где живут
то сами хозяева, то охраняющие его верные слуги, которые получают
большие деньги и умеют держать язык за зубами. Местность здесь прекрас-
ная, земля плодородная, хозяева распоряжаются отлично, и обитатели не
имеют обыкновения жаловаться на своих господ, что, впрочем, было бы бес-
полезно, ибо дядюшка Маттеус чтит законы, чтит лиц, облеченных властью,
и терпеть не может нескромных болтунов". Консуэло так надоели его тонкие
намеки и услужливые предостережения, что после ужина она сказала ему с
улыбкой:
- Знаете, господин Маттеус, я боюсь и сама показаться нескромной, ес-
ли буду злоупотреблять вашей приятной беседой. Сегодня мне ничего больше
не нужно, и я желаю вам доброй ночи.
- Пусть госпожа соблаговолит позвонить мне, если ей что-либо понадо-
бится, - продолжал он. - Я живу за домом, под скалой, в маленьком флиге-
ле с садом, где выращиваю превосходные дыни. Я охотно показал бы их вам,
сударыня, чтобы услышать вашу похвалу, но мне особенно строго запретили
открывать эту калитку.
- Понимаю, Маттеус. Мне разрешается гулять только по саду, и вы тут
ни при чем - такова воля хозяев дома. Хорошо, я подчиняюсь.
- Тем более что вам, сударыня, было бы очень трудно открыть эту
дверь. Она такая тяжелая... А главное, там замок с секретом, и, не зная
его, вы могли бы повредить себе руки.
- Мое слово крепче всех ваших замков, господин Маттеус. Идите и спите
спокойно. Я тоже собираюсь лечь.
Прошло несколько дней, а хозяева замка все еще не подавали никаких
признаков жизни, и она не видела ни одного человеческого лица, если не
считать черной маски Маттеуса, которая, быть может, была приятнее его
настоящей физиономии. Этот достойный лакей прислуживал ей с усердием и
пунктуальностью, не знающими себе равных, но страшно надоел своей бол-
товней, которую она вынуждена была терпеть, ибо он стоически отказывался
от всех ее подарков и у нее не оставалось иного способа выразить ему
свою благодарность. Разговаривать - было его страстью, и тем более уди-
вительной казалась необычайная, никогда не изменявшая ему скрытность,
ибо он ухитрялся, затрагивая множество тем, ни разу не коснуться запре-
щенных. Консуэло узнала от него, какое количество моркови и спаржи дает
ежегодно огород замка, сколько оленей рождается в парке, он рассказал ей
историю каждого лебедя в пруду, каждого птенца на фазаньем дворе, каждо-
го ананаса в теплице. Но она так и не могла понять, где она находится,
живут ли хозяева или хозяин в своем замке, предстоит ли ей когда-нибудь
встретиться с ними, или она должна навсегда остаться в одиночестве в
этом домике.
Словом, ни одна из тех вещей, которые по-настоящему интересовали ее,
не сорвалась с языка словоохотливого, но весьма осторожного Маттеуса. Из
деликатности она не подходила к садовнику и служанке даже на такое расс-
тояние, откуда могла бы услышать их голоса, а впрочем, они приходили
ранним утром и исчезали, как только она вставала с постели. И она огра-
ничивалась тем, что изредка поглядывала в сторону парка, никого там не
видя да и не в состоянии будучи увидеть на таком расстоянии, и созерцая
конек крыши замка, освещавшийся по вечерам редкими огнями, которые всег-
да гасли очень рано.
Вскоре она впала в глубокое уныние, и тоска, которую ей удалось так
мужественно побороть в Шпандау, накинулась на нее и одолела в этом рос-
кошном жилище, полном всевозможных удобств. Существуют ли на земле такие
блага, которыми можно наслаждаться в одиночестве? Длительное уединение
портит и омрачает все самое лучшее; оно вселяет страх в самую сильную
душу. Вскоре гостеприимство Невидимых показалось Консуэло не только
странным, но даже жестоким, и какое-то смертельное отвращение ко всему
словно парализовало все ее чувства и желания. Звук ее превосходного кла-
весина казался чересчур громким в этих пустых, гулких комнатах, даже
собственный голос пугал ее. Когда она отваживалась запеть, ей начинало
казаться - если она пела до самых сумерек, - что какие-то отголоски сер-
дито вторят ей и что по обтянутым шелком стенам, по бесшумным коврам ме-
чутся беспокойные, крадущиеся тени, которые убегают от ее взгляда и пря-
чутся за шкафами и стульями, перешептываясь, высмеивая и передразнивая
ее. Разумеется, то были лишь шалости вечернего ветерка, пробегавшего по
листьям у окна, или же отзвуки ее собственного пения. Однако, устав воп-
рошать этих безмолвных свидетелей ее скуки - статуи, картины, японские
кувшины, полные цветов, огромные прозрачные зеркала, - она начала подда-
ваться смутному страху, какой нередко порождает в нас ожидание неизвест-
ного. Ей припомнилось странное могущество, какое приписывал Невидимым
простой народ, припомнились чудеса, окружавшие ее в кабинете Калиостро,
появление белой женщины в берлинском дворце, фантастические обещания
графа де Сен-Жермена по поводу воскрешения графа Альберта. Она говорила
себе, что причиной всех этих непонятных явлений была, должно быть, тай-
ная деятельность Невидимых в свете и их вмешательство в ее собственную
судьбу. Она не верила в их сверхъестественное могущество, но видела, что
они пытаются покорять людей всеми возможными средствами, обращаясь то к
сердцу, то к воображению, действуя угрозами или обещаниями, запугиванием
или обольщением. Судя по всему, над ней нависла опасность какогото ужас-
ного открытия или жестокой мистификации, и, подобно трусливому ребенку,
она могла сказать, что испытывает страх перед чувством страха.
В Шпандау она закалила свою волю беспримерными опасностями, действи-
тельно существовавшими мучениями; она мужественно поборола все. К тому
же покорность судьбе казалась ей естественной там, в Шпандау. Вполне по-
нятно, что зловещий вид крепости наводит одинокого человека на грустные
размышления, но ведь в ее новой тюрьме все располагало к поэтическим из-
лияниям или к мирной откровенной беседе, и это вечное молчание, это пол-
ное отсутствие дружеского общения нарушало гармонию и представлялось чу-
довищной нелепостью. Можно было подумать, что этот очаровательный приют
счастливых любовников или дружной семьи, что этот веселый очаг внезапно
брошен, покинут вследствие тягостного разрыва или неожиданной катастро-
фы. Многочисленные надписи, которые его украшали и скрывались во всех
деталях отделки, уже не смешили ее и не напоминали напыщенную ребяческую
болтовню. Нет, это были поощрения, смешанные с угрозами, двусмысленные
похвалы, отравленные унизительными обвинениями. Куда бы она ни взгляну-
ла, ей попадалось новое изречение, не замеченное раньше, изречение, ко-
торое словно запрещало ей свободно дышать в этом храме неусыпного и по-
дозрительного правосудия. Душа ее сжалась, сделалась какой-то вялой пос-
ле потрясения, вызванного побегом, а потом внезапной любовью к незнаком-
цу. Пережитое ею состояние летаргии, которое, конечно, не было случайным
- кому-то понадобилось скрыть от нее местонахождение ее убежища, - оста-
вило в ней тайное изнеможение и нервозность. И вскоре она почувствовала
себя и беспокойной и безучастной, то боящейся всего, то равнодушной ко
всему.
Однажды вечером ей почудились где-то в отдалении едва уловимые звуки
оркестра. Поднявшись на террасу, она увидела сквозь листву, что замок
сверкает огнями. Симфоническая музыка, громкая и звучная, теперь
явственно достигала ее слуха. Этот контраст между празднеством и ее уе-
динением потряс ее сильнее, чем она хотела бы себе в том признаться. Уже
так давно не разговаривала она ни с одним умным или просто разумным че-
ловеком! Впервые в жизни она с восторгом представила себе вечерний кон-
церт или бал и, словно Золушка, пожелала, чтобы какая-нибудь добрая фея
подняла ее на своих крыльях и внесла через окно в этот заколдованный за-
мок - хотя бы затем, чтобы она, Консуэло, могла постоять там невидимкой
и насладиться зрелищем множества человеческих существ, предающихся ве-
селью.
Луна еще не взошла. Несмотря на ясное небо, под деревьями было так
темно, что Консуэло вполне могла бы пробраться сквозь них и остаться не-
замеченной, даже если бы ее окружали невидимые стражи. Сильное искушение
овладело ею, и мночисленные, как будто весьма убедительные доводы, какие
подсказывает нам любопытство, осаждая нашу совесть, представились ее
уму. Оказали ли ей доверие, когда привезли уснувшей, полумертвой в эту
позолоченную, но беспощадную тюрьму? Имели ли право требовать от нее
слепого повиновения, даже не удостоив попросить об этом? А быть может,
сейчас ее просто хотят испытать, искушая подобием празднества? Почем
знать? Все было так странно в поведении Невидимых. Что, если, сделав по-
пытку выйти за ограду, она найдет дверь открытой, а на ручье, протекав-
шем из парка в сад через отверстие в стене, ее ждет гондола? Это послед-
нее предположение, самое безосновательное из всех, показалось ей самым
верным, и, решившись попытать счастья, она спустилась в сад. Но не успе-
ла она сделать и пятидесяти шагов, как все вокруг зашумело, словно воз-
дух прорезали крылья гигантской птицы, с фантастической быстротой взмыв-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 [ 60 ] 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.