read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



именно его ограбили тут у всех на глазах, а провожая дальше гостей к дому
звездочета, непрестанно вздыхал, взывая к аллаху.
Почтенный Мохаммед эль Кашти оказался маленьким, сморщенным
человечком с лицом, подобным высохшему и потемневшему апельсину, но с
горящими умными глазами. Услышав при вручении писем, что они написаны
господином Мерсенном, который особенно высоко, как и прибывшие, ставил
арабские знания тайн магических чисел, он выразил свою радость по поводу
прибытия таких почитаемых и ученых гостей. И эта радость его удвоилась,
когда он услышал по-латыни, что переход христианских стран на арабские
цифры взамен римских, оставленных лишь для воспроизведения дат, служит
признанием высот арабской математики. Узнав же, что среди гостей прибыл и
господин Картезиус, имя которого известно ему по высоконаучным латинским
манускриптам, звездочет уже не знал, куда посадить гостей и чем им
угодить.
В завязавшейся беседе, когда почтительные черные слуги со сверкающими
белками глаз принесли дымящиеся чашки с кофе, а также всевозможные
восточные лакомства, Мохаммед эль Кашти выразил высшую похвалу цели
путешествия почтенных французов - ознакомление с достижениями арабской
науки о числах и поклонение могиле великого математика древности Диофанта,
ибо сочинения его, с которыми он познакомился, увы, не со всеми, но лишь
найденными в Аль-Искандарии, заставили его трепетать от благоговения.
Метр Доминик Ферма мысленно взывал к святому Доминику, пораженный
тем, что их спутник по морскому путешествию офицер де Карт (так Ферма
произносил его дворянскую фамилию), который так отважно готов был защищать
шпагой соотечественников, оказывается, известен даже здесь, на краю света,
да еще под странным именем Картезиуса*. Пьера же Ферма это обстоятельство
нисколько не смутило, поскольку благодаря болтливости Огюста он прекрасно
знал, с кем путешествует, к тому же латинские сочинения Картезиуса
встречались Пьеру Ферма и даже подсказали ему теперь неожиданные выводы,
сделанные им с привлечением математической логики.
_______________
* Теперь произносят Картезий. (Примеч. авт.)
Полезно проследить за ходом его рассуждений, учитывая при этом
господство в его время предрассудков, насаждаемых церковью, военными и
знатью с ее безраздельной властью. И все же. Известно: господин Декарт
публикует свои труды под латинизированным именем Картезиуса, в которое
входит корень "карт", частичка же "де", которая у офицера, следовательно
дворянина, должна предшествовать фамилии, отсутствует.
Для ясности вспомним, что частичка "де" во французском языке
знаменует, что такое имя носит не просто "господин такой-то", а
"гїоїсїпїоїдїиїнї вїлїаїдїеїнїиїйї тїаїкїиїх-їтїо", точно так же, как в
немецком языке приставка "фон", грамматическая, стала дворянской, означая
"гїоїсїпїоїдїиїнї чїеїгїо-їтїо", каких-то имений. А в Англии возведение в
звание лорда связывалось с заменой прежней фамилии нового лорда названием
дарованных ему поместий.
Для Пьера Ферма все это само собой разумелось, но тем смелее казалась
его догадка о том, что первоначальное имя Декарта звучало как де Карт,
последующее же включение дворянской приставки "де" в тусклую фамилию,
присущую простолюдинам, Декарт, говорило о внутренней сущности и
благородной скромности философа в офицерском мундире, не желающего
выделяться среди обычных людей сословным именем своих владетельных
предков. Метр Доминик Ферма мог бы рассказать сыну о случаях, когда
простолюдин, желая показаться дворянином, выделял из своей начинающейся с
"де" фамилии частичку "де" в виде приставки, говорящей о якобы присущей
ему знатности.
Может быть, молодому поэту, узнавшему в пути глубину философских
мыслей своего спутника, хотелось увидеть в нем отказ от спеси своего
дворянского сословия, для доказательства чего Пьер и использовал
математическую логику.

Звездочет сдержал свое слово и проводил французских гостей на
запущенное древнее кладбище былого центра эллинской культуры. Старые,
местами почерневшие, с проросшей в трещинах травой, мраморные плиты
казались воплощением забвения, которому предали это место захоронения
неверных правоверные властители Египта, сменяя друг друга, но истово чтя
Магомета.
- Сделал все, что мог, больше сделают могущие, - сказал на скверном
латинском языке маленький араб-звездочет. - Перед вами могила Диофанта с
надписью на камне, которую я не могу вам прочитать, поскольку не знаю
языческого наречия.
- Пусть не огорчает это нашего гостеприимного хозяина, - тоже на
ужасном латинском языке, с которым он знаком был лишь по церковному
богослужению, заявил метр Доминик Ферма. - Мой сын Пьер с помощью святого
Доминика в числе других наук познал и древнегреческий язык, достигнув
некоторого совершенства и в переводах стихосложением. - Тирада эта стоила
метру Доминику Ферма немалых усилий, принимая еще во внимание
непереносимую жару, и он вытер кружевным платком лицо, а потом подбородки,
отдуваясь и от жары и от латыни.
Маленький звездочет был в белом бурнусе, видимо, хорошо
предохранявшем его от жары.
Огюст стоял поодаль с кувшином воды, готовый утолять жажду господ,
как те того пожелают.
- Можете ли вы, мой юный друг, действительно перевести эту древнюю
надпись, слухи о которой дошли даже до Парижа? - спросил Декарт.
- Охотно, - отозвался молодой поэт. - Очевидно, полезнее перевести
надпись сразу на латинский язык, дабы смысл ее стал понятен и нашему
уважаемому ученому звездочету Мохаммеду эль Кашти.
- Ваше желание делает вам честь, ибо связано, надо думать, с
дополнительными трудностями.
- Вы совершенно правы, господин Декарт. Сделать стихотворный перевод
с языка Гомера на язык Вергилия, сохранив ритмику гекзаметра и введя
дополнительно присущие латинским стихам рифмы, которых нет в
древнегреческом тексте, несомненно, нелегко, однако выполнимо, - не без
желания щегольнуть в красивой, отделанной фразе своим поэтическим
искусством произнес Пьер Ферма.
Пока молодой поэт занялся стихами двух древних языков, остальные
рассматривали мраморное надгробие.
- Сколько пистолей он теперь может стоить, этот древний мрамор? -
глубокомысленно спросил метр Доминик Ферма. - Во Франции такой старины не
найдешь.
- Уж не хотите ли вы перевезти это надгробье в Бомон-де-Ломань? -
насмешливо спросил Декарт.
- Да спасет меня от этого святой Доминик. Я даже не знаю,
христианское ли это захоронение?
- Могу вас уверить, и наш почтенный Мохаммед эль Кашти подтвердит
это, надеюсь, - перешел на латынь Декарт, - что великий Диофант жил в
третьем веке и дружил с самим епископом Александрийским.
- Хвала аллаху, что я могу подтвердить ваши слова, почтеннейший
Картезиус. В введении в "Арифметику" Диофанта, которой я восхищался,
упоминается о посвящении ее досточтимому Дионисию, дабы облегчить ему
обучение учеников. Известно из сохранившихся здесь и переведенных для меня
манускриптов, что Дионисий преподавал в школе для кристианского юношества
с 231 по 247 год по вашему христианскому летосчислению, после чего стал
епископом Александрийским.
- Так что захоронение Диофанта нужно признать вполне христианским,
тем более что другой епископ, Анатолий Лаодикийский, живший в Сирии в том
же третьем веке, посвятил свой труд по математике Диофанту, - заключил
Декарт.
- Тем не менее я осмелюсь высказать по этому поводу сомнение, -
возразил Пьер Ферма.
- В надписи есть указание о том, когда жил Диофант? - раздраженно
спросил Декарт.
- В надписи вообще нет никаких прямых указаний, но вся она
представляет собой загадку, разгадывание которой может дать ответ на то,
сколько лет прожил великий Диофант и даже когда он жил.
- Если надпись не подтвердит того, о чем мы сейчас говорили с
почтенным Мохаммедом эль Кашти, то я предостерегаю вас от ошибочного
перевода, который, к сожалению, я не могу пока проверить, но копию здесь
написанного постараюсь доставить в Париж.
Все это господин Декарт произнес по-французски. Метр Доминик Ферма
почтительно кивал, а маленький арабский ученый внимательно смотрел из-под
своего белого капюшона.
- Я готов прочитать вам сделанный перевод, за несовершенство которого
заранее готов принять ваши упреки, однако оговариваясь, что сущность любой
из этих строк не искажена переводом ни в какой степени.
И молодой поэт прочитал гекзаметром размеренные строки, которые он в
отличие от древнегреческого подлинника даже зарифмовал:
Прах Диофанта - в гробнице, искусства же мудрость - в надгробье.
Дивись, размышляй и откроешь, как долог усопшего век.
Волей богов он шестую часть жизни ребенком рос добрым.
Шестой половину бородку и знанья растил человек.
Части седьмой был обязан и встречей с подругой, и счастьем.
Рожденья желанного сына почтенный мудрец ждал пять лет.
Сыну полжизни отцовской отмерил Рок мрачною властью.
И с холодом ранней могилы померк для отца жизни свет.
Дважды два года философ о сыне безмерно скорбел.
Но горю и жизни премудрой настал неизбежный предел.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.